WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Международно-правовая защита русскоязычного населения в государствах балтии (на примере европейских организаций)

ДИПЛОМАТИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ

Министерства иностранных дел России

На правах рукописи

ЖДАНКИН МИХАИЛ ВЛАДИМИРОВИЧ

МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВАЯ ЗАЩИТА РУССКОЯЗЫЧНОГО НАСЕЛЕНИЯ В ГОСУДАРСТВАХ БАЛТИИ (НА ПРИМЕРЕ ЕВРОПЕЙСКИХ ОРГАНИЗАЦИЙ)

Специальность 12.00.10. «Международное право. Европейское право»

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Москва, 2007

Работа выполнена на кафедре международного права Дипломатической академии МИД России

Научный руководитель доктор юридических наук, профессор Черниченко С.В.
Официальные оппоненты доктор юридических наук, профессор Абашидзе А.Х. доцент, кандидат юридических наук
Артамонова О.Ф.
Ведущая организация Московский государственный университет им. Ломоносова

Защита состоится 28 сентября 2007 года на заседании диссертационного совета Д.209.001.03 в Дипломатической академии МИД России по адресу: 119992, г. Москва, ул. Остоженка 53/2.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Дипломатической академии МИД России.

Автореферат разослан «     » июня 2007 года.

Ученый секретарь диссертационного совета доктор юридических наук Зимненко Б.Л.

Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования

В результате распада СССР на постсоветском пространстве, за пределами своей этнической родины – России, оказались около 25 миллионов россиян. За годы, прошедшие с этого момента, их положение в странах СНГ обрело определённый юридический статус. Однако отказ стран Балтии – Латвии и Эстонии – от принятого другими бывшими республиками СССР так называемого «нулевого варианта» (предоставления гражданства всем постоянным жителям по их желанию) привёл к тому, что на территории этих двух государств сегодня насчитывается около одного миллиона апатридов или, как их ещё достаточно презрительно называют в этих странах, «неграждан». Положение этих людей как с общечеловеческой, так и с международно-правовой точек зрения не может не вызывать тревоги1

1.

В настоящее время положение русскоязычного населения в таких государствах Балтии, как Латвия и Эстония, остаётся неудовлетворительным и продолжает служить серьёзным препятствием на пути становления добрососедских отношений между Россией и этими прибалтийскими республиками.

Отношения России с вышеуказанными государствами остаются сложными, и этот факт приобретает особое звучание на фоне вступления стран Балтии в Европейский Союз 1 мая 2004 года. Можно уверенно утверждать, что проблема обеспечения прав русскоязычного населения с расширением ЕС является теперь проблемой всего Европейского Союза.

Избранная тема актуальна по нескольким причинам:

во-первых, наличие проблемы массового безгражданства в Латвии и Эстонии автоматически влечёт лишение фундаментальных прав и свобод для большинства русскоязычного населения этих республик;

во-вторых, понятия «национальные меньшинства», «лица, принадлежащие к национальным меньшинствам» требуют дальнейшей проработки в международных документах со стороны международных межправительственных организаций, таких как ООН, ОБСЕ, Совет Европы;

в-третьих, до сих пор не определён статус русскоязычного населения, проживающего в Латвии и Эстонии. Подпадает ли оно под понятие национального меньшинства или нет?

в-четвертых, сопоставляя законодательную базу стран Балтии, касающуюся статуса русскоязычного населения, с международными актами в области защиты прав человека, можно предложить некоторые уточняющие рекомендации для подхода России к вопросам защиты русскоязычного населения в странах Балтии и выработке политики российского государства по отношению к прибалтийским республикам;

в-пятых, особое внимание необходимо уделить грубым нарушениям прав и свобод русскоязычного населения в государствах Балтии, поскольку такие нарушения происходят в центре Европы, в государствах, претендующих на достижение уровня прав человека, установленного в ЕС.

Цель и задачи исследования

Целью диссертации является проведение комплексного международно-правового исследования, посвящённого защите прав русскоязычного населения в странах Балтии.

В связи с этим необходимо решить задачи, которые состоят в:

- попытке дать чёткое представление о таких понятиях, как «русскоязычное население», «национальное меньшинство», «лицо, принадлежащее к национальному меньшинству», «российский соотечественник»;

- анализе международных актов, касающихся защиты национальных меньшинств. (Особую роль здесь играют международные документы ОБСЕ и рекомендации Верховного комиссара по делам национальных меньшинств);

- правовой оценке сегодняшних действий властей Литвы, Латвии и Эстонии в отношении русскоязычного населения; выявлении отдельных аспектов прибалтийского законодательства на предмет его соответствия международным нормам;

- выяснении, какие действия предпринимаются со стороны международных организаций для защиты прав и свобод русскоязычного населения.

Объект и предмет исследования

Объектом настоящего исследования является система правовых и политических общественных отношений в сфере международного сотрудничества по правам национальных меньшинств и лиц, принадлежащих к таким меньшинствам.

В качестве предмета исследования выступают нормы внутригосударственного и международного права, положения международных актов, рекомендации международных организаций в области прав национальных меньшинств и лиц, принадлежащих к таким меньшинствам.

Методологическая основа исследования и уровень теоретической разработки

В основу методологии исследования положены общенаучные методы познания и специальные юридические методы: исторический, системный, сравнительно-правовой, логико-юридический и т.д.

В основу исследования легли многочисленные справочные материалы МИД России, касающиеся правового статуса русскоязычного меньшинства, проживающего в Эстонии, Латвии и Литве.

Вопросами международно-правовой защиты национальных меньшинств занимались А.Х. Абашидзе, Ф.Р. Ананидзе, И.П. Блищенко, С.А. Глотов, Г.Е. Жвания, В.А. Карташкин, В.В. Кочарян, Г.Л. Мурадов, А.П. Мартыненко, Е.Г. Петренко, И.Ю. Пешперова, Т.В. Полоскова, С.М. Пунжин, Р.А. Решетов, А.Х. Саидов, М.Д. Смыслов, Р.А. Тузмухамедов, Ю.Е. Фокин, С.В. Черниченко, С.С. Юрьев и др. Среди западных учёных можно выделить труды Э. Брэдли, Ж. Дешена, М. Джениса, Ф. Капоторти, Дж. Крауфорда, Р. Кэйя, Т. Модина, П. Торнбери, Х. Ханнума, Н. Хенкина, Дж. Хемпфри, А. Эйде и др.

Но специальных исследований, посвященных рассматриваемой проблеме, не было.

Научная новизна исследования

Впервые особое внимание уделяется международно-правовой защите русскоязычного населения, проживающего в государствах Балтии (на примере европейских организаций).

Избранная тема является практически неисследованной в российской юридической научной литературе.

Работа посвящена анализу международных документов ОБСЕ, механизмов ОБСЕ по защите национальных меньшинств и лиц, принадлежащих к таким меньшинствам, деятельности Верховного комиссара по делам национальных меньшинств в государствах Балтии. Особое внимание уделяется рекомендациям международных организаций странам Балтии по устранению нарушений прав русскоязычного населения и рассмотрению соответствия отдельных положений прибалтийского законодательства международным актам. Рассматриваются решения Европейского суда по правам человека, образующие европейское прецедентное право, по делам, связанным с русскоязычным населением, проживающим в прибалтийских республиках. Приводятся также европейские правовые стандарты в области защиты прав человека и национальных меньшинств, оказывающие определенное влияние на защиту прав русскоязычного населения в Латвии, Литве и Эстонии.

Основные положения, выносимые на защиту

К основным положениям, которые выносятся на защиту, следует отнести следующие:

1) Рассматривая соотношение понятий «российский соотечественник», «русскоязычное население», «лицо, принадлежащее к национальному меньшинству» и «национальное меньшинство», необходимо отметить, что между терминами «российский соотечественник» и «русскоязычное население» особой разницы нет. К тому же они отсутствуют в каких-либо международно-правовых документах. Термин «соотечественник» закреплен в Федеральном законе «О государственной политике Российской Федерации в отношении соотечественников за рубежом» 1999 года и не может не вызывать критики.

Поскольку в исследовании речь идет о русскоязычном населении в государствах Балтии, то следует отметить, что оно состоит из лиц, на которых распространяется статус национальных меньшинств, являющихся гражданами соответствующей прибалтийской республики, и лиц, на которых не распространяется такой статус. Следует напомнить, что Эстония и Латвия ратифицировали Рамочную конвенцию о защите национальных меньшинств 1995 года с оговорками, согласно которым к национальному меньшинству относятся лишь их граждане.

