WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

«Андрющенко ТатьянаИвановна СУД КАК СУБЪЕКТДОКАЗЫВАНИЯ В УГОЛОВНОМПРОЦЕССЕ 12.00.09 - уголовный процесс;криминалистика; оперативно-розыскнаядеятельность АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соисканиеученой степени кандидата юридическихнаук Ростов-на-Дону 2012 Работа выполнена вФедеральном государственномобразовательном учреждении высшегопрофессионального образования Волгоградская академияМВД России Научныйруководитель: докторюридических наук, доцент Третьяков ВладимирИванович Официальные...»

«Иконников Дмитрий Николаевич Предупреждение хищений в банковской сфере Специальность: 12.00.08 – уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук Москва – 2012 Работа выполнена в федеральном государственном казенном учреждении Всероссийский...»

«Светличный Александр Владимирович Предупреждение преступлений службами безопасности инвестиционно-строительных организаций Специальность: 12.00.08 – уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук Москва - 2009 Работа выполнена в Государственном учреждении Всероссийский научно-исследовательский институт МВД России Научный...»

«БЕЛОРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ УДК 347.75/76:339.727.22 (476) (094.2) Шевченко Александр Петрович Инвестиционные договоры с иностранным инвестором в праве Республики Беларусь Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук по специальности 12.00.03 – гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право Минск, 2012 Работа выполнена в Белорусском государственном университете Научный руководитель - Денисенко Марина...»

«Варданян Артем Акопович ОСОБЕННОСТИ РАССЛЕДОВАНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, СВЯЗАННЫХ С ТОРГОВЛЕЙ ЛЮДЬМИ: УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ И КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ 12.00.09 – уголовный процесс, криминалистика; оперативно-розыскная деятельность Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук Ростов-на-Дону – 2012 Работа выполнена в Федеральном государственном автономном образовательном учреждении высшего профессионального образования Южный федеральный университет...»

«Дибижев Александр Алексеевич ПРАВОВОЕ АДМИНИСТРИРОВАНИЕ НАЛОГА НА ДОБАВЛЕННУЮ СТОИМОСТЬ Специальность 12.00.14 – Административное право, финансовое право, информационное право А В Т О Р Е Ф Е Р А Т диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук Люберцы – 2012 Работа выполнена в Государственном казенном...»


Влияние неосведомл е нности субъектов на их правовое положение в гражданском праве россии

На правах рукописи

СУПРУН ВИТАЛИЙ ВЛАДИМИРОВИЧ

Влияние неосведомлЕнности субъектов
на их правовое положение в гражданском праве России

Специальность 12.00.03 – гражданское право;

предпринимательское право; семейное право;

международное частное право

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Ростов-на-Дону – 2011

Диссертация выполнена на кафедре гражданского и предпринимательского права ФГОУ ВПО «Северо-Кавказская академия государственной службы»

Научный руководитель: доктор юридических наук, доцент
Ломидзе Ольга Георгиевна

Официальные оппоненты: доктор юридических наук, профессор

Асланян Наталья Павловна

кандидат юридических наук

Путилина Елена Сергеевна

Ведущая организация: ГОУ ВПО «Иркутский государственный университет»

Защита состоится 19 марта 2011 г. в 1200 часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.208.26 по юридическим наукам при ФГАОУ ВПО «Южный федеральный университет» по адресу: 344002, г. Ростов-на-Дону, ул. Максима Горького, 88, ауд. 302.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГАОУ ВПО «Южный федеральный университет».

Автореферат разослан «14» февраля 2011 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

доктор юридических наук, профессор И. А. Иванников

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Опосредование гражданским правом взаимодействия субъектов происходит, в первую очередь, по пути построения типовой модели правоотношения. В то же время социальная действительность гораздо разнообразнее и богаче любой, даже самой стройной теоретической конструкции, ввиду чего возникает необходимость нормативного учета также и эксцессов взаимодействия субъектов. Так, стороны договорного правоотношения по различным причинам могут не достигнуть цели, преследуемой ими при заключении договора. Субъект вещного права может быть лишен возможности осуществлять правомочия в отношении объекта своего субъективного права. Сторона обязательства может не исполнять принятые на себя обязанности и т. д. Во всех указанных случаях требуется урегулировать юридические последствия такого неблагоприятного развития ситуации. Данную задачу решают такие достаточно разработанные институты гражданского права, как юридическая ответственность, способы защиты права, непреодолимая сила, случай и др.

Очевидно, что идеальное развитие правоотношения предполагает владение сторонами информацией обо всех юридически значимых обстоятельствах, относящихся к их взаимодействию, а также взаимодействию третьих лиц. Однако в действительности субъекты зачастую такими сведениями не обладают и строят свое поведение без учета обстоятельств, которые остались скрытыми от них. Безусловно, такие случаи вызывают к жизни необходимость нормативного отражения правовых последствий неосведомленности1, этого требует сама логика оборота.

Эволюция объективного права всегда сопровождалась установлением последствий неинформированности субъектов применительно к конкретным ситуациям. Еще римскому праву было известно состояние заблуждения относительно наличия у стороны права на отчуждение вещи, что свидетельствует о перманентной востребованности соответствующих приемов законодательной техники. Дальнейшее развитие шло по пути расширения случаев законодательного учета состояния неосведомленности и регламентации его правовых последствий. Неосведомленность давно вышла за границы своего первоначального использования в рамках виндикации и Публицианова иска. В настоящее время область её применения охватывает практически все институты современного гражданского права.

В то же время теоретическому осмыслению неосведомленности внимания практически не уделялось. Некоторые аспекты незнания рассматривались различными учеными при изучении добросовестности. Однако этого недостаточно. Во-первых, отсутствует общепризнанная концепция доброй совести. Во-вторых, в рамках изучения добросовестности анализу подвергались лишь некоторые примеры нормативного учета неосведомленности, при этом выявление сущности данного явления всегда оставалось вне проводимых исследований. В-третьих, связь неосведомленности с потребностями гражданского оборота также до настоящего времени не рассмотрена.

Такое положение дел нельзя признать удовлетворительным с учетом фундаментальности и «сквозного» законодательного использования неосведомленности. К тому же развитие оборота выдвигает новые требования к гражданскому законодательству, которое должно как адекватно отражать существующую динамику общественных отношений, так и способствовать формированию устойчивых правовых связей. В свою очередь, укрепление правовых связей достигается, в том числе, и за счет стабилизации положения неосведомленных субъектов. Поэтому исследование неосведомленности субъектов гражданского права и её влияния на их правовое положение означает предметное осмысление сущности гражданского оборота и логики его адекватного развития.

Сказанное демонстрирует необходимость комплексного доктринального осмысления явления неосведомленности во взаимосвязи с потребностями гражданского оборота. Достижение этой цели позволит оценить эффективность и регулятивный потенциал норм, устанавливающих правовые последствия незнания. Подобное исследование предполагает анализ конкретных институтов гражданского права, придающих юридическое значение состоянию неосведомленности.

Степень научной разработанности темы. Современная гражданско-правовая доктрина вопросов целостного теоретического осмысления неосведомленности как правового явления и его влияния на положение субъектов не касалась.

