WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 


Русский заграничный исторический архив в праге (1923-1945 гг.): историко-архивоведческое исследование

На правах рукописи

Серковская Любовь Васильевна

РУССКИЙ ЗАГРАНИЧНЫЙ ИСТОРИЧЕСКИЙ АРХИВ В ПРАГЕ

(1923-1945 гг.):

ИСТОРИКО-АРХИВОВЕДЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ

Специальность 05.25.02 – Документалистика, документоведение,

архивоведение

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Москва – 2011

Работа выполнена на кафедре истории и организации архивного дела Историко-архивного института ФГБОУ ВПО «Российский государственный гуманитарный университет»

Научный руководитель: - доктор исторических наук, профессор

Хорхордина Татьяна Иннокентьевна

Официальные оппоненты: - доктор исторических наук, профессор

Ершов Виталий Федорович

- кандидат исторических наук

Копылова Ольга Николаевна

Ведущая организация: Всероссийский научно-исследовательский институт

документоведения и архивного дела (ВНИИДАД)

Защита состоится 23 декабря 2011 г. в 16-00 на заседании совета по защите докторских и кандидатских диссертаций Д 212.198.07 при ФГБОУ ВПО «Российский государственный гуманитарный университет» по адресу: 125993, г. Москва, ГСП-3, Миусская пл., д. 6.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБОУ ВПО «Российский государственный гуманитарный университет».

Автореферат разослан «11» ноября 2011г.

Ученый секретарь

совета по защите докторских

и кандидатских диссертаций Т.С.Волкова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования определяется тем, что Русский заграничный исторический архив (РЗИА) в Праге – уникальная модель рождения, жизни, гибели и воссоздания на новой основе органически целостной системы документальных исторических памятников Русского Зарубежья. С 1923 по 1945 гг. РЗИА, созданный эмигрантами – историками и архивистами, прошел путь, который преодолевают большинство архивов в России и в мире за многие десятилетия, а то и за несколько столетий.

Изучение истории РЗИА в Праге, его состава и содержания важно прежде всего потому, что относится к исследованию Архива как феномена русской культуры, созданного и функционировавшего за рубежом.

Исследование обстоятельств создания, расчленения и попыток последующей реконструкции РЗИА связано также с тем, что в результате выявляется роль государства в архивном строительстве. Она может быть как созидательной, так и разрушительной. История РЗИА в Праге и в Москве доказывает, что вненаучные действия властей замедляют процесс объединения культурных сил вокруг архивов, а цивилизованная поддержка со стороны государства делает возможным его реализацию даже в трудных условиях эмиграции.

С одной стороны, ученые - создатели РЗИА исходили из того, что архив необходим для сохранения объективной документальной исторической картины прошлого России вне зависимости от политических пристрастий и партийной принадлежности фондообразователей. Основатели и сотрудники РЗИА видели свой научный и гражданский долг в том, чтобы сохранить органическую целостность архива. Официальные органы власти Чехословакии оказывали им поддержку на первом этапе создания и деятельности Пражского архива русских эмигрантов.

С другой стороны, вначале немецкие власти во время оккупации Чехословакии (1939-1945 гг.) стали расчленять архив, размещая ряд фондов в другие хранилища - вопреки сложившимся в архиве научным принципам систематизации, а затем органы Советской власти в 1945-1946 гг. вывезли практически весь РЗИА из Праги в СССР, поскольку рассматривали документы архива, прежде всего, как источник удовлетворения оперативно-чекистских, ведомственных интересов. Архив как самоценное произведение культуры в обоих случаях не интересовал органы власти.

Исследование уроков возникновения и выживания РЗИА в экстремальных условиях в связи с этим приобретает особое значение в периоды строительства архивной системы в новых исторических реалиях.

Актуальность темы определяется также необходимостью изучения коллекции периодических изданий русских эмигрантов, в 2007 г. включенной ЮНЕСКО в список «Память мира». Эта коллекция являлась частью Русского заграничного исторического архива, которая после окончания Второй мировой войны лишь по стечению обстоятельств не была вывезена в Москву.

Речь идет также о собрании административных документов бывшего Русского заграничного исторического архива, свидетельствующих о сотрудниках архива, переписке с агентами, покупавшими собрания для РЗИА. Чешские специалисты, в частности, директор Славянского института АН Чешской Республики Г. Ульбрехтова, подчеркивают необходимость участия в этом процессе российских ученых.