Вместе с тем, в практике Консультативного комитета Рамочной конвенции Совета Европы о защите национальных меньшинств наметилась тенденция расширительного применения Рамочной конвенции к национальным меньшинствам, под которыми следует понимать не только лиц, имеющих гражданство государства, в котором они проживают.

Не следует смешивать понятия «национальные меньшинства» и «лица, принадлежащие к национальным меньшинствам». Национальное меньшинство – это общность (совокупность) таких лиц, имеющее однако свои специфические права.

2) Несмотря на то что принято большое количество документов в рамках ОБСЕ, все еще остается ряд неурегулированных вопросов, касающихся определения национальных меньшинств и лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам. Необходимо подчеркнуть, что Верховный комиссар по делам национальных меньшинств в соответствии со своим мандатом рассматривает проблемы, связанные исключительно с национальными меньшинствами.

Необходимо принимать во внимание рекомендации органов ОБСЕ, которые способствуют плодотворному межгосударственному сотрудничеству в области защиты национальных меньшинств и лиц, принадлежащих к таким меньшинствам. Речь идет о Гаагских, Ословских и Лундских рекомендациях соответственно о правах национальных меньшинств в области образования, на использование родного языка и о праве на участие в общественно-политической жизни государства их проживания.

И хотя документы ОБСЕ не дают возможности привлечь к международно-правовой ответственности государство-нарушителя, они играют важную роль в международной жизни. В частности, оказывают большое морально-политическое давление, которое подчас может быть эффективнее, чем юридические санкции.

3) Для Латвии и Эстонии в настоящее время характерны 4 проблемы, создающие препятствия в осуществлении своих прав русскоязычным населением, проживающим в этих государствах:

а) массовое безгражданство;

б) проблема использования русского языка;

в) система образования, направленная на свёртывание преподавания русского языка в учебных заведениях и способствующая тем самым принудительной ассимиляции русскоязычного населения;

г) дискриминация бывших сотрудников правоохранительных органов СССР и ветеранов Великой Отечественной войны (для Литвы также характерна данная проблема).

Каждая из вышеназванных проблем вытекает из дискриминационных национальных правовых актов данных государств, которые противоречат международно-правовым нормам, в том числе Европейской хартии региональных языков и языков меньшинств 1992 года, Европейской рамочной конвенции о защите национальных меньшинств 1995 года, директивам Европейского Союза соответственно 86/ЕС «О праве воссоединения семей» 2003 года и 109/ЕС «О статусе граждан третьих стран, проживающих на долгосрочной основе» 2003 года. Так, в частности, преследование российских соотечественников – ветеранов Великой Отечественной войны осуществляется путем «навешивания на них ярлыков оккупантов» и обвинения в «военных преступлениях», что недопустимо с точки зрения международного права. Необходимо отметить, что, например, до 1998 года в Уголовном кодексе (УК) Литвы отсутствовали положения о наказании за геноцид и военные преступления. Согласно статье 70 УК наказание определялось только за создание антигосударственных организаций и активное участие в их деятельности, по которой возбуждались дела против бывших сотрудников силовых органов СССР. В конце 1998 года были приняты дополнения к УК, в которых определяется наказание за «геноцид» и «военные преступления». При этом понятие «геноцид», определённое Конвенцией о предупреждении преступления геноцида и наказании за него как преднамеренное уничтожение национальных, расовых, религиозных или этнических групп, дополнено прибалтийскими законодателями «уничтожением социальных и политических групп», под которыми, видимо, могут пониматься фашистские коллаборационисты. Хотелось бы напомнить, что, во-первых, об оккупации Советским Союзом прибалтийских республик говорить не приходится, так как отсутствовал вооруженный конфликт международного характера между этими государствами, следовательно, не велось de jure и de facto никаких военных действий без объявления состояния войны. Во-вторых, «геноцид» не включает преследование по политическим мотивам. В-третьих, ветераны Второй мировой войны совершали убийства не мирных жителей, а коллаборационистов, пособников фашистов. В-четвертых, произвольное расширение в законодательном порядке понятия «геноцид» прибалтийскими республиками (Литвой и Латвией) не соответствует общепризнанному принципу права – закон не имеет обратной силы. Кроме того, Конвенция ООН о неприменимости срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечности 1968 года не дает права законодательным путем или путем толкования расширять перечень и понятие соответствующих преступлений. В-пятых, как видно из смысла положений Устава Нюрнбергского трибунала 1945 года о «военных преступлениях» можно вести речь только тогда, когда они совершены в связи с состоянием войны или оккупации. Как говорилось выше, никакой оккупации и военных действий между Советским Союзом и прибалтийскими республиками не было. Следовательно, признание ветеранов Второй мировой войны военными преступниками или оккупантами безосновательны. Известно, что лицо не может быть признано преступником и наказано, если в праве не определено соответствующего состава преступления: nullum crimen sine lege («нет преступления без закона») и nulla poena sine lege («нет наказания без закона»).

Характеризуя реализацию Латвией и Эстонией рекомендаций международных организаций, следует отметить, что признание международными организациями наличия не соответствующих европейским нормам законодательных актов далеко не гарантирует возможность решения проблемы, связанной с обеспечением прав русскоязычного населения, латвийскими и эстонскими властями. Формальное приведение большинства национальных нормативно-правовых актов в соответствие с евростандартами не в состоянии обеспечить урегулирование положения проживающего в этих прибалтийских республиках русскоязычного меньшинства. Прибалтийским властям необходимо осознать, что решение этой проблемы путем дискриминации и унижения русскоязычного населения приведет лишь к дальнейшей эскалации конфликта и повлечет для них неблагоприятные последствия. Поэтому, несмотря на их специфические представления об истории, странам Балтии желательно было бы перейти от логики конфронтации к логике сотрудничества.

Опираясь на нормы международного права, защита русскоязычного населения может строиться следующим образом:

- защита апатридов, имеющих российские корни и проживающих в государствах Балтии, облекается в форму озабоченности, выражаемой на межгосударственном уровне, то есть Россия может поставить вопрос о нарушении прав данной категории лиц в международных организациях: ООН, ОБСЕ и Совет Европы;

- направление Россией исков в Европейский суд по правам человека против прибалтийских государств с целью защиты российских соотечественников (независимо от гражданства), проживающих в этих республиках. Россия также может воспользоваться правом участвовать в слушания по конкретному делу в качестве третьей стороны (только в отношении российских граждан);

- можно поставить вопрос о приостановлении членства Латвии и Эстонии в Совете Европы, а в случае и дальнейшего игнорирования рекомендаций и замечаний международных организаций – вопрос о прекращении их членства в этой авторитетной международной организации;

- русскоязычное население, пользуясь помощью правозащитных организаций и квалифицированных адвокатов, может непосредственно подавать жалобы в Европейский суд по правам человека на дискриминационные действия соответствующих государств.

4) Европейский суд по правам человека в ряде случаев сыграл положительную роль в деле защиты прав русскоязычного населения. Достаточно назвать постановления Суда по делам «Шеванова v. Латвия», «Подколзина v. Латвия», «Сливенко v. Латвия», «Фарбтух v. Латвия», в которых он признает факт нарушения прав русскоязычного населения и обязывает латвийские власти выплатить заявителям надлежащую компенсацию за причиненный ущерб.

Вместе с тем деятельность Европейского суда по правам человека в этом направлении оставляет желать лучшего. Так, например, по делу «Сливенко v. Латвии» Суд принудил латвийские власти выплатить заявительницам только компенсацию за моральный и материальный ущерб, не решив главные вопросы – вопросы о возвращении семье Сливенко жилья и возможности вернуться на родину, откуда она была незаконно выдворена. Недоумевает также решение Суда по делу известной правозащитницы «Жданок v. Латвии», в котором говорится, что ограничения избирательных прав по политическим мотивам, неприемлемые в государствах со сложившимися демократическими институтами, можно считать приемлемыми для Латвии, исходя из историко-политического контекста, в котором принималось латвийское избирательное законодательство, поскольку это якобы позволило предотвратить попытки реставрации тоталитарного режима.

Решения Европейского суда по правам человека по соответствующим делам должны считаться прецедентами при рассмотрении аналогичных дел, в том числе, в отношении русскоязычного населения, проживающего не только в государствах Балтии, но и в других странах.

Практическое значение исследования и апробация его результатов

Практическое значение исследования состоит в том, что его положения могут быть приняты во внимание при разработке соответствующих международных соглашений и при решении проблем, возникающих в связи с международной защитой прав русскоязычного населения в государствах Балтии.

Данное исследование может представлять интерес в качестве учебного пособия по курсам «Международное право», «Международное гуманитарное право», «Международно-правовая защита прав человека».