Как отмечалось ранее, отдельные аспекты неосведомленности рассматривались в работах, посвященных исследованию добросовестности. Среди авторов, работавших в этом направлении, следует упомянуть
В.А. Белова, Е.В. Богданова, Д.В. Дождева, Т.Ю. Дроздову, В.И. Емельянова, С.А. Краснову, Т.В. Новикову, И.Б. Новицкого, А.В. Попову, К.И. Скловского, Л.В. Щенникову. Вопросы теории юридических фактов подробно рассмотрены в работах отечественных правоведов С.С. Алексеева, В.П. Грибанова,
С.А. Зинченко, В.Б. Исакова, О.С. Иоффе, О.А. Красавчикова, Ю.К. Толстого, Р.О. Халфиной, а также в трудах зарубежных ученых, таких как
Л.Ж. Морандьер, К. Майорка, А. Манигк, Ф.К. Савиньи. Нельзя не отметить вклад исследователей, рассматривавших неосведомленность в рамках отдельных институтов гражданского права. Среди них В.А. Белов, А.В. Волков, Л.А. Зеленская, В.В. Лапина, О.Г. Ломидзе, Э.Ю. Ломидзе, Д.В. Мурзин,
Л.А. Новоселова, В.В. Ровный, А.Д. Рудоквас, Н.А. Сармин, Д.И. Степанов, Ю.К. Толстой, Д.О. Тузов.

Однако теоретические основы понимания юридической сущности неосведомленности на настоящий момент остаются неразработанными.

Объектом исследования является сфера имущественных отношений, в правовом регулировании которых учитывается неосведомленность субъектов.

Предметом исследования – законодательство, доктрина права в исследуемой области, судебная практика и проблемы, возникающие в процессе правоприменения, возможные способы их решения.

Цель и задачи исследования. Цель диссертационного исследования состоит в разработке комплексного подхода к пониманию неосведомленности и выяснении того правового влияния, которое неосведомленность оказывает на положение субъектов в гражданском праве России.

Реализация поставленной цели предопределила необходимость решения следующих задач:

- выявить случаи нормативного отражения правовых последствий неосведомленности (неинформированности);

- определить юридически значимые характеристики гражданско-правового понятия «неосведомленность»;

- проанализировать место неосведомленности в механизме правового регулирования через призму системы юридических фактов;

- исследовать соотношение понятий «неосведомленность» и «добросовестность»;

- дать характеристику стабилизации как потребности оборота;

- выделить основные направления, по которым обеспечивается стабилизация положения участников гражданского оборота;

- проанализировать законодательные решения, направленные на обеспечение стабилизации положения неосведомленного субъекта, и провести их классификацию;

- рассмотреть влияние неосведомленности на правовое положение субъектов в гражданском праве России;

- определить значение неосведомленности для целей мониторинга действующего законодательства;

- выработать практические рекомендации применения институтов гражданского права с учетом необходимости укрепления правового положения неосведомленных субъектов.

Методологическая и теоретическая основы исследования. При проведении исследования использовались следующие методы: анализ и синтез, индукция и дедукция, сравнение, аналогия, моделирование, абстрагирование, системный и функциональный подходы, историко-правовой компаративистики, догматического толкования, анализа письменных источников и судебной практики.

В диссертационном исследовании затронут широкий круг проблем правового регулирования динамики имущественных отношений, общих проблем гражданского права. Теоретическую основу работы составили научные труды по теории права и государства, римскому частному праву, гражданскому праву, предпринимательскому праву русских дореволюционных, советских и современных авторов.

При подготовке диссертации были использованы работы видных отечественных ученых: М.М. Агаркова, С.С. Алексеева, Н.П. Асланян,
В.А. Белова, Н.С. Бондаря, М.И. Брагинского, Е.В. Васьковского, В.В. Витрянского, В.В. Галова, Б.М. Гонгало, Д.Д. Гримма, Д.В. Дождева, С.А. Зинченко,
И.А. Иванникова, О. С. Иоффе, Н.М. Коркунова, О.Г. Ломидзе, И.Б. Новицкого, И.А. Покровского, А.П. Сергеева, В.И. Синайского, К.И. Скловского,
Е.А. Суханова, Ю.К. Толстого, Д. Ю. Шапсугова, Г. Ф. Шершеневича и др.

В качестве информационной базы автором использовано российское и иностранное законодательство, а также международные акты. В ходе анализа исследовались судебная практика и теоретические разработки ученых-правоведов.

Научная новизна. Диссертация представляет собой комплексное исследование, в котором предложено гражданско-правовое понятие неосведомленности, определены и классифицированы формулы неосведомленности, выявлено соотношение неосведомленности и добросовестности, проанализировано место и значение неосведомленности в системе юридических фактов, исследована связь неосведомленности с потребностями гражданского оборота, а также изучен характер влияния неосведомленности на правовое положение субъектов в гражданском праве России. Сформулированы предложения по корректному применению действующего гражданского законодательства, а также его совершенствованию.

Основные положения, выносимые на защиту:

  1. Неосведомленность в гражданском праве представляет собой состояние неинформированности субъекта правоотношения относительно юридически значимых обстоятельств, которое в случаях, специально закрепленных в законе, выступает в качестве критерия его добросовестности и является юридическим условием, не входящим в сложный юридический факт (юридический (фактический) состав), но влияющим на наступление правовых последствий в виде защиты такого субъекта от негативных проявлений оставшихся скрытыми от него обстоятельств.
  2. Неосведомленность в системе юридических фактов представлена в качестве условия образования и функционирования юридических фактов, проявляясь в статике и динамике правового регулирования.

В статике правового регулирования при объективации правовых возможностей субъектов неосведомленность посредством влияния идеи стабилизации правового положения неосведомленного участника оборота на развитие законодательства выступает в качестве одного из условий формирования нормативного акта как юридического факта.

В динамике правового регулирования при осуществлении конкретного правоотношения состояние неосведомленности субъекта представляет собой юридическое условие, непосредственно не входящее в состав сложного юридического факта (юридического (фактического) состава). В то же время, будучи критерием специального требования добросовестности, являющегося элементом сложного юридического факта (юридического (фактического) состава), неосведомленность опосредованно влияет на наступление правовых последствий, приводя в совокупности с другими юридическими условиями и элементами сложного юридического факта (юридического (фактического) состава) к возникновению, изменению или прекращению конкретного правоотношения.

  1. Неосведомленность отражается в нормативных актах с помощью различных слов и выражений – «формул неосведомленности».

Формулы неосведомленности могут быть классифицированы по двум критериям.

Во-первых, в зависимости от структуры выделяются:

  1. простые формулы неосведомленности – состоят из одного субъективного элемента формулы, который фиксируется с помощью словесных конструкций «не знал», «заведомо не зная», «не были заранее известны», «не стало известно», «не был уведомлен» и отражает фактическое незнание (например, ст. 620 ГК РФ);
  2. сложные – помимо субъективного элемента в формуле присутствует и объективный элемент, который фиксируется с помощью выражений «не должен был знать», «не мог знать», «заведомо не должен был знать», «не должно было стать известно» и обозначает обоснованность незнания с учетом требований, обычно предъявляемых к поведению разумно-осмотрительного, заботливого и осторожного участника гражданского оборота, который принял все необходимые меры для получения юридически значимых сведений (например, ст. 901 ГК РФ).