Таким образом, важным обстоятельством, определяющим актуальность изучения проблематики, связанной с РЗИА, является сложное сочетание в истории его создания и деятельности национальных и глобальных факторов.

Степень изученности темы





Литературу по данной теме можно разделить на две основные группы.

К первой следует отнести работы, освещающие взаимоотношения русской эмигрантской интеллигенции, органов Советской власти и правящих кругов Чехословакии. Вторую группу составляют исследования, непосредственно относящиеся к истории создания, функционирования и расчленения РЗИА, а также архивной Россике в Чехословакии.

Эти группы неразрывно связаны между собой.

Концептуально-исходная позиция советской историографии по отношению к послереволюционной эмиграции определялась прежде всего соответствующими указаниями руководителей партийных и советских органов1. На этой политической основе в начале 1920-х-1930-е гг. в советской историографии появляются работы о Русском Зарубежье в целом, и о документальном наследии эмигрантов, в частности. Имена историков и архивистов-эмигрантов и их научные разработки упоминались либо в разоблачительном контексте, либо вычеркивались политической цензурой.2

Исследователи-эмигранты за рубежом писали другую историю. Современный историк отмечает: «Обширная литература об эмиграции была создана самими ее участниками... В эмигрантской литературе отражалось стремление… оценить наследие русского зарубежья»3.

Справедливости ради отметим, что в ряде случаев разделить авторов на эмигрантов и иностранцев непросто, так как иногда эмигрантами были вывезенные родителями из России дети, ставшие иностранными гражданами.

К ним относится М.И. Раев, которому волею судьбы было предназначено служить связующим звеном между первым и вторым поколениями русской эмиграции. Вывезенный из России ребенком, образование получил во Франции и в США, стал почетным профессором кафедры им. Б. Бахметева в Колумбийском университете, куратором Бахметевского архива в Нью-Йорке – одного из крупных собраний архивной Россики на Западе. М.И. Раев - автор монографии по истории науки и культуры Русского Зарубежья, вышедшей в свет за рубежом4, изданной также в России5. Ценность книги М.И. Раева в контексте диссертационного исследования определяется тем, что она является свидетельством самобытности и высокого уровня историко-архивоведческой культуры русских эмигрантов, работавших в РЗИА.

Для рубежа 1980-х гг. можно говорить об определенных подвижках в изучении творческого наследия историков и архивистов - эмигрантов.

В отечественной историографии важное место занимает монография В.Т. Пашуто «Русские историки-эмигранты в Европе»6, включающая ценные сведения о работе историков и архивистов в Чехословакии в 1920-е-1930-е гг., и опубликованная после смерти автора. В.Т.Пашуто начал путь, который прошла отечественная историческая наука со второй половины 1980-х гг., – объективного научного анализа эмигрантского наследия. На страницах его исследования возникли образы основателей и руководителей РЗИА в Праге - А.В. Флоровского, Е.Ф. Шмурло, А.А. Кизеветтера, С.Г. Пушкарева и других историков и архивистов.

Таким образом, к началу «перестройки» тематика российской послереволюционной эмиграции вновь становится предметом изучения. На смену обличению эмигрантов пришло стремление понять, исследовать судьбы и творчество людей, по своей и не своей воле оказавшихся за рубежом. Анализ историографической ситуации свидетельствует о разрыве между накопленным архивным материалом в 1920-1960-е гг. и степенью его обобщения в исторической литературе 1990-х гг., сложившемся в практике исторических исследований. Как отмечал в 1995 г. отечественный специалист по истории культурного наследия российской диаспоры за рубежом А.В. Квакин, происходят радикальные перемены «не только в исследовательской ситуации, но и умонастроениях как авторов культурно-исторической ситуации, так и их читателей»7.

В постсоветский период история российской эмиграции превратилась в одну из самых востребованных тем. Существенно обновилась методология исследований, появились качественно новые источниковые возможности. Предметом изучения стали проблемы зарубежной архивной Россики, выявления, анализа и использования архивных коллекций по истории российской эмиграции. Публикуются исследования, авторы которых стремятся к целостному и комплексному изучению послереволюционной российской эмиграции и сложившегося феномена архивов Русского Зарубежья.8

В.П. Козлов рассмотрел опыт выявления и возвращения зарубежной архивной Россики, а также начало работы по реконструкции РЗИА9.