Его содержание получило отражение в следующих публикациях – в сборниках статей «Актуальные проблемы международных отношений в начале XXI века» и «Актуальные международно-правовые и гуманитарные проблемы», издаваемых в Дипломатической Академии МИД России, научном юридическом журнале «Право и политика». Отдельная статья по исследуемой проблеме была депонирована в ИНИОН РАН. Кроме того, некоторые выводы и предложения, содержащиеся в исследовании, были использованы в практической деятельности МИД России.

Структура исследования

Структура диссертации обусловлена предметом, целью и задачами исследования. Работа состоит из введения, трех глав, включающих шесть параграфов, заключения и библиографии.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении раскрывается актуальность темы исследования, отмечается степень его новизны в российской международно-правовой литературе, определяются его цель и задачи, содержатся указания на его теоретическую основу, практическую значимость, апробацию его результатов, а также сформулированы основные положения, выносимые на защиту.

Глава 1 «Правовой статус русскоязычного населения и международно-правовые стандарты СЕ и ЕС в области защиты национальных меньшинств» включает в себя два параграфа: «Русскоязычное население, национальное меньшинство и народ в государствах Балтии: сравнительный анализ понятий» и «Участие СЕ и ЕС в деле защиты национальных меньшинств».

В первом параграфе «Русскоязычное население, национальное меньшинство и народ в государствах Балтии: сравнительный анализ понятий», подробно рассматривается соотношение и анализ таких понятий, как «русскоязычное население», «российский соотечественник, проживающий за рубежом», «национальные меньшинства» и «лица, принадлежащие к национальным меньшинствам». Это важно сделать, во-первых, потому, что данные определения не сформулированы четко в международно-правовых актах. Общетеоретические формулировки, имеющие расплывчатый характер, недопустимы в праве. Во-вторых, выявление связи между понятием «русскоязычное население, проживающее в государствах Балтии» и понятием «народ» имеет важное международно-правовое последствие. В-третьих, если в ходе анализа соответствующих понятий выяснится, что некоторая часть русскоязычного населения, проживающая в государствах Балтии, является национальным меньшинством, то можно сделать вывод, что на эту часть русскоязычного населения распространяется специальный международно-правовой режим защиты.

Понятие «соотечественник, проживающий за рубежом», закреплённое в Федеральном законе «О государственной политике Российской Федерации в отношении соотечественников за рубежом», достаточно аморфно.

Во-первых, в самом Законе не достаточно понятно сформулированы концептуальные основы выражения «соотечественник, проживающий за рубежом». В пункте 1 статьи 1 Закона приводится определение соотечественника вообще, что выходит за рамки целей Закона. К тому же, непонятно, почему речь идёт не о «наших» соотечественниках, а о соотечественниках как таковых. Общетеоретические формулировки в законах неуместны. Во-вторых, понятие «соотечественник» буквально означает «человек, имеющий с какими-либо другими людьми общую родину». Говоря о соотечественниках, характеризуют отношения между людьми, а не между людьми и государством. К характеристикам отношений между людьми и государством относятся такие понятия как «гражданин», «иностранный гражданин», «лицо без гражданства». В-третьих, такие понятия как «соотечественники», «соотечественники, проживающие за рубежом» вряд ли могут быть определены в праве. Они имеют эмоциональную, культурную, политическую окраску. Их изучение – область социологии, политологии, демографии, а не правоведения. В-четвёртых, в Законе просматривается стремление объединить в понятии «соотечественники, проживающие за рубежом» разнородные в правовом отношении категории лиц – граждан России, лиц без гражданства и граждан иностранного государства. Возможности, предоставляемые международным правом, которыми располагает Россия при возникновении вопроса о защите этих лиц, значительно отличаются друг от друга в зависимости от того, к какой категории они принадлежат. В случае нарушения прав конкретных российских граждан, проживающих за границей, Россия согласно Конституции может оказывать им консульскую и дипломатическую защиту. Лицам без гражданства и иностранным гражданам, проживающим на территории другого государства, она этого делать не вправе, поскольку такая защита была бы вмешательством в дела, входящие во внутреннюю компетенцию другого государства2

2.

Попытки дать определение меньшинствам предпринимались в разное время членами Подкомиссии по предупреждению дискриминации и защите меньшинств.

Согласно определению Ж. Дешена, меньшинством является группа граждан данного государства, представляющих собой численное меньшинство и занимающих негосподствующее положение в этом государстве, обладающих этническими, религиозными или языковыми характеристиками, отличающимися от характеристик большинства населения, солидарных друг с другом, движимых, пусть даже косвенно, коллективным стремлением к выживанию и стремящихся к фактическому и юридическому равенству с большинством.

Согласно определению Ф. Капоторти, меньшинство – это группа, меньшая по численности, чем остальная часть населения государства, занимающая негосподствующее положение, чьи члены, будучи гражданами этого государства, обладают этническими, религиозными или языковыми характеристиками, отличающимися от характеристик остальной части населения, и проявляют, пусть даже косвенно, чувство солидарности, направленное на сохранение своей культуры, традиций, религии или языка.

Представляется, что вышеназванные определения имеют явные недостатки, поскольку исключают из числа меньшинств те группы лиц, которые в действительности таковыми могут являться (русские в Прибалтике в силу, скажем, исторических причин, должны считаться национальным меньшинством). Таким образом, нарушается основополагающий принцип недискриминации, свойственный такой важной отрасли международного права, как международное право прав человека. Трудно согласиться с мнением, будто для обладания правами меньшинств необходимо иметь гражданство государства проживания.

Более приемлемым выглядит определение меньшинства, данное А. Эйде, согласно которому к меньшинству может быть отнесена «любая проживающая в суверенном государстве группа лиц, которая составляет менее половины всего населения страны и члены которой обладают общими этническими, религиозными или языковыми характеристиками, которые отличают их от остальной части населения»3

3.

Национальные меньшинства – это некие общности, состоящие из лиц определённой национальности. Основным критерием, по которому следует отличать «национальные меньшинства» от «лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам», являются права исследуемых объектов. Национальные меньшинства как общности имеют свои специфические права, а лица, принадлежащие к национальным меньшинствам, имеют личные, политические, социально-экономические и культурные права человека.

В отечественной доктрине выделяют следующие категории прав национальных меньшинств: а) права национальных меньшинств на защиту от деятельности, могущей угрожать их существованию; б) права национальных меньшинств на выражение, сохранение и развитие своей этнической, культурной, религиозной и языковой самобытности; в) права национальных меньшинств на равноправие и защиту от дискриминации; г) права национальных меньшинств на участие в общественных и государственных делах, включая участие в принятии решений, касающихся их самих или регионов, в которых они проживают4

4.

Данным правам корреспондирует обязанность государства соблюдать их.

Автор придерживается точки зрения, согласно которой национальное меньшинство и народ не идентичные понятия. Народ – это совокупность людей разных наций и национальностей, проживающих на территории определенного государства. Если права национальных меньшинств нарушаются, это подчас приводит к появлению сепаратистских настроений. Однако курс на отделение от государства проживания противоречит международному праву, в частности, принципу территориальной целостности и поэтому не может рассматриваться как способ борьбы национальных меньшинств за свои права. При этом следует напомнить, что правом на самоопределение вплоть до отделения пользуется исключительно народ.

Важными составляющими в решении вопроса о принадлежности русскоязычного населения, проживающего в государствах Балтии, к национальному меньшинству с международно-правовой точки зрения являются два обстоятельства:

- во-первых, конкретное лицо самостоятельно может выбирать – относиться ли ему к национальному меньшинству или нет. Между прочим, в Конвенции СНГ об обеспечении прав лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам 1994 года (хотя Россия не участвует), говорится: принадлежность к национальному меньшинству – вопрос индивидуального выбора заинтересованного лица и такой выбор не влечёт за собой каких бы то ни было неблагоприятных последствий для упомянутого лица. Аналогичное положение закреплено в Рамочной конвенции Совета Европы о защите национальных меньшинств 1995 года (в которой Россия участвует);

- во-вторых, государство, исходя из сложившейся практики, само решает, кому предоставлять статус национальных меньшинств. Например, Эстония ратифицировала Рамочную конвенцию Совета Европы о защите национальных меньшинств 1995 года с оговоркой, согласно которой к национальному меньшинству относятся лишь её граждане, отказав тем самым в предоставлении этого статуса значительной части русскоязычного населения. По аналогичному пути пошли латвийские власти, которые ратифицировали вышеназванную конвенцию 26 мая 2005 года.