Во-вторых, по способу нормативного отражения формулы неосведомленности подразделяются на:

  1. положительные – когда в нормах права объективируется непосредственно незнание и правовые последствия, с ним связанные (например, ст. 302 ГК РФ);
  2. отрицательные – в тексте закона закрепляются именно последствия осведомленности, а незнание и его юридические последствия определяются толкованием от обратного (например, ст. 174 ГК РФ).
  1. Добросовестность является требованием к поведению субъектов, которое может носить как общий, так и специальный характер.

Как общее требование добросовестность определяется критериями разумно-осмотрительного и осторожного поведения обычного субъекта, соответствующего моральным устоям общества. Единственным последствием нарушения общего требования добросовестности будет отказ в защите субъективного права, предусмотренный п. 2 ст. 10 ГК РФ.

Как специальное требование добросовестность прямо закрепляется в нормативных положениях с использованием двух приемов юридической техники. Во-первых, при помощи формул неосведомленности. В этих случаях добросовестность субъектов определяется исключительно критерием неосведомленности. Во-вторых, посредством употребления термина «добросовестный» и производных от него слов. Здесь неосведомленность может выступать в качестве одного из критериев доброй совести, наряду с обычно предъявляемыми требованиями разумной осмотрительности и осторожности. Последствия несоблюдения специального требования доброй совести строго индивидуальны и определяются конкретными нормами права.

Закрепление специального требования добросовестности в конкретной норме исключает правовые последствия несоблюдения общего требования доброй совести.

  1. Исходя из необходимости укрепления положения субъектов в конкретном правоотношении, добросовестность нормативно закрепляется с помощью презумпций.

Общая презумпция добросовестности применяется для целей распределения бремени доказывания между участниками гражданского оборота только в ситуациях, когда её действие не изменено конкретной юридической нормой, закрепляющей специальное требование добросовестности.

Если для нормативного закрепления специального требования добросовестности использована положительная формула неосведомленности, то, как правило, претендующая на защиту сторона должна доказать собственное незнание (например, ст. 79 ФЗ «Об акционерных обществах»). Напротив, в случае, когда в тексте закона отражена отрицательная формула неосведомленности, незнание презюмируется (например, ст. 173 ГК РФ). Отступление от этого правила допускаются в исключительных случаях для целей повышенной защиты одной из сторон правоотношения (например, п. 2 ст. 61.2 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»). В этих же целях нормативно может быть закреплено указание на юридическую иррелевантность добросовестности, определяемую критерием неосведомленности (например, п. 1 ст. 612 ГК РФ, п. 3 ст. 43 ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)»).

  1. Дестабилизирующими правовое положение участников гражданского оборота обстоятельствами являются:
  1. нестабильность системы источников права, а также наличие коллизий, противоречий и пробелов в правовом регулировании определенной сферы общественных отношений;
  2. неосведомленность субъектов в правоотношении о каких-либо юридически значимых обстоятельствах;
  3. недобросовестное поведение других участников оборота;
  4. нестабильность правоотношений (например, в случае признания недействительной сделки, лежащей в основании создания юридического лица).
  1. Законодательные решения, учитывающие неосведомленность субъектов, могут быть классифицированы по двум различным критериям.

Во-первых, в зависимости от характера оставшихся скрытыми обстоятельств выделяются законодательные решения, учитывающие неосведомленность субъекта:

  1. о правах или обязанностях третьих лиц (например, ст. 220 ГК РФ);
  2. о свойствах, недостатках имущества или его утрате (например, ст. 459 ГК РФ);
  3. о том, что поведение контрагентов (их органов управления) нарушает запреты и (или) выходит за ограничения полномочий на совершение каких-либо действий (например, ст. 72 ГК РФ);
  4. о том, что получение им исполнения по обязательству нарушает права третьих лиц (например, ст. 833 ГК РФ);
  5. о негативных последствиях своего поведения (например, ст. 6 ФЗ «Об акционерных обществах»);
  6. об иных обстоятельствах, например: об условиях, на которых заключается договор (ст. 428 ГК РФ); о несоответствии закладной тексту договора (ст. 14 ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)»); об изменении условий публичного конкурса или его отмене (ст. 1058 ГК РФ); о намерении сособственника продать долю в праве общей собственности (ст. 250 ГК РФ).

Во-вторых, в зависимости от содержания стабилизирующих последствий выделяются законодательные решения:

  1. направленные на сохранение существующего правового положения неосведомленного субъекта (например, ст. 45 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»);
  2. опосредующие возникновение субъективного права у неосведомленного субъекта (например, ст. 234 ГК РФ);
  3. предоставляющие неосведомленной стороне право требовать изменения или расторжения договора, признания недействительным его части либо перевода прав и обязанностей по договору (например, ст. 562 ГК РФ);
  4. исключающие ответственность неосведомленной стороны и (или) возлагающие её на другое лицо (например, ст. 39 ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)»);
  5. ограничивающие ссылки контрагента неосведомленной стороны на оставшиеся скрытыми обстоятельства или допускающие отказ в удовлетворении требований контрагента (например, ст. 1202 ГК РФ).
  1. По аналогии с нормами ФЗ «Об акционерных обществах» и ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» необходимо для целей признания недействительными сделок, требующих специального одобрения, установить в ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» и ФЗ «О кредитной кооперации» специальное требование добросовестности стороны - контрагента государственного (муниципального) унитарного предприятия или кредитного потребительского кооператива, определяемое критерием её неосведомленности о несоблюдении порядка совершения таких сделок. Неосведомленность должна быть закреплена с помощью сложной положительной формулы «не знала и не должна была знать».

В случае с жилищными накопительными кооперативами подобное решение должно сопровождаться также введением оспоримости данных сделок, ввиду чего ст. 48 ФЗ «О жилищных накопительных кооперативах» необходимо дополнить пунктом 6 следующего содержания: «Сделка, совершенная с нарушением ограничений, установленных настоящей статьей, может быть признана недействительной по иску кооператива или его члена. Суд отказывает в удовлетворении требований о признании такой сделки недействительной, если доказано, что другая сторона данной сделки не знала и не должна была знать о её совершении с нарушением ограничений, установленных настоящей статьей».

Теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования заключается в предложении автором комплексного подхода к пониманию неосведомленности, который определяет сущность рассматриваемого явления, разносторонне отражает его юридически значимые характеристики, что в свою очередь позволяет адекватно оценить значение неосведомленности в механизме обеспечения потребностей гражданского оборота. Разработанный автором подход должен способствовать решению актуальных проблем, возникающих при применении основополагающих гражданско-правовых институтов, предусмотренных законодательством Российской Федерации, совершенствованию действующего, разработке нового законодательства по вопросам, относимым к предмету исследования.

Теоретические и практические выводы исследования могут быть использованы для дальнейшего изучения неосведомленности в праве, в научной и педагогической работе по курсам «Гражданское право» и «Предпринимательское право», спецкурсам «Защита права собственности» и «Ценные бумаги», в процессе подготовки учебных программ, методических материалов, пособий и учебников для студентов. Большое значение для будущих углубленных исследований приобретают выводы о правовой природе неосведомленности и месте данного явления в системе юридических фактов. Практические выводы, сделанные автором, применимы при разрешении конкретных гражданско-правовых споров в судах различной юрисдикции.