Предметом углубленного анализа Е.В. Старостина явились методологические проблемы изучения архивов Русского Зарубежья, а также состава и содержания зарубежной архивной Россики10.

А.В. Попов, автор исследований по истории архивов Русского Зарубежья, проанализировал документальное наследие эмиграции в архивах России, в том числе наследие РЗИА, хранящееся в ГАРФ. Много внимания А.В. Попов уделяет проблемам выявления, описания, использования архивов Зарубежья11.

И.В. Сабенникова, автор первого обобщающего исследования российской эмиграции 1917-1939 гг. как единого социокультурного феномена в сравнительном освещении, положив в основу историко-социологический подход, рассмотрела политико-правовые проблемы регламентации жизни и деятельности историков и архивистов в Чехословакии, проанализировала участие научной эмиграции в образовании и просвещении Чехословакии. Кроме того, ею детально проанализирован вклад Т. Масарика в «Русскую акцию» и предпосылки создания РЗИА. В историко-архивоведческих изданиях И.В. Сабенникова публикует библиографические указатели по изданиям о русской эмиграции12. Отметим, что БД «Зарубежная архивная Россика» пополняется с использованием результатов работы ВНИИДАД, для чего сотрудниками Института И.В.Сабенниковой, В.И. Звавичем, А.С. Ловцовым и др. проводится работа по сбору сведений о зарубежной архивной Россике и систематическое выявление публикаций этих материалов в России и за ее пределами. 13

Труды этих авторов дают возможность оценить уровень изученности темы зарубежной архивной Россики, и истории РЗИА, в частности. Следует отметить, что в указанных работах анализ тематики, касающейся РЗИА, не был непосредственной задачей авторов.

В первые годы XXI в. историко-архивоведческие исследования Русского Зарубежья в целом и феномена РЗИА, накопленные данные потребовали осмысления, применения новых теоретико-методологических подходов с учетом изменений в общей картине гуманитарного знания.

Ответом на вызов времени стали труды А.И.Квакина, И.В. Сабенниковой и др., а также Е.И. Пивовара и его научной школы, для которой характерно особое внимание к анализу методологических основ историографии Русского Зарубежья14. Наше диссертационное исследование ориентировано в методологическом русле, предложенном, в частности, в монографии Е.И. Пивовара «Российское зарубежье: социально-исторический феномен, роль и место в культурно-историческом наследии». Мы разделяем мнение ученого о необходимости уходить от методики верификации и интерпретации процесса эмиграции, которая зачастую сводилась к практике «интенсивного описания», когда исторический нарратив преобладал над осмыслением эмпирических фактов и наблюдений. Изучение истории эмиграции на современном этапе развития исторической науки, - делает вывод автор,- должно опираться на принцип междисциплинарности15. Именно междисциплинарность истории эмиграции делает ее подлинной составляющей «науки о человеке», способствуя поиску новых подходов в изучении индивидуальной деятельности, сознания и поведения людей.16 Поэтому мы уделяем особое внимание восстановлению исторической правды о судьбах основателей и ключевых сотрудников РЗИА.

Историко-архивоведческая интерпретация процесса создания, функционирования и вывоза Русского заграничного исторического архива в СССР была впервые сформулирована в сохраняющей свое значение статье Т.Ф. Павловой «Русский заграничный исторический архив в Праге», а также в других ее работах17. В последующем переработке и дополнениям подвергалась та часть исследования, которая касалась деталей, не носящих концептуального значения.

В работах А. Копрживовой, В.Н. Быстрова, А.И. Барковец исследуются причины создания, история комплектования, систематизации и использования документов РЗИА, а также история расчленения архива18. Н.И.Владимирцевым введены в научный оборот документы о русской эмиграции в Чехословакии19. К.Е.Новохатским рассмотрены послевоенная судьба РЗИА и реконструкция состава документов20. В отечественной историографии, как правило, репрессии против историков и архивистов - эмигрантов в Чехословакии не связывались с расчленением РЗИА и вывозом его в Москву.

В связи с ростом количества трудов по истории РЗИА в отечественной и зарубежной историографии сложилось направление историко-архивоведческих исследований, которое можно назвать «РЗИА-ведение», особенно после выхода в свет Межархивного путеводителя «Фонды Русского заграничного исторического архива в Праге»21 под редакцией и предисловием Т.Ф.Павловой, анализ которого проведен нами в разделе «Источниковая база исследования».