В Литовской Республике в соответствии с Законом «О гражданстве» от 3 ноября 1989 года предусматривалась возможность предоставления гражданства всем постоянным жителям, выразившим такое желание до 4 ноября 1991 года. Поэтому российско-литовские отношения не отягощены проблемой массового безгражданства русскоязычного населения, как в случае с Латвией и Эстонией. В данном случае определённая часть русскоязычного населения, состоящая из граждан Литвы (94%), подпадает под действие международно-правовых документов о защите национальных меньшинств.

Исходя из вышесказанного, диссертант полагает, что международным организациям предстоит детально проработать вопрос, касающийся «национальных меньшинств» и «лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам», чтобы исключить двусмысленность трактовки данных терминов.

Во втором параграфе «Участие СЕ и ЕС в деле защиты национальных меньшинств», рассматриваются международные акты СЕ и ЕС.

Совет Европы

К специальным международным актам, посвящённым непосредственно защите национальных меньшинств, разработанных в рамках Совета Европы, можно отнести два международно-правовых акта:

- Европейскую хартию региональных языков и языков меньшинств от 5 ноября 1992 года;

- Рамочную конвенцию СЕ о защите национальных меньшинств от 1 февраля 1995 года.

Хартия региональных языков и языков меньшинств принята в целях реализации лицами, принадлежащими к меньшинствам, права на язык, которое в общих чертах закреплено в Международном пакте ООН о гражданских и политических правах 1966 года, Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года, Хельсинском Заключительном акте ОБСЕ 1975 года и в других международных документах.

Под региональными языками и языками меньшинств в Европейской хартии понимаются языки, которые отличаются от официального языка данного государства и традиционно используются на его территории жителями этого государства, представляющими собой группу, численно меньшую, чем остальное население страны.

Рамочная конвенция о защите национальных меньшинств 1995 года (далее – Конвенция) является на сегодняшний день основным международно-правовым актом в области обеспечения прав таких меньшинств как на международном, так и на европейском уровне.

Как видно из названия «рамочная конвенция», она не содержит конкретно сформулированных прав и свобод. Принципы, провозглашаемые в Рамочной конвенции о защите национальных меньшинств, не могут быть применены прямо и непосредственно и осуществляются через национальные законодательства и соответствующую политику национальных правительств.

Существенным недостатком документа является отсутствие определения понятия «национальное меньшинство». Причина состоит в том, что к моменту принятия решения по документу было невозможно по политическим причинам получить общее одобрение этого термина всеми государствами – членами Совета Европы. Чтобы не блокировать на годы общее стремление, было решено использовать прагматический подход, основанный на признании того, что на нынешнем этапе не представляется возможным дать такое определение.

Автор считает, что к недостаткам Конвенции следует также отнести невозможность чётко определить права лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам, и права национальных меньшинств. Статья 1 Конвенции употребляет термины «национальные меньшинства» и «лица, принадлежащие к национальным меньшинствам». В последующих статьях речь идёт только о правах лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам.

Основными органами СЕ, которые ведут работу по защите национальных меньшинств, являются Комитет министров, ПАСЕ, Комиссия по мониторингу, Европейская комиссия по борьбе с расизмом и нетерпимостью, Верховный комиссар по правам человека и Европейский суд по правам человека.

Вышеназванные органы, за исключением Европейского суда по правам человека, принимают рекомендации, заключения, доклады, письма по устранению нарушений международных актов в области прав человека и национальных меньшинств, которые адресованы национальным властям.

В качестве рекомендации Комитета министров СЕ можно привести Резолюцию от 13 июня 2002 года5

5 по выполнению Эстонией Рамочной конвенции о защите национальных меньшинств, в которой отмечается необходимость дальнейших усилий для продвижения процесса натурализации, принимая во внимание большое количество лиц без гражданства (пункт 4 статьи 1). В Резолюции также отмечается, что меры по распространению эстонского языка должны сопровождаться гарантиями национальных меньшинств в получении знаний на родном языке (пункт 5 статьи 1).

В Совете Европы действует такой важный орган по правам человека как Комиссар Совета Европы по правам человека. Комиссар действует на основе Резолюции (99) 50 «О Комиссаре Совета Европы по правам человека», которая была принята Комитетом министров в мае 1999 года. Комиссара избирают сроком на шесть лет без права последующего переизбрания. Главными целями деятельности Комиссара по правам человека являются содействие воспитанию в духе соблюдения прав человека и популяризации этих прав в государствах-членах; обнаружение возможных пробелов в законодательстве и практике государств-членов на предмет их соответствия общепризнанным стандартам в области прав человека; оказание содействия по эффективному контролю за полным соблюдением прав человека.

За своё недолгое существование Комиссар СЕ по правам человека представил Доклад по правам человека о визите в Латвию с 5 по 8 октября 2003 года и Доклад по правам человека о визите в Эстонию с 27 по 30 октября 2003 года. Помимо общих вопросов, связанных с правами женщин, инвалидов, пенсионеров, в этих документах затронуты вопросы защиты меньшинств. Комиссар СЕ по правам человека выражает обеспокоенность по поводу большого количества лиц без гражданства в обеих прибалтийских республиках и рекомендует ускорить процесс натурализации неграждан, чему в немалой степени послужило бы смягчение требований на знание соответствующего языка для получения латвийского/эстонского гражданства.

Россия и другие заинтересованные государства-участники Совета Европы могут поставить вопрос о приостановлении членства Латвии и Эстонии в СЕ, а в случае и дальнейшего игнорирования замечаний международных экспертов по соблюдению международно-правовых норм можно с уверенностью поставить вопрос об исключении нарушителей из состава этой авторитетной межправительственной организации. Хотя такая постановка вопроса может показаться некоторым международным экспертам наивной и нереальной, поскольку соответствующих прецедентов в истории СЕ не было.

Европейский Союз

С 1 мая 2004 года в ЕС были приняты Латвия, Эстония, Литва и некоторые другие восточно-европейские государства (Венгрия, Кипр, Мальта, Польша, Словакия, Словения и Чехия). С 1 января 2007 года членами ЕС стали также Болгария и Румыния. Таким образом, в настоящее время Союз насчитывает 27 государств-членов.

В рамках ЕС в деятельности по защите прав человека и, в частности, лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам, стали принимать участие такие институты как Европейский парламент и Европейская комиссия.

Большой интерес в деле защиты прав человека представляет деятельность Комитета по петициям Европарламента. В комитет могут обратиться три типа лиц – граждане ЕС, неграждане государств-членов ЕС, постоянно проживающие на территории этих государств, и представители компаний, организаций или ассоциаций (физические или юридические лица), головные офисы которых находятся в государстве-члене ЕС.

Комитет по петициям выносит рекомендации, которые не имеют обязательной юридической силы в отношении других институтов. Однако они могут дать возможность открыть процедуру рассмотрения нарушения законодательства ЕС в Европейской Комиссии или принудить государство-члена ЕС изменить законодательство по затрагиваемым вопросам. Комитет по петициям не может ни определять компенсацию участников спора, ни открывать процедуру рассмотрения дела в суде ЕС. Зато он может рекомендовать заявителю обратиться в орган, не являющийся институтом ЕС, например в Европейский суд по правам человека, или в орган власти государства-члена ЕС (к омбудсмену).

Комитет по петициям Европарламента, также как и Комиссар СЕ по правам человека, не является судебным органом и не может пересматривать решения национальных судебных инстанций. Преимущество петиций состоит в том, что они могут представлять собой средство, инструмент давления на соответствующие институты ЕС или государств-членов. Они могут придать вес затронутой проблеме.

Хотелось бы отметить тот факт, что в январе 2007 года в Комитет по петициям Европарламента обратились русскоязычные жители Латвии. Петиции как раз касались вопроса «массового безгражданства». Быстрых изменений, скорее всего, ждать не стоит. Данная проблема будет сохраняться еще на протяжении нескольких лет. Но важно другое: проблема в который раз остро прозвучала в объединенной Европе.

Следует также отметить, что институты ЕС (Совет ЕС) приняли две директивы, которые могут быть отнесены к защите русскоязычного населения в государствах Балтии:

- директива 2003/86/ЕС «О праве на семейное воссоединение»6

6;

- директива 2003/109/ЕС «О статусе граждан третьих стран, проживающих на долгосрочной основе»7

7;

Обе директивы были адресованы всем государствам-членам ЕС, в том числе прибалтийским республикам.

Директива отличается от регламента, который носит общий характер, тем, что в ней указываются цели и результаты, которые должны быть достигнуты.

Директива 2003/86/ЕС состоит из преамбулы, 22 статей, сгруппированных в 8 глав. Ее целью является установление права на семейное воссоединение граждан третьих стран. Под «семейным воссоединением» понимается необходимое средство для того, чтобы обеспечить возможность семейной жизни, которое способствует созданию социокультурной стабильности, облегчающей интеграцию граждан третьих стран в государствах-членах ЕС и содействующей экономическому и социальному сплочению.