Сказанное свидетельствует о высокой степени практической значимости исследования, содержащего как теоретические разработки, так и конкретные рекомендации по совершенствованию нормативно-правового регулирования вопросов правотворчества, правоприменения, мониторинга действующего законодательства.

Апробация результатов исследования. Диссертация выполнена, обсуждена и рекомендована к защите на кафедре гражданского и предпринимательского права ФГОУ ВПО «Северо-Кавказская академия государственной службы».

Положения диссертации изложены автором в опубликованных статьях – 7 работ, общим объемом 1,9 печатных листа, в выступлениях, дискуссиях на научных конференциях и апробированы при ведении лекционных и семинарских занятий в ФГОУ ВПО «Северо-Кавказская академия государственной службы».

Структура диссертации

Диссертация состоит из введения, трех глав, объединяющих 8 параграфов, заключения и библиографического списка.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, характеризуется степень её научной разработанности, определяются цель, задачи, объект и предмет исследования, дается краткая характеристика его методологической и теоретической основы, раскрывается научная новизна работы и формулируются основные положения, выносимые на защиту, отмечается теоретическая и практическая значимость полученных выводов и сделанных предложений, а также приводятся данные об их апробации.

Первая глава работы «Неосведомленность субъекта гражданского права» посвящена определению юридически значимых характеристик неосведомленности в гражданском праве России.

В параграфе 1 первой главы «Понятие неосведомленности и её соотношение с добросовестностью» рассматривается юридическая сущность неосведомленности в соотношении с понятием добросовестности, имеющим древнюю историю и достаточно подробно изученным в правовой доктрине.

Автор приходит к выводу, что добросовестность следует рассматривать в качестве требования к поведению субъектов, которое может носить как общий, так и специальный характер, что находит отражение в четвертом положении, выносимом на защиту.

Исходя из предложенного понимания добросовестности, следует вывод о том, что неосведомленность в гражданском праве представляет собой состояние неинформированности субъекта правоотношения относительно юридически значимых обстоятельств, которое в случаях, специально закрепленных в законе, выступает в качестве критерия его добросовестности.

Параграф 2 первой главы «Неосведомленность в системе юридических фактов» посвящен анализу неосведомленности в системе юридических фактов.

На основе исторических и современных подходов к пониманию юридических фактов диссертант приходит к выводу, что неосведомленность является условием образования и функционирования юридических фактов, проявляясь в статике и динамике правового регулирования.

Так в процессе объективации правовых возможностей субъектов в качестве правообразующего юридического факта выступает нормативный акт, являющийся результатом нормотворческой деятельности. Адекватное правовое опосредование общественных отношений предполагает учет закономерностей их существования и развития, а также потребностей оборота. К числу последних относится потребность в стабилизации, обеспечиваемая, в том числе, посредством стабилизации правового положения неосведомленных, а потому добросовестных субъектов. Таким образом, идея укрепления положения неосведомленных субъектов находит отражение в объективном праве, что проявляется в использовании конкретных приемов юридической техники, основной целью которых является преодоление негативных последствий, являющихся результатом неосведомленности. Исходя из этого, неосведомленность в статике правового регулирования посредством влияния идеи стабилизации правового положения неосведомленного участника оборота на развитие законодательства выступает в качестве одного из условий формирования нормативного акта как юридического факта.

Действие неосведомленности в динамике правового регулирования проявляется при осуществлении конкретного правоотношения. Рассматривая юридические факты, лежащие в основании возникновения, изменения и прекращения конкретных правоотношений, с позиции деления на действия и события, автор приходит к выводу, что неосведомленность относится к числу состояний, не являющихся самостоятельными юридическими фактами. В то же время обосновано отнесение неосведомленности к числу юридических условий – обстоятельств, имеющих юридическое значение для наступления правовых последствий, но связанных с ними не прямо, а через одно или несколько промежуточных звеньев. Так, будучи критерием специального требования добросовестности, являющегося элементом сложного юридического факта (юридического (фактического) состава), неосведомленность опосредованно влияет на наступление правовых последствий.

Проведенный анализ юридической сущности неосведомленности позволил диссертанту сформулировать развернутое определение гражданско-правового понятия «неосведомленность», которое нашло отражение в первом положении, выносимом на защиту.

В параграфе 3 первой главы «Значение неосведомленности для целей мониторинга действующего законодательства» обосновывается необходимость использования идеи защиты неосведомленных субъектов в качестве ориентира при совершенствовании действующего законодательства. С этих позиций доказывается необходимость изменения отдельных положений ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях», ФЗ «О кредитной кооперации» и ФЗ «О жилищных накопительных кооперативах» в части признания недействительными сделок этих юридических лиц, требующих специального одобрения. Содержание указанных предложений по совершенствованию законодательства отражено в восьмом положении, выносимом на защиту.

Вторая глава «Стабилизация правового положения субъекта гражданского права» в целях всестороннего анализа неосведомленности посвящена рассмотрению потребности гражданского оборота в стабилизации, выявлению отдельных направлений, по которым осуществляется укрепление оборота, а также детальному анализу законодательных решений, обеспечивающих стабилизацию положения субъектов гражданского права.

В параграфе 1 второй главы «Понятие и содержание стабилизации гражданского оборота» рассматриваются факторы, обеспечивающие укрепление гражданского оборота, проводится их систематизация, выявляется диалектическая взаимосвязь стабилизации с требованием обеспечения динамики оборота.

Автор выделяет отдельные взаимообусловленные направления, по которым осуществляется стабилизация гражданского оборота: 1) стабилизация системы источников гражданского права; 2) стабилизация процессов осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей, а также защиты прав; 3) стабилизация правового положения участников гражданского оборота; 4) стабилизация системы объектов гражданских прав; 5) стабилизация системы вещных прав; 6) стабилизация системы обязательств; 7) стабилизация системы прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации.

В то же время, стабилизация гражданского оборота – всего лишь одно из направлений обеспечения его эффективности, противопоставляемое требованию повышения динамичности оборота. Поиск решений, оптимально соответствующих требованиям как стабилизации, так и динамики оборота, – перманентная задача законодателя. Примерами таких решений являются: приоритетная защита добросовестного приобретателя и ограничение виндикации, защита экономически более слабой стороны в правоотношении (потребитель) и т. д.

На основании изложенного формулируется вывод о том, что потребности стабилизации и динамики гражданского оборота, будучи противоположно направленными, образуют противоречивое системное единство, тем самым подтверждая диалектику гражданского и экономического оборота.

В параграфе 2 второй главы «Обеспечение стабилизации правового положения субъекта в нормах гражданского права» детально исследуются нормативные способы преодоления возможной нестабильности правового положения участников гражданского оборота в рамках отдельных гражданско-правовых институтов.

Диссертант выявляет, анализирует и систематизирует обстоятельства, дестабилизирующие правовое положение участников гражданского оборота. Перечень этих обстоятельств отражен в шестом положении, выносимом на защиту.

В третьей главе «Преодоление последствий неосведомленности субъектов в целях стабилизации их правового положения» автор выясняет, как влияет идея необходимости стабилизации положения субъекта на развитие законодательства и закрепление в объективном праве тех или иных приемов и способов правового регулирования. В этих целях исследуются конкретные законодательные решения, направленные на преодоление возможной нестабильности положения субъекта, являющейся результатом его неосведомленности.

Параграф 1 третьей главы «Анализ и классификация законодательных решений, обеспечивающих стабилизацию правового положения неосведомленного субъекта» посвящен рассмотрению вопросов юридико-технического оформления в нормативных актах установлений, призванных укрепить положение неосведомленных субъектов, а также классификацию законодательных решений, учитывающих неосведомленность, по различным критериям.

Автор обосновывает необходимость использования понятия «формула неосведомленности» и его классификации по различным основаниям, что находит отражение в третьем положении, выносимом на защиту.

Далее диссертант обосновывает вывод о том, что, исходя из целей стабилизации положения субъектов, законодатель закрепляет презумпцию (не)добросовестности субъекта в конкретных правоотношениях. В законодательстве и правоприменительной практике проводится единая линия правового регулирования, в соответствии с которой неосведомленный субъект правоотношения, действовавший с требуемой степенью разумности, осмотрительности и осторожности, нуждается в защите. Но, прежде чем предоставить такую защиту неинформированному субъекту, в действующем гражданском праве нормативно презюмируется его (не)добросовестность, что приводит к распределению бремени доказывания, поскольку закрепление презумпции добросовестности стороны правоотношения освобождает её от необходимости доказывания собственной неосведомленности. При этом общая презумпция добросовестности применяется для целей распределения бремени доказывания между участниками гражданского оборота только в ситуациях, когда её действие не изменено конкретной юридической нормой, закрепляющей специальное требование добросовестности.

Примером ограничения действия общей презумпции добросовестности специальной нормой являются положения п. 1 ст. 302 ГК РФ. Анализируя эту норму в совокупности с разъяснениями высших судебных инстанций по её толкованию2, автор приходит к выводу о том, что действующий правопорядок исходит из презумпции недобросовестности приобретения имущества у неуправомоченного отчуждателя. При этом ответчик, защищаясь от виндикации, должен подтвердить собственное незнание о фактах путем раскрытия обстоятельств приобретения спорного имущества.

В заключение диссертант формулирует генеральный принцип построения норм, учитывающих неосведомленность: «Разумно-осмотрительное и осторожное лицо, которое не было осведомлено о наличии или отсутствии каких-либо юридически значимых обстоятельств, а потому действовало без реального учета этих обстоятельств, должно быть защищено от неблагоприятных последствий наличия или отсутствия таких юридически значимых обстоятельств».

Параграф заканчивается определением критериев классификации законодательных решений, учитывающих неосведомленность субъектов. В качестве таковых выступают характер оставшихся скрытыми обстоятельств и содержание стабилизирующих последствий. Классификация по указанным критериям отражена в седьмом положении, выносимом на защиту.

В параграфе 2 третьей главы «Стабилизация правового положения субъекта, неосведомленного о правах или обязанностях третьих лиц» детально рассматриваются нормы, учитывающие неосведомленность: 1) о существовании прав третьих лиц (ст. ст. 46, 147, 220, 223, 234, 302, 303, п. 3 ст.1109, 1252, 1361, 1405, 1456, 1466, 1472 ГК РФ; ст. ст. 16, 17 Положения о переводном и простом векселе; ст. ст. 2, 8 ФЗ «О рынке ценных бумаг»; ст. 48 ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)»; ст. 21 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»); 2) о переходе прав кредитора к другому лицу или о переводе долга (ст. ст. 382, 562, 657 ГК РФ); 3) об отсутствии обязательства (ст. 366 и п. 4 ст. 1109 ГК РФ).

Анализируя положение добросовестного приобретателя имущества по возмездной сделке, диссертант предлагает решение двух проблемных вопросов практической реализации ст. 302 ГК РФ.

Во-первых, устанавливаются временные границы, в пределах которых неосведомленность субъекта предопределяет его добросовестность. Автор дифференцирует подход в зависимости от того, приобреталось ли движимое имущество или недвижимость. Так лицо, претендующее на признание его добросовестным приобретателем движимой вещи, должно быть обоснованно неосведомленным как на стадии заключения, так и на стадии исполнения сделки по отчуждению имущества неуправомоченным лицом. Применительно к недвижимости неосведомленность должна присутствовать, кроме того, при государственной регистрации в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним (далее – ЕГРП), поскольку моментом приобретения недвижимого имущества для целей применения ст. 302 ГК РФ и второго абзаца п. 2 ст. 223 ГК РФ является завершение формирования сложного юридического факта (юридического (фактического) состава), образующего основание перехода права собственности в ординарной ситуации с единственным пороком – незаконность отчуждателя. В этом случае предполагается выполнение всех процедур легитимации, включая государственную регистрацию.

Во-вторых, на основе анализа правоприменительной практики выявляются обстоятельства, наличие которых исключает ссылку на неосведомленность приобретателя с позиций обычного уровня заботливости и осмотрительности субъекта: наличие родственных и иных связей между приобретателем и отчуждателем имущества; приобретение имущества по явно заниженной цене; регистрация права собственности в ЕГРП не за отчуждателем имущества; наличие в ЕГРП отметки о судебном споре в отношении приобретаемого имущества.

Оценивая содержание ст. 302 ГК РФ с учетом положений, изложенных в постановлении Конституционного Суда РФ от 21.04.2003 г. № 6-П3, диссертант делает вывод о том, что собственник вправе истребовать имущество от добросовестного приобретателя только путем виндикации и только в свое владение, но он ни в коем случае не вправе добиваться возврата имущества неуправомоченному отчуждателю.

Рассмотрение вопросов ограничения виндикации завершается выводом о том, что положение добросовестного приобретателя, получившего от незаконного отчуждателя во владение недвижимость, дифференцируется в зависимости от того, успел ли он зарегистрироваться в ЕГРП до предъявления собственником иска. Зарегистрировавшийся в ЕГРП добросовестный приобретатель при наличии условий, предусмотренных в ст. 302 ГК РФ, признается новым собственником недвижимости. Не успевшему зарегистрироваться в ЕГРП добросовестному приобретателю недвижимости, исходя из разъяснений высших судов, следует рассчитывать на защиту своего фактического владения с опорой на ст. 302 ГК РФ и по аналогии с законными владельцами на ст. 301, 304 ГК РФ, а также приобретение права собственности по давности владения в порядке ст. 234 ГК РФ4.

Далее автор рассматривает содержание ст. 234 ГК РФ. Аргументируется необходимость толкования понятия добросовестности давностного владельца в одном «ключе» с п. 1 ст. 302 ГК РФ, то есть с использованием критерия неосведомленности. В то же время делается вывод о нетождественности понятий добросовестности, закрепленных в ст. ст. 302 и 234 ГК РФ и необходимости их разграничения с учетом реальных условий применения данных норм, а также направленности регулятивного воздействия.