В праве на семейное воссоединение может быть отказано, если лицо, которое желает получить такое право, представляет угрозу для общественного порядка и общественной безопасности. Понятия общественного порядка и безопасности могут охватывать, например, судимость лица за тяжкое преступление или его принадлежность к террористической/ экстремистской организации.

Целью директивы 2003/109/ЕС (состоит из преамбулы, 28 статей, сгруппированных в 4 главы) является закрепление правового положения легальных иммигрантов из государств, не являющихся членами ЕС, по принципу их равноправия с гражданами ЕС в плане проживания и работы.

Эстония и Латвия не соблюдают обе директивы, в частности, положения об усиленной защите долгосрочных резидентов от выдворения, которые они трансформировали в свое национальное законодательство. Так, вместо того чтобы обеспечивать интересы семей военных пенсионеров – граждан России, проживающих в Эстонской Республике уже достаточно длительное время, власти этого государства отказывают им в продлении вида на жительство и собираются депортировать их из страны, разрушая тем самым их семьи. Бывшие военнослужащие советской армии (офицеры запаса) и члены их семей приравниваются в Эстонии и Латвии к лицам, представляющим угрозу для общественного порядка и безопасности.

Желательно было бы заключить Соглашение между правительствами государств Балтии и представителями русскоязычного меньшинства при непосредственном участии Совета Европы и Европейского Союза, которое должно поставить основной целью защиту русскоязычного населения в прибалтийских республиках и установить ответственность за нарушение прав и свобод русскоязычного населения. Это Соглашение должно носить исключительно внутриконституционный (а не межгосударственный) характер наподобие существующих соглашений между правительством Канады и местной общиной индейцев, правительством Македонии и представителями албанского меньшинства.

Повышению вовлечённости ЕС в гуманитарную тематику в Латвии и Эстонии помогло бы учреждение в составе латвийского и эстонского представительства в Комиссии ЕС правочеловеческой секции, которая взяла бы на себя мониторинговую и экспертную работу закрытых миссий ОБСЕ.

Вторая глава «ОБСЕ и вопросы защиты прав русскоязычного населения в государствах Балтии: политико-правовые проблемы», состоит из двух параграфов.

В первом параграфе«Механизмы защиты русскоязычного населения в рамках ОБСЕ», рассматриваются два основных механизма, которые ответственны за соблюдение государствами взятых на себя обязательств.

1) Венский механизм предоставляет любому государству направить другому государству запрос об информации относительно какого-либо случая, касающегося прав человека. После получения письменного ответа на запрос может состояться двусторонняя встреча с целью изучения ситуации, связанной с человеческим измерением, и поиска решений. Процедура консультаций носит обязательный характер. Запрашиваемое государство в течение десяти дней обязано представить ответ на запрос.

Венский механизм является постоянно действующей системой надзора. Если в страну в рамках данного механизма поступил запрос на информацию от любого из государств ОБСЕ, то она обязана дать ответ на такой запрос. Она обязана также удовлетворить последующую просьбу о двусторонней встрече.

2) Московский механизм дополняет Венский механизм и состоит из миссии экспертов и миссии докладчиков. Это процедура осуществления контроля на местах. Миссии экспертов и докладчиков включают не более трёх человек соответственно. Мандат эксперта более широкий, чем мандат докладчика. Эксперты предлагают сторонам в споре добрые и посреднические услуги, то есть непосредственно участвуют в поиске решений, в то время как мандат докладчиков ограничивается лишь установлением фактов и внесением предложений (рекомендаций) относительно возможных решений поднятого вопроса. Если какое-либо государство-участник сочтет, что в другом государстве-участнике выполнение положений, относящихся к человеческому измерению ОБСЕ, находится под серьезной угрозой, оно может при поддержке не менее пяти других государств-участников использовать процедуру назначения докладчиков до трёх человек. Также как и экспертам, принимающее государство создает миссии докладчиков все необходимые условия для осуществления ею своих функций. Миссия завершает свою работу составлением доклада, по которому запрашиваемое государство не позднее чем через две недели после его представления должно высказать свои соображения.

Как правило, в состав миссий входят опытные дипломаты и юристы. Миссии экспертов устанавливают контакт с заинтересованными сторонами и общественными организациями. Так, например, в Эстонии миссия ОБСЕ встречалась с парламентариями и представителями партий, юристами, журналистами, министрами, а также с представителями церкви и эстонского торгового союза. Поводом для направления миссии явился Закон «Об иностранцах» от 8 июля 1993 года, который русскоязычное население расценило как дискриминационный. Эксперты могут вносить предложения по урегулированию конфликта в части, касающейся человеческого измерения. Они предложили эстонскому парламенту некоторые изменения в Законе, которые были приняты.

Следует отметить преимущества и недостатки миссий докладчиков и миссий экспертов ОБСЕ в сравнении с процедурами ООН и Совета Европы.

Преимущества миссий: а) применяются оперативно, независимо от того, будут или не будут исчерпаны все национальные средства правовой защиты; б) позволяют изучить вопрос на месте и, тем самым, повысить эффективность действий по установлению фактов, которые могут искажаться правительством; в) благодаря оказанию добрых и посреднических услуг со стороны миссий экспертов может проводиться работа по предотвращению конфликтов.

Недостатки миссий: а) применение того или иного механизма, то есть расследование нарушений прав человека зависит от политического веса запрашиваемого государства; б) по завершению работы миссий и предоставлению доклада ОБСЕ не предпринимает дальнейших шагов по урегулированию конфликта; отсутствуют какие-либо санкции в случае доказательства нарушения обязательств по человеческому измерению; в) кадровое, материально-техническое и финансовое обеспечение работы миссий оставляет желать лучшего. В количественном отношении миссии недоукомплектованы (в их состав входят по два эксперта). Время подготовки миссии исключительно короткое. Финансирование осуществляется принимающим или запрашивающим государством. А как быть, если это принимающее или запрашивающее государство – экономически слаборазвитая страна. Отдельный фонд ОБСЕ пока не создан.

Во втором параграфе «Документы ОБСЕ о защите национальных меньшинств (на примере русскоязычного меньшинства)», дается краткая характеристика документов ОБСЕ о защите национальных меньшинств (на примере русскоязычного меньшинства).

В отечественной доктрине международного права сложилась точка зрения, согласно которой документы ОБСЕ носят преимущественно политический, а не юридический характер. Документы ОБСЕ – это только политические обязательства, нарушение которых не влечет международно-правовой ответственности.

Вместе с тем, документы ОБСЕ служат основой для принятия международно-правовых договоров, обладающих юридической силой, таких как Рамочная конвенция о защите национальных меньшинств 1995 года.

Встаёт вопрос – могут ли международные документы ОБСЕ, носящие политический характер, защитить национальные меньшинства, в частности русскоязычное меньшинство, проживающее в государствах Балтии?

С одной стороны, государство, нарушающее положение конкретного документа ОБСЕ в области защиты национальных меньшинств, не несёт никакой международно-правовой ответственности, а с другой стороны, государство, допускающее массовые нарушения прав национальных меньшинств, привлекает внимание международного сообщества (как это говорится в Документе московского совещания по человеческому измерению СБСЕ 1991 года), и тем самым, к этому государству могут быть применены санкции со стороны ООН или Совета Европы.

В исследовании приводятся основные документы ОБСЕ, направленные на закрепление основных прав и свобод человека, национальных меньшинств, лиц, принадлежащих к таким меньшинствам, в конечном счёте, русскоязычного населения. Это Хельсинский Заключительный акт совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе от 1 августа 1975 г., Мадридский Итоговый документ второй встречи в рамках дальнейших шагов от 6 сентября 1983 г., Венский итоговый документ третьей встречи в рамках дальнейших шагов от 15 января 1989 г., Документ Копенгагенского совещания Конференции по человеческому измерению СБСЕ от 29 июня 1990 г., Парижская хартия для новой Европы от 21 ноября 1990 г., Женевский доклад совещания экспертов СБСЕ по вопросам национальных меньшинств от 19 июня 1991 г., Документ московского совещания конференции по человеческому измерению СБСЕ от 3 октября 1991 г., Хельсинкский итоговый документ от 10 июля 1992 г., Стокгольмский документ третьей встречи Совета СБСЕ от 14-15 декабря 1992 г., Римский документ четвертой встречи Совета СБСЕ от 30 ноября-1 декабря 1993 г., Будапештский документ от 5-6 декабря 1994 г., Лиссабонская декларация о модели общей и всеобъемлющей безопасности для Европы ХХI века, закреплённая в Лиссабонском документе от 3 декабря 1996 г., Декларация стамбульской встречи на высшем уровне и Хартия европейской безопасности, закрепленные в Стамбульском документе от 19 ноября 1999 г.