Так, ст. 302 ГК РФ представляет собой исключение из общего правила, закрепленного в ст. 301 ГК РФ, в соответствии с которым собственник всегда вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения. Таким образом, в рамках института виндикации проявляется общая направленность правового регулирования на активную защиту интересов именно собственника, и лишь в исключительном случае, при условии добросовестности, приоритет отдается возмездному приобретателю имущества. При этом добросовестность предполагает, что приобретатель предпринял все необходимые действия для получения юридически значимой информации. То есть отказ собственнику в защите его права с опорой на ст. 302 ГК РФ предполагает активное поведение приобретателя.

Напротив, действие ст. 234 ГК РФ направлено на первоочередное отстаивание интересов давностного владельца, а интересы собственника учитываются в минимально необходимой степени. Поскольку право собственности в силу приобретательной давности может возникнуть как на бесхозяйное имущество, так и на имущество, принадлежащее на праве собственности другому лицу, то применение ст. 234 ГК РФ предполагает отсутствие активной позиции собственника, что выражается в невозможности легитимации в соответствии с условиями завладения имуществом какого-либо субъекта в качестве его собственника, ввиду чего владелец для давности не знал и не должен был знать о том, что основания стать собственником у него в этот момент отсутствовали. Последующая информированность такого владельца о существовании действительного собственника имущества добрую совесть не исключает. Однако после неосведомленного завладения имуществом содержание добросовестности давностного владельца дифференцируется и определяется уже другими критериями. Так, в период дальнейшего давностного владения добрая совесть будет иметь место, если владелец для давности, даже зная действительного собственника имущества, не совершает против него активных действий.

Диссертант обосновывает необходимость исчисления срока приобретательной давности с момента начала давностного владения, а не после истечения срока исковой давности по виндикационному требованию, как это закреплено в п. 4 ст. 234 ГК РФ. Кроме того, аргументируется необходимость закрепления правила, согласно которому предъявление виндикационного иска прерывает течение срока приобретательной давности, а истечение приобретательной давности исключает возможность восстановления срока исковой давности по требованиям уже бывшего собственника. Автор доказывает, что судебное решение об отказе в виндикационном иске собственнику должно быть законодательно признано основанием возникновения права собственности у владельца для давности.

Стабилизация положения неосведомленного владельца для давности проявляется в двух направлениях. Во-первых, неосведомленный владелец, признанный добросовестным, при наличии других элементов сложного юридического факта (юридического (фактического) состава), предусмотренных ст. 234 ГК РФ, приобретает право собственности. При этом обязанность по доказыванию собственной доброй совести должна быть возложена на владельца, что обеспечивает баланс интересов собственника и лица, претендующего на этот титул, а также соответствует общему принципу распределения бремени доказывания. Во-вторых, до приобретения права собственности на имущество в силу приобретательной давности лицо, владеющее имуществом как своим собственным, может для защиты своего владения использовать иски, предусмотренные п. 2 ст. 234 ГК РФ, а также ст. ст. 301, 304 ГК РФ ГК РФ. В этом случае истцу для успешной защиты необходимы все реквизиты давностного владения, в том числе добросовестность, которая здесь должна презюмироваться.

В рамках института спецификации (п. п. 1, 2 ст. 220 ГК РФ) требование добросовестности переработки, определяемое критерием незнания о наличии чужого права собственности на используемый материал, позволяет уравновесить позиции переработчика и собственника материалов. С одной стороны, добросовестное активное поведение спецификатора, понесшего существенные затраты на создание новой вещи для своего личного использования, признается законодателем социальным благом, достойным титула собственника новой вещи, а имущественный интерес собственника сырья может быть удовлетворен возмещением его стоимости. С другой стороны, переработчик, пусть и существенно затратившийся, но изначально знавший о нарушении чужого абсолютного вещного права на материалы, может рассчитывать только на возмещение своих расходов, связанных со спецификацией, а собственником новой вещи станет собственник материалов.

В этой связи разграничиваются понятие добросовестности, закрепленное в п. 1 ст. 220 ГК РФ, и категория недобросовестности, использованная в п. 3 ст. 220 ГК РФ, и определяются связанные с ними правовые последствия. Так, если переработчик специфицировал материалы, зная о нарушении этим прав собственника материалов, то есть действовал недобросовестно в смысле п. 1 ст. 220 ГК РФ, то он вправе рассчитывать на возмещение стоимости переработки. Если же лицо переработало материалы, приобретенные в результате недобросовестных действий в отношении их собственника (п. 3 ст. 220 ГК РФ), то оно не только лишается права на компенсацию понесенных расходов, но и должно возместить убытки, причиненные собственнику сырья.

Завершая рассмотрение института переработки, диссертант делает вывод о том, что неосведомленность для целей определения добросовестности в абз. 2 п. 1 ст. 220 ГК РФ должна присутствовать с момента поступления материала во владение переработчика и до завершения создания новой вещи. Обоснованность и сбалансированность такого подхода обеспечивается с учетом распространения на данную ситуацию общей презумпции добросовестности.

Рассматривая нормы о ценных бумагах, автор приходит к выводу, что укрепление правового положения неосведомленного держателя ценных бумаг происходит путем ограничения их виндикации. При этом в вексельном законодательстве и в законодательстве об ипотеке неосведомленность относительно правомочности отчуждателя ценной бумаги приобретает правовое значение опосредованно, сопрягаясь с незнанием о выбытии ценной бумаги из владения правообладателя помимо его воли (ст. 2 и п. 3 ст. 48 ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)»; абз. 2 ст. 16 Положения о переводном и простом векселе).

Другой институт, призванный стабилизировать правовое положение неосведомленного приобретателя ценной бумаги, – её публичная достоверность (абз. 1 п. 2 ст. 147 ГК РФ; ст. 17 Положения о переводном и простом векселе). Однако содержание добросовестности в институте публичной достоверности ценных бумаг значительно шире, нежели в нормах, ограничивающих виндикацию ценных бумаг от добросовестного приобретателя, поскольку незнание в данном случае включает в себя не только неосведомленность о неуправомоченности отчуждателя, но и неосведомленность: о расхождениях между текстом ценной бумаги и текстом сделки-основания; о не получившей в тексте бумаги динамики удостоверенного ею права; о возражениях должника в отношении правопредшественников держателя ценной бумаги; о действительности либо наличии основания обязательства.

Помимо указанных решений, стабилизация неосведомленных субъектов обеспечивается также путем: признания добросовестного приобретателя законным владельцем ценной бумаги (субъектом прав, удостоверенных ценной бумагой); признания исполнения по ценной бумаге надлежащим; сохранения юридической силы решений, принятых при участии формально легитимированного владельца ценной бумаги.

Еще одно законодательное решение, подробно проанализированное в данном параграфе, – нормы п. 3 ст. 382 ГК РФ. Добросовестность здесь определяется специальным критерием неосведомленности, констатация которой поставлена в зависимость от наличия «внешнего» формализованного элемента – письменного уведомления, представляющего собой способ донесения сведений о юридически значимых обстоятельствах. При этом действующий правопорядок исходит из презумпции добросовестности должника, которая может быть опровергнута кредитором исключительно путем представления доказательств письменного уведомления о состоявшейся цессии. Укрепление положения неосведомленного субъекта проявляется в том, что возражения должника против требований цедента, возникшие после цессии, но до получения соответствующего уведомления, своего юридического значения не теряют, несмотря на то, что они относятся к лицу, которое непосредственно с должником в правоотношении уже не состоит.