Деятельность Верховного комиссара ОБСЕ по делам национальных меньшинств как важного компонента концепции раннего предупреждения и предотвращения конфликтов и мирного урегулирования споров должна оцениваться высоко. Среди его документов известны такие рекомендации, как Гаагские рекомендации о правах национальных меньшинств в области образования от 1996 г., Ословские рекомендации по языковым правам национальных меньшинств от 1998 г., Лундские рекомендации об эффективном участии национальных меньшинств в общественно-политической жизни от 1999 г.

Вышеперечисленные документы ОБСЕ направлены на закрепление и соблюдение государствами-участниками гражданских, политических, социально-экономических и культурных прав лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам, и специфических прав национальных меньшинств.

Отмечая положительную роль документов ОБСЕ и рекомендаций ВКНМ в деле защиты русскоязычного населения в государствах Балтии, вместе с тем следует отметить существенный недостаток данных документов: в них отсутствуют определения таким понятиям, как «национальные меньшинства» и «лица, принадлежащие к национальным меньшинствам».

Третья глава «Оценка гуманитарной ситуации международными организациями в государствах Балтии и участие Европейского суда по правам человека в защите русскоязычного населения», состоит из двух параграфов.

В первом параграфе «Проблемы имплементации международных актов по правам человека в государствах Балтии», проводится анализ прибалтийского законодательства о гражданстве, языке и образовании на предмет его соответствия международным актам.

Подробно анализируются латвийские и эстонские законы о языке и об образовании, которые фактически направлены на принудительную ассимиляцию значительной части русскоязычного меньшинства, что не соответствует пункту 2 статьи 5 Рамочной конвенции Совета Европы о защите национальных меньшинств, согласно которому государства должны воздерживаться от любых политических или практических действий, имеющих целью ассимиляцию лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам, вопреки их воле, и защищать этих лиц от любых действий, направленных на такую ассимиляцию.

Обращает на себя внимание и то, что Закон Эстонии «О культурной автономии национального меньшинства» от 26 октября 1993 года дает определение национального меньшинства, под которым понимается граждане Эстонии, постоянно проживающие на ее территории и имеющие давние, прочные и постоянные связи с ней. Данный закон юридически закрепляет бесправие подавляющей части русскоязычного населения, которая не подпадает под это определение, и противоречит духу и букве Рамочной конвенции Совета Европы о защите национальных меньшинств.

Как видно из анализа имплементации международных актов по правам человека в государствах Балтии, здесь не всё обстоит гладко. Между Латвией и Эстонией есть некоторые различия, касающиеся обеспечения прав русскоязычного населения. Назовём их:

1) в Эстонской Республике неграждане обладают правом голоса на муниципальных выборах. В Латвийской Республике неграждане не имеют такого права;

2) правозащитные организации насчитывают до 40 различий в правах граждан и неграждан в Эстонской Республике и до 62 различий в Латвийской Республике;

3) в Эстонской Республике в марте 2002 года в Закон «Об основной школе и гимназии» внесены поправки, приостанавливающие запланированный на 2007 год процесс ликвидации государственной системы обучения на русском языке. В частности, 29 января 2003 года в этот Закон внесены важные поправки, а именно: «для учащихся, приобретающих основное образование, родной язык для которых не является языком обучения, школа совместно с государством и местными самоуправлениями создают условия для обучения родному языку и изучения национальной культуры в целях сохранения своего национального самосознания» (пункт 3 статьи 9 Закона). В Латвийской Республике местные власти игнорируют рекомендации СЕ, ОБСЕ и других международных организаций о внесении поправок в дискриминационный Закон «Об образовании», который, как известно, устанавливает получение образования (общего, профессионального и академического) исключительно на латвийском языке, не являющимся родным для большинства русскоязычного населения;

4) в Эстонской Республике положение с обеспечением прав бывших сотрудников правоохранительных органов СССР и ветеранов Великой Отечественной войны более гуманно по сравнению с соседней Латвийской Республикой и отличается мерой наказания за преступления «против человечности» и «геноцид» в отношении ветеранов. В Эстонии такой мерой наказания является лишение свободы условно, то есть, когда человек находится на свободе, соблюдая определённые условия, установленные Уголовным кодексом. В Латвии мерой наказания за «вышеназванные преступления» является лишение свободы в виде тюремного заключения. Кроме того, жестокое обращение в тюрьме с ветеранами Великой Отечественной войны побудило некоторых из них обратиться с жалобой в Европейский суд по правам человека.

Для того чтобы улучшить положение русскоязычного населения в Латвийской Республике, в соответствии с рекомендациями международных организаций (ООН, ЕС, СЕ, ОБСЕ), представляется целесообразным предпринять нижеследующие шаги:

а) принятие всех возможных мер для ускорения натурализации, в том числе обеспечение подготовительного обучения кандидатов для сдачи экзамена на знание латышского языка и Конституции, как необходимых условий при приёме в латвийское гражданство; облегчение требований для пожилой категории меньшинств; проведение информационных кампаний в СМИ с целью поощрения неграждан к подаче заявлений на предоставление гражданства; объединение обязательных при натурализации экзаменов с государственными выпускными школьными экзаменами;

б) предоставление негражданам права голоса на местных выборах для дальнейшей интеграции латвийского общества на местном уровне;

в) рассмотрение возможности установления системы билингвального образования в средних школах, а также возможности расширения программ, обеспечивающих адекватную подготовку учителей для школ меньшинств, в частности русскоязычного меньшинства;

г) разработка и принятие закона о защите национальных меньшинств и образование государственного органа по делам меньшинств.

Для того чтобы улучшить положение русскоязычного населения в Эстонской Республике, в соответствии с рекомендациями международных организаций (ООН, ЕС, СЕ, ОБСЕ), представляется целесообразным предпринять нижеследующие шаги:

а) принятие всех возможных мер для ускорения натурализации (рекомендации имеют аналогичный характер, что и в Латвийской Республике);

б) возможность пересмотра оговорки, сделанной при ратификации Рамочной конвенции о защите национальных меньшинств 1995 года, которая носит ограничительный характер и распространяет своё действие только на граждан Эстонии (данный пункт должен касаться и Латвии);

в) внесение поправок в Закон «О культурной автономии национального меньшинства» с целью расширительного толкования национальных меньшинств (без привязки к гражданству страны проживания меньшинства);

г) обеспечение эффективной имплементации запланированного на 2007 год перехода на двуязычную систему образования в школах с преподаванием на негосударственном языке.

В Литовской Республике правовое положение русскоязычного населения выглядит гораздо лучше, чем в Латвии и Эстонии. Это отчасти объясняется тем, что литовские власти уже довольно давно ратифицировали главный международно-правовой акт, касающийся защиты национальных меньшинств – Рамочную конвенцию о защите национальных меньшинств. Кроме того, в конце 80-х годов ХХ века Литва приняла закон о гражданстве, согласно которому гражданство предоставлялось всем желающим без обязанности сдать экзамен по литовскому языку.

Однако в Литве сохраняется проблема, связанная с преследованием ветеранов Великой Отечественной войны и бывших сотрудников правоохранительных органов СССР, да и единственным государственным языком, согласно Основному закону республики, является литовский язык.

В связи с вышесказанным следует признать, что ситуация с правами русскоязычного населения в государствах Балтии (в особенности – в Латвии и Эстонии) требует пристального внимания со стороны международного сообщества. Позитивные наработки в этом направлении уже сделаны. Однако работу по выправлению положения с правами русскоязычного населения необходимо продолжать и далее в русле международных документов в области прав человека и национальных меньшинств.

ООН, ОБСЕ, Совет Европы и Европейский Союз, участвуя в решении рассматриваемой проблемы, стараются предупредить межнациональные конфликты. Осознание того, что очаг напряжённости, связанный с обеспечением прав русскоязычного меньшинства в странах Балтии, может дестабилизировать обстановку в европейском регионе, способствует тому, что международные организации стали уделять особое внимание этому вопросу.

Во втором параграфе «Роль Европейского суда по правам человека в защите русскоязычного населения, проживающего в государствах Балтии», подчеркивается важная роль Европейского суда по правам человека в деле защиты русскоязычного населения, проживающего в государствах Балтии.

В ведении Суда находятся все вопросы, касающиеся толкования Конвенции СЕ о защите прав человека и основных свобод 1950 года и Протоколов к ней.