Рассматривая вопросы надлежащего информирования должника об уступке с учетом закрепления в главе 24 ГК РФ такой особенности сделки цессии, как абстрактность, диссертант приходит к выводу, что исполнение должником своего обязательства следует признать безусловно надлежащим, если оно произведено на основании полученного от цедента письменного уведомления о состоявшейся уступке, независимо от того, была ли раскрыта causa в сделке цессии. В связи с этим предлагается закрепить в ГК РФ в качестве обязанности цедента необходимость письменного уведомления должника о состоявшейся сделке уступки права (требования).

Параграф завершается анализом норм ст. 366 и п. 4 ст. 1109 ГК РФ. В рамках ст. 366 ГК РФ добросовестность поручителя определяется его неосведомленностью, связанной с отсутствием со стороны должника немедленного извещения о прекращении обязательства исполнением; форма такого извещения и порядок его совершения императивно не предписаны. Если неосведомленный поручитель произведет исполнение по требованию кредитора, это будет исполнением по несуществующему обязательству, влекущим возникновение неосновательного обогащения на стороне кредитора. В этой ситуации добросовестный поручитель по своему выбору вправе взыскать с кредитора неосновательно полученное либо предъявить регрессное требование к должнику. Причем, в случае предъявления регрессного требования к должнику, не информировавшему поручителя об исполнении обязанности, должник не вправе выдвигать против регрессного требования возражения, которые он имел против кредитора5, что, безусловно, дополнительно укрепляет правовую позицию поручителя.

Параграф 3 третьей главы «Иные случаи стабилизации правового положения неосведомленного субъекта» посвящен рассмотрению законодательных решений, учитывающих неосведомленность субъекта: 1) о свойствах, недостатках имущества или его утрате; 2) о том, что поведение контрагентов (их органов управления) нарушает запреты и (или) выходит за ограничения полномочий на совершение каких-либо действий; 3) о том, что получение им исполнения по обязательству нарушает права третьих лиц; 4) о негативных последствиях своего поведения; 5) об иных обстоятельствах.

Анализ содержания стабилизирующих последствий в рамках законодательных решений, учитывающих неосведомленность о свойствах (ст. ст. 901, 903 ГК РФ), недостатках имущества (ст. ст. 459-461, 483, 565, 580, 612, 613, 620, 693, 694, 698, 1019 ГК РФ) или его утрате (ст. 459 ГК РФ) позволяет установить, что правовое регулирование в рассмотренной сфере имеет общую направленность на минимизацию негативного влияния, а в большей мере – на компенсацию отрицательных последствий незнания субъектов.

Рассматривая законодательные решения, учитывающие неосведомленность о том, что поведение контрагентов (их органов управления) нарушает запреты и (или) выходит за ограничения полномочий на совершение каких-либо действий (например, ст. 173 ГК РФ; ст. ст. 79, 84 ФЗ «Об акционерных обществах»), автор приходит к выводу, что запреты и (или) ограничения устанавливаются законом, договорами, учредительными документами, доверенностью, другими действиями 3-х лиц, закладной.

Стабилизация правового положения неосведомленных субъектов в рамках данной классификационной группы происходит по двум направлениям. Во-первых, путем сохранения действительности сделок, заключенных добросовестными лицами с неуполномоченными контрагентами. Во-вторых, путем установления запрета возложения ответственности на добросовестную сторону. В результате устанавливается общая направленность правового регулирования в данной сфере на сохранение правоотношения, в которое добросовестная сторона вступала, принимая видимое положение дел за действительное.

Краткое рассмотрение остальных классификационных групп законодательных решений, учитывающих неосведомленность, позволяет установить, что содержание стабилизирующих последствий зависит от характера обстоятельств, оставшихся скрытыми. Так стабилизация проявляется в: том, что неосведомленная сторона не обязана возвращать полученное ею во исполнение обязательства, если такое исполнение нарушает права третьих лиц; исключении ответственности неосведомленной стороны; возможности требовать в судебном порядке перевода прав и обязанностей покупателя доли в праве общей собственности на неосведомленного субъекта; возможности требовать изменения или расторжения договора; возможности требовать возмещения расходов.

Проведенный анализ законодательных решений, учитывающих неосведомленность, позволил сформулировать вывод о влиянии формулы неосведомленности на распределение бремени доказывания, который нашел отражение в пятом положении, выносимом на защиту.

Параграф завершается развернутой классификацией законодательных решений, учитывающих неосведомленность, в зависимости от содержания стабилизирующих последствий.

В заключении подводятся итоги проведенного исследования и обобщаются основные выводы, сделанные в диссертации.

По теме диссертации автором опубликованы следующие работы:

В ведущих рецензируемых научных журналах, включенных в перечень ВАК Минобрнауки России:

1. Супрун В.В. Совершенствование некоторых норм Гражданского кодекса РФ о цессии // Северо-Кавказский юридический вестник, 2009. № 1. –0,2 п.л.

2. Супрун В.В. О понятии неинформированности в российском гражданском праве // Северо-Кавказский юридический вестник, 2009. № 3. – 0,4 п.л.

3. Супрун В.В. О принципе добросовестности в проекте Концепции совершенствования общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации // Северо-Кавказский юридический вестник, 2009. № 4. – 0,3 п.л.

4. Супрун В.В. О законодательных решениях, обеспечивающих стабилизацию положения участников гражданского оборота // Северо-Кавказский юридический вестник, 2010. № 2. – 0,4 п.л.

В иных изданиях:

5. Супрун В. В., Кещян К.С. Некоторые вопросы экономическо-правового регулирования сделок с заинтересованностью // Молодежь Сибири – науке России. Материалы международной научно-практической конференции (15-17 апреля 2009 г.). Часть II. Красноярск: Сибирский институт бизнеса, управления и психологии, 2009. – 0,3 п.л.

6. Супрун В. В. О значении неинформированности для мониторинга действующего законодательства // Актуальные проблемы совершенствования экономико-правовых и социально-политических сфер общества в современной России. Сборник научных трудов молодых ученых по материалам межвузовской научно-практической конференции (2 ноября 2009 г.). Ростов н/Дону: Изд-во СКАГС, 2010. – 0,2 п.л.

7. Супрун В. В. Категории «добросовестность» и «справедливость» как межотраслевые понятия // Философская инноватика и междисциплинарные проблемы государственного управления в современной России. Сборник научных трудов по материалам «круглого стола» (13 октября 2010 г.).  Ростов н/Дону: Изд-во СКАГС, 2010. – 0,1 п.л.


1 Налицо синонимичность терминов «неосведомленность» и «неинформированность». Однако в результате проведенного в рамках диссертационного исследования углубленного анализа мы пришли к выводу, что более удачным является именно термин «неосведомленность», поскольку он наиболее ёмко отражает состояние отсутствия у субъекта любых юридически значимых сведений. Тем не менее, в целях упрощения восприятия содержания работы термины «неосведомленность» и «неинформированность» используются как взаимозаменяемые.