Главная функция Европейского суда по правам человека состоит в защите личности от грубых нарушений его/её прав, и это, несомненно, являлось приоритетной задачей при разработке и принятии Конвенции Совета Европы о защите прав человека и основных свобод (далее – Конвенция). Защита прав человека от серьёзных нарушений в ходе рассмотрения конкретных дел остаётся центральной задачей Суда8

8.

Следует подчеркнуть, что Европейский суд по правам человека рассматривает индивидуальные жалобы на действия национальных властей, а не на действия властей Европейского союза. Последним занимаются суды сообществ – Суд первой инстанции и суд ЕС, находящиеся в Люксембурге.

По состоянию на январь 2006 года Российская Федерация согласно статье 36 Протокола № 11 к Конвенции вступила третьей стороной в рассмотрение четырех дел по жалобам российских граждан против Латвии, поданным в ЕСПЧ, а именно:

- «Сливенко против Латвии»;

- «Сысоева и другие против Латвии»;

- «Викулов и другие против Латвии»;

- «Василевский против Латвии».

Следует отметить, что Российская Федерация может давать не только свои комментарии, но и принимать участие в слушаниях по делу. При этом это вовсе не означает, что Россия будет выступать в качестве адвоката. У заявителей есть свои законные представители.

Европейский суд по правам человека играет весомую роль в решении проблем, связанных с обеспечением прав русскоязычного населения, проживающего в государствах Балтии.

Им рассмотрены следующие дела:

«Шеванова v. Латвия»

Заявительница неоднократно обращалась в латвийские суды с ходатайством об отмене приказа на её высылку, но её ходатайства были отклонены.

28 февраля 2002 года Европейский суд по правам человека вынес решение о приемлемости жалобы в части, касающейся статьи 8 Конвенции СЕ о защите прав человека и основных свобод.

15 июня 2006 года Суд постановил выплатить Шевановой компенсацию за моральный ущерб в 5 000 евро и 1 000 евро в качестве возмещения судебных издержек.

«Подколзина v. Латвия»

Латвийские власти отказали заявительнице в праве баллотироваться на парламентских выборах 1998 года под предлогом недостаточного знания государственного латышского языка.

9 апреля 2002 года Европейский суд по правам человека вынес решение в пользу Подколзиной и постановил выплатить 7500 евро за моральный ущерб и 1500 евро за судебные издержки.

Суд постановил, что Латвия нарушила статью 3 Протокола 1 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, согласно которой государства – участники Конвенции обязуются проводить с разумной периодичностью свободные выборы путём тайного голосования в таких условиях, которые обеспечат свободное волеизъявление народа в выборе законодательной власти.

«Сливенко и другие v. Латвия»

Семья Сливенко была принудительно депортирована из Латвии по соображениям безопасности, поскольку покойный отец первой заявительницы являлся офицером Советской армии.

9 октября 2003 года Европейский суд по правам человека посчитал, что Латвия несоразмерным образом вмешалась в частную жизнь Татьяны и Карины Сливенко и в их право на жилище, нарушив этим статью 8 Конвенции, и постановил, что для возмещения морального и материального вреда Латвия должна выплатить компенсацию Татьяне и Карине Сливенко (10000 евро каждой).

«Викуловы v. Латвия»

25 марта 2004 года Европейский суд по правам человека вынес частичное решение по вопросу о приемлемости жалобы Викуловых, признав необходимым продолжение её рассмотрения в части, касающейся нарушения в отношении заявителей статей 3, 5, 8, 14 и 34 Конвенции, согласно которым никто не должен подвергаться бесчеловечным или унижающим достоинство обращению или наказанию; каждый человек имеет право на свободу и личную неприкосновенность; каждый человек имеет право на уважение его частной и семейной жизни, его жилища и корреспонденции; пользование правами и свободами обеспечивается без какой-либо дискриминации.

«Фарбтух v. Латвия»

2 декабря 2004 года Европейский суд по правам человека постановил, что в этом случае нарушена статья 3 Конвенции Совета Европы о защите прав человека и основных свобод, которая запрещает пытки, бесчеловечное или унижающее достоинство обращение или наказание. Суд обязал латвийские власти выплатить бывшему сотруднику НКВД, осуждённому в этом государстве за преступления «против человечества и геноцид», 5000 евро в качестве денежной компенсации за нанесённый моральный ущерб и 1000 евро на покрытие судебных издержек

«Сысоевы v. Латвии»

После восстановления независимости Латвии местные власти отказались предоставить семье Сысоевых статус постоянных жителей республики.

16 июня 2005 года Малая палата Европейского суда по правам человека вынесла решение, в соответствие с которым признала, что латвийские власти нарушили статью 8 Конвенции, гарантирующую право на уважение частной и семейной жизни.

Однако латвийская сторона обжаловала это решение в вышестоящей инстанции, и Суд отменил решение Малой палаты, направив его на рассмотрение в Большую палату.

Рассмотрение практики Европейского суда по правам человека позволяет сделать следующие выводы.

В Европе сложился довольно эффективный региональный механизм защиты прав человека, который оказывает влияние на государства-участники Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод с тем, чтобы они корректировали национальную законодательную и правоприменительную практику.

Вместе с тем следует отметить, что несмотря на возрастающую роль Европейского суда по правам человека в решении проблем русскоязычного населения в государствах Балтии, его постановления не являются стопроцентно действующим инструментом при исправлении ситуации с правами человека. О таком факте свидетельствует постановление Суда по делу «Татьяна Сливенко и другие против Латвии», когда Суд принудил латвийские власти выплатить заявительницам только компенсацию за моральный ущерб, не решив главные вопросы – вопросы о возвращении семье Сливенко жилья и возможности вернуться на родину, откуда она была незаконно выдворена. Впоследствии семья Сливенко заключила с правительством Латвии мировое соглашение, в соответствии с которым Татьяна и Карина получили постоянное разрешение на жительство в республике. В свою очередь, они обязались не подавать никаких дополнительных жалоб или требований в связи с этим вопросом в будущем.

Кроме того, в марте 2006 года Европейский суд по правам человека вынес решение, в соответствии с которым Татьяне Жданок, европарламентарию от Латвии, как бывшему члену компартии, запрещено баллотироваться в парламент и местные органы власти Латвии9

9.

Скандальный характер нового решения заключается в том, что Суд впервые связал рассматриваемое дело с латвийской историей и косвенно, но признал «факт оккупации».

Ранее, в июне 2004 года Малая палата Суда признала: налицо нарушение права Жданок на свободные выборы1

100. Однако латвийское правительство решило обжаловать решение. Был выдвинут следующий аргумент – страна находится в постоккупационном состоянии. На этот раз в состав Суда не вошли судьи, поддержавшие в свое время решение в пользу Жданок.

Объявленное решение отменяет решение предыдущей инстанции о выплате Жданок компенсации, является окончательным и обжалованию не подлежит.

Таким образом, в деятельности Европейского суда по правам человека в деле защиты русскоязычного населения начала прослеживаться политическая составляющая, ведущая к практике пересмотра истории, что не допустимо с точки зрения норм международного права. Вторая мировая война давно закончилась, ее итоги юридически закреплены и пересмотру не подлежат.

В заключении содержатся основные выводы исследования и предложения по улучшению положения русскоязычного населения, проживающего в государствах Балтии.

Основные положения диссертационного исследования отражены в следующих публикациях автора:

1. «Русскоязычное население», «национальное меньшинство» и «народ» в международном праве: анализ понятий (на примере стран Балтии)// Актуальные международно-правовые и гуманитарные проблемы. – Сборник статей. Выпуск VI. – М.: «Научная книга», 2005. С. 170 – 190 (0,9 п.л.).

2. Судебная защита прав русскоязычного населения, проживающего в государствах Балтии: Совет Европы// Актуальные проблемы международных отношений в начале XXI века: Материалы 8-й научно-практической конференции молодых ученых/ ДА МИД России. – М., 2005. С. 262 – 282 (0,9 п.л.).

3. Проблемы имплементации международных актов по правам человека в государствах Балтии (на примере русскоязычного меньшинства). – М., 2006. – Рукопись деп. в ИНИОН РАН. № 59830 (1 п.л.).

4.К вопросу о международно-правовой защите Советом Европы русскоязычного меньшинства, проживающего в странах Балтии// Научный юридический журнал «Право и политика». № 3 (87). – М.: Nota bene, 2007. С. 114 – 120 (0,5 п.л.).


1 Рамишвили Т.О., Иванов Ю.В. Латвийское законодательство: нормы для «неграждан» и международные правовые стандарты// Журнал российского права. № 9. 1998. С. 36.