2 См.: п. 38 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 10, Пленума ВАС РФ № 22 от 29.04.2010 г. «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» // Вестник ВАС РФ, 2010, № 6. С. 93.

3 Постановление Конституционного Суда РФ от 21.04.2003 г. № 6-П «По делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан О.М. Мариничевой, А.В. Немировской, З.А. Скляновой, Р.М. Скляновой и В.М. Ширяева» // Российская газета, № 81, 26.04.2003 г.

4 См.: п. 17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 10, Пленума ВАС РФ № 22 от 29.04.2010 г. «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» // Вестник ВАС РФ, 2010, № 6. С. 87.

5 См.: п. 13 Обзора практики разрешения споров, связанных с применением арбитражными судами норм Гражданского кодекса Российской Федерации о поручительстве, утв. Информационным письмом Президиума ВАС РФ от 20.01.1998 г. № 28 // Вестник ВАС РФ, 1998. № 3. С. 98.



 
Похожие работы:

«Кацуба Владимир Иванович СИСТЕМА ОБЕСПЕЧЕНИЯ ВНУТРЕННЕЙ БЕЗОПАСНОСТИ ГОСУДАРСТВА ИЗРАИЛЬ Специальность: 12.00.14 — административное право; административный процесс АВТОРЕФЕРАТ ДИССЕРТАЦИИ на соискание ученой степени кандидата юридических наук МОСКВА - 2013 Работа выполнена в федеральном государственном казенном учреждении Всероссийский научно-исследовательский институт Министерства внутренних дел Российской Федерации Научный руководитель Быков Андрей Викторович, доктор...»

«АВЕРКИН СЕРГЕЙ ДМИТРИЕВИЧ Использование результатов режимных мероприятий (досмотра и обыска ), проводимых в исправительных учреждениях, в расследовании преступлений Специальность: 12.00.09 - уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук Люберцы – 2009 Работа выполнена на кафедре уголовного процесса и криминалистики Федерального государственного...»

«ПАВЛОВ ПАВЕЛ ВЛАДИМИРОВИЧ ОСОБЫЕ АДМИНИСТРАТИВНО-ПРАВОВЫЕ РЕЖИМЫ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ВНЕШНЕТОРГОВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ (ТЕОРЕТИКО-ПРИКЛАДНОЙ АСПЕКТ) Специальность 12.00.14 – Административное право, финансовое право, информационное право Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук Люберцы - 2012 Работа выполнена в Государственном казенном образовательном учреждении высшего профессионального образования Российская таможенная академия. Научный консультант...»

«Викторова Раиса Николаевна Правовая конструкция договора ипотеки в российском законодательстве Специальность 12.00.03 – гражданское право, предпринимательское право, семейное право, международное частное право АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук Владикавказ, 2011 Диссертация выполнена на кафедре гражданского права и процесса государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования Рязанский государственный...»

«Бадулина Екатерина Владимировна ОБЕСПЕЧЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННОГО ПРАВА ГРАЖДАН НА ЖИЛИЩЕ ОРГАНАМИ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ 12.00.02 – конституционное право; муниципальное право Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук Москва – 2010 Работа выполнена на кафедре конституционного и муниципального права Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования Государственный университет – Высшая школа экономики Научный...»

«ТЫМЧУК НАТАЛЬЯ БОРИСОВНА ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ Специальность: 12.00.03 – Гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук Москва – 2010 Работа выполнена на кафедре частного права юридического факультета Института экономики управления и права Государственного образовательного учреждения высшего...»

«КИРАКОСЯН СУСАНА АРСЕНОВНА ПРИНЦИП РАВЕНСТВА В РОССИЙСКОМ ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ Специальность 12.00.03 – гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук Ростов-на-Дону-2009 Работа выполнена на кафедре гражданского права ГОУ ВПО Кубанский государственный университет. Научный руководитель: доктор юридических наук, профессор Асланян Наталья Павловна Официальные...»

«ГНЕТНЕВ ИГОРЬ ГЕННАДЬЕВИЧ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ МЕТОДИКИ РАССЛЕДОВАНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ ЖИЗНИ И ЗДОРОВЬЯ, СОВЕРШЕННЫХ ЛИЦАМИ, СТРАДАЮЩИМИ ПСИХИЧЕСКИМИ РАССТРОЙСТВАМИ, НЕ ИСКЛЮЧАЮЩИМИ ВМЕНЯЕМОСТИ 12.00.12 – криминалистика; судебно-экспертная деятельность; оперативно-розыскная деятельность Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук Ростов-на-Дону – 2013 Работа выполнена в Федеральном государственном казенном образовательном учреждении высшего...»

«СЕРГЕЕВ Г ригорий АЛЕКСАНДРО вич Рассмотрение арбитражными судами дел об административных правонарушениях 12.00.14 – административное право, финансовое право, информационное право Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук Москва-2012 Работа выполнена в Федеральном...»

«Гармаш Анна Михайловна ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ ПРЕСТУПНОСТИ В СФЕРЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ Специальность: 12.00.08— уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право АВТОРЕФЕРАТ ДИССЕРТАЦИИ на соискание ученой степени доктора юридических наук МОСКВА - 2012 Работа выполнена в федеральном государственном...»

«Козловский Александр Юрьевич Оперативно-розыскная деятельность таможенных органов Российской Федерации: теория и практика Специальность 12.00.12 – Криминалистика; судебно-экспертная деятельность; оперативно-розыскная деятельность Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук Люберцы – 2013 Работа выполнена в государственном казенном образовательном учреждении высшего профессионального образования Российская таможенная академия. Научный...»

«Ильин Игорь Вячеславович ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ БОРЬБЫ С МОШЕННИЧЕСТВОМ, СОВЕРШАЕМЫМ В ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СФЕРЕ (УГОЛОВНО-ПРАВОВЫЕ И КРИМИНОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ) Специальность 12.00.08 – уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право Автореферат диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук Москва 2011 Работа выполнена в Федеральном государственном учреждении Всероссийский научно-исследовательский институт Министерства внутренних дел Российской...»

«Ляпунов Сергей Геннадиевич НАСЛЕДОВАНИЕ ПРАВ И ОБЯЗАННОСТЕЙ УЧАСТНИКОВ ХОЗЯЙСТВЕННЫХ ТОВАРИЩЕСТВ И ОБЩЕСТВ 12.00.03 – Гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук Москва — 2009 Работа выполнена на кафедре гражданского права Современной гуманитарной академии Научный руководитель - доктор юридических наук, профессор Чубуков Георгий Васильевич Официальные...»

«ПОДЧЕРНЯЕВ Александр Николаевич УГОЛОВНО-ПРАВОВЫЕ И КРИМИНОЛОГИЧЕСКИЕ МЕРЫ БОРЬБЫ С ХИЩЕНИЯМИ НЕФТИ И НЕФТЕПРОДУКТОВ В НЕФТЯНОЙ ОТРАСЛИ Специальность 12.00.08 – уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право Автореферат Диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук Москва - 2007 Работа выполнена на кафедре уголовно-правовых дисциплин и организации профилактики преступлений Академии управления МВД России





наверх



 
<<  ГЛАВНАЯ   |    КОНТАКТЫ
2014 www.avtoreferat.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.