2 Черниченко С. В. Концептуальный анализ понятия «соотечественник, проживающий за рубежом»// Актуальные международно-правовые и гуманитарные проблемы. Сборник статей. Выпуск VI. – М., 2005. С. 243 –244.

3 Док. ООН E/CN.4/Sub.2/1993/34.

4 Кочарян В. В. Международно-правовые проблемы защиты национальных меньшинств.// Автореф. дис. канд. юрид. наук. Санкт-Петербург, 1996. С. 7.

5 CE doc. ResCNM (2002)8.

6 Journal official de l'Union europenne L 251 du 3.10.2003.

7 Journal official de l'Union europenne L 16 du 23.1.2004.

8 Бернхардт Р. Европейский Суд по правам человека в Страсбурге: новый этап, новые проблемы// Государство и право. № 7. – М., 1999. С. 61.

9 Judgment [GC]58278/00, danoka v. Latvia, ECHR 2006 – (16.3.06).

10 Arrt 58278/00, danoka c. Lettonie, (fr.) – (17.6.04).



 
Похожие работы:

«Орбелян Арам Смбатович Право государств на применение вооружённой силы в условиях современных международных отношений Специальность: 12.00.10 – Международное право. Европейское право. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук Москва - 2008 Работа выполнена на кафедре международного права Московского государственного института международных отношений (Университета) МИД России Научный руководитель: кандидат юридических наук, профессор...»

«ГАЛИМОВ ТИМУР РАИСОВИЧ СУБЪЕКТЫ ДОКАЗЫВАНИЯ ГРАЖДАНСКОГО ИСКА В РОССИЙСКОМ УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ Специальность 12.00.09 – уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук Ижевск – 2006 Диссертация выполнена в государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования Удмуртский государственный университет Научный руководитель:...»

«Артемов Денис Юрьевич криминологическое планирование в сфере противодействия незаконному обороту наркотических средств и психотропных веществ Специальность 12.00.08 – уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук Омск 2008 Диссертация выполнена в Омском государственном университете им. Ф. М. Достоевского. Научный...»

«Коваль Наталья Викторовна ЖЕСТОКОЕ ОБРАЩЕНИЕ С ДЕТЬМИ (криминологические и уголовно-правовые проблемы) Специальность 12.00.08 – Уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук Москва – 2013 Диссертация выполнена в Федеральном государственном казенном образовательном учреждении высшего профессионального образования Академия Генеральной прокуратуры Российской Федерации Научный...»

«Сазонова Кира Львовна ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ ПРИМЕНЕНИЯ ВООРУЖЕННОЙ СИЛЫ В МИРОТВОРЧЕСТВЕ ОРГАНИЗАЦИИ ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ Специальность 12.00.10 – Международное право. Европейское право АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание степени кандидата юридических наук Москва – 2011 Диссертация выполнена на кафедре международного публичного права Государственного образовательного...»

«Скороделова Елена Ивановна СУЩЕСТВЕННЫЕ НАРУШЕНИЯ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ЗАКОНА И ИХ ФАКТОРЫ В ДОСУДЕБНЫХ СТАДИЯХ УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА Специальность 12.00.09 –Уголовный процесс Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата юридических наук Москва – 2013 Работа выполнена в ФГБОУ ВПО Тульский государственный университет Научный руководитель - доктор юридических наук заслуженный юрист Российской Федерации Ширванов Алексей Амирбекович Официальные оппоненты: Махов...»

«Сало Ирина Александровна ПРЕСТУПНЫЕ ДЕЙСТВИЯ С КОМПЬЮТЕРНОЙ ИНФОРМАЦИЕЙ ОГРАНИЧЕННОГО ДОСТУПА Специальность 12.00.08 – Уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук Москва – 2011 Работа выполнена на кафедре уголовного права, криминологии и уголовно-исполнительного права Санкт-Петербургского юридического института (филиала) Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации...»

«Насонова Альбина Владимировна ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ОХРАНЫ ПРИРОДЫ В РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ (XVIII – НАЧАЛО XX ВВ.) Специальность 12.00.01. - теория и история права и государства; история учений о праве и государстве АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук Москва, 2012 Работа выполнена на кафедре теории и истории государства и права ФГБОУ ВПО Ульяновский государственный университет. Научный руководитель: доктор исторических наук, кандидат...»

«Самович Юлия Владимировна ПРАВО ЧЕЛОВЕКА НА МЕЖДУНАРОДНУЮ СУДЕБНУЮ ЗАЩИТУ Специальность 12.00.10 – Международное право. Европейское право АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук Казань 2007 Работа выполнена на кафедре теории и истории государства и права государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования Кемеровский государственный университет. Научный консультант Доктор юридических наук, профессор Валеев...»

«Золотова Олеся Александровна ПРАВОВОЙ РЕЖИМ ЗЕМЕЛЬ ОХРАННЫХ ЗОН Специальность: 12.00.06 – земельное право; природоресурсное право; экологическое право; аграрное право Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук Москва - 2013 Работа выполнена в Федеральном государственном научно-исследовательском учреждении Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации Научный руководитель: кандидат юридических...»

«Пустовалов Андрей Рудольфович Развитие идей конституционализма в русской политико-правовой мысли XIX – начала XX веков Специальность 12.00.01 – теория и история права и государства; история правовых учений АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук МОСКВА – 2006 Диссертация выполнена на кафедре теории права, государства и судебной власти Российской академии правосудия Научный руководитель: доктор юридических наук, профессор Витрук Николай...»

«Мозер Сергей Владимирович АДМИНИСТРАТИВНО-ПРАВОВОЙ РЕЖИМ ТАМОЖЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПРИДНЕСТРОВСКОЙ МОЛДАВСКОЙ РЕСПУБЛИКИ Специальность 12.00.14 – административное право, финансовое право, информационное право АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук Люберцы 2010 Работа выполнена в научно-исследовательском центре Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования Российская таможенная академия. Научный...»

«Костенко Наталья Сергеевна ДОСУДЕБНОЕ СОГЛАШЕНИЕ О СОТРУДНИЧЕСТВЕ В...»

«Цуканова Вера Ивановна ОСОБЕННОСТИ СУДОПРОИЗВОДСТВА ПО ДЕЛАМ О ЛИШЕНИИ РОДИТЕЛЬСКИХ ПРАВ Специальность 12.00.15 — гражданский процесс; арбитражный процесс АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук Москва — 2012 Работа выполнена на кафедре гражданского, арбитражного и административного процессуального права Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования Российская академия...»

«ЛУЖИНА Александра Николаевна Ограничения и обременения прав на недвижимое имущество в России и Франции 12.00.03 – Гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук Москва 2006 Работа выполнена на кафедре гражданского права Российской академии правосудия Научный руководитель – кандидат юридических наук, заслуженный юрист Российской Федерации Чефранова Елена...»

«Краснова Кристина Александровна ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ БАНДИТИЗМА: УГОЛОВНО-ПРАВОВОЙ И КРИМИНОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТЫ Специальность 12.00.08 – уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное...»

«Радачинский Сергей Николаевич Провокация преступления как комплексный институт уголовного права: проблемы теории и пра к тики Специальность: 12.00.08 – уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук Нижний Новгород – 2011 Работа выполнена на кафедре уголовного и уголовно-исполнительного права Нижегородской академии МВД России. Официальные оппоненты: доктор юридических наук, профессор...»

«Курочкин Владимир Ильич МЕСТНОЕ САМОУПРАВЛЕНИЕ В ГОРОДАХ-МЕГАПОЛИСАХ: ТЕОРЕТИКО-ПРАВОВОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук Специальность: 12.00.01 – теория и история права и государства; история учений о праве и государстве Москва, 2012 Диссертация выполнена и рекомендована к защите на кафедре теории государства и права Юридического факультета им. М.М. Сперанского Федерального государственного бюджетного...»

«Беймлер Павел Юрьевич КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ПРАВА ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА НА ТРУД В УСЛОВИЯХ, ОТВЕЧАЮЩИХ ТРЕБОВАНИЯМ БЕЗОПАСНОСТИ Специальность 12.00.02 – конституционное право; муниципальное право Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук Челябинск – 2012 Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования Южно-Уральский государственный университет...»

«Зайцев Владимир Геннадьевич ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ АКЦИОНЕРНЫХ ОБЩЕСТВ РАБОТНИКОВ (НАРОДНЫХ ПРЕДПРИЯТИЙ) Специальность 12.00.03 - Гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук Москва – 2012 Работа выполнена на кафедре гражданского права и процесса Московского университета МВД России Научный руководитель - кандидат юридических наук, профессор...»








 
2014 www.avtoreferat.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.