Л.И. Петрушева предприняла анализ архивной Россики - фондов РЗИА, хранящихся в ГАРФ; документов РЗИА в научно-справочном аппарате ГАРФ, а также правового положения сотрудников архива на материале собрания Пражской коллекции.22 В статье Т.И. Хорхординой «Новое о РЗИА: события и люди»23 главное внимание уделяется «живой истории» РЗИА, то есть анализу межличностных отношений внутри историко-архивного сообщества в Праге, а также поискам компромиссов с представителями чехословацких органов государственной власти.

О потенциале изучения чешскими историками тематики РЗИА свидетельствует работа Н. Песака о деятельности Русского заграничного исторического архива, Украинского исторического кабинета и Белорусского архива в 1938-1946 гг.24, опубликованная в конце 1940-х годов, данные которой в настоящее время нуждаются в существенной актуализации.

В последующие десятилетия тематика РЗИА, как было указано, практически исчезла из поля зрения ученых. Положение начало меняться в середине 1980-х гг., и в этот период за рубежом много внимания уделяется исследованию проблем исторической памяти и межкультурного диалога в Чехословакии. В диссертационном исследовании Е. Чиняевой «Русские вне России: Эмиграция в Чехословакии, 1918-1938 гг.», защищенное в Англии в 1995 г.25, а также ряде других ее работ на основе впервые публикуемых источников освещены отдельные аспекты деятельности РЗИА, в приложениях приведены краткие биографии деятелей, сыгравших видную роль в организации и функционировании РЗИА (В.Гирса, Я.Славик, Г.В.Вернадский, Е.Д.Кускова и др.).

Исследования чешских ученых С. Тейхмановой, З. Сладека, Л.Белошевской26 о Русском заграничном историческом архиве представляют особый интерес для проведения сравнительно-исторического анализа конкретных обстоятельств, в которых приходилось работать создателям РЗИА на различных этапах меняющихся внутриполитических режимов в довоенной и оккупированной нацистами Чехословакии.

В это же время на Украине издаются работы27

, основанные на изучении части архива, выделенной из фондов РЗИА. Основное внимание уделяется анализу специфики создания собраний украинских фондоообразователей в РЗИА, а также истории их возвращения в ЦГАОР с последующей передачей части из них в архивы Украины.

Анализ историографии по исследуемой теме показывает, что отечественные и зарубежные ученые «прорывались», если можно так выразиться, навстречу друг другу с двух противоположных сторон. За рубежом история РЗИА представлялась как часть научной и культурной жизни изолированной группы соотечественников, стремившихся сохранить национальные традиции и культуру. В России с конца 1980-х гг. история РЗИА исследовалась как часть научного наследия эмигрантов, которую необходимо интегрировать в постсоветское архивно-информационное пространство. К началу XXI в. позиции обеих групп исследователей сблизились. Таким образом, целостное исследование на научной основе проблем создания, функционирования, расчленения и реконструкции архива является актуальной задачей историко-архивоведения.

Предмет и объект исследования. Объектом диссертационного исследования является совокупность как опубликованных, так и неопубликованных источников, освещающих историю организации, комплектования, систематизации, использования и вывоза в СССР Русского заграничного исторического архива в Праге.

Предметом исследования является комплекс историко-архивоведческих проблем, связанных с формированием и функционированием целостного архива (Русского заграничного исторического архива в Праге) в условиях эмиграции.

Хронологические рамки исследования охватывают период с 1923 по 1945 гг. Нижняя хронологическая граница определена 1923 г., т.е. созданием, началом деятельности и официальным закреплением статуса РЗИА в Праге. Верхняя хронологическая граница относится к 1945 г. - времени вывоза основного массива документов РЗИА в СССР.

Цель исследования состоит в анализе феномена РЗИА в Праге как многоуровневой системы открытого типа, отличительными признаками которой являются нелинейность развития, диалогичность, высокая степень коммуникативности и не менее высокая способность самосохранения. Основное внимание уделяется определению направлений деятельности как российских историков и архивистов - эмигрантов, так и роли чехословацкого правительства в создании и функционировании РЗИА, а также в анализе и оценке результатов существования РЗИА. Это определяется недостаточной изученностью истории РЗИА в контексте целостной российской культуры и его места и роли в мировом духовном наследии, поскольку архив подвергался исследованию в основном как обособленное явление, вне глобальных и межнациональных аспектов, характерных для формирующегося единого архивно-информационного пространства.

В соответствии с целью работы поставлены следующие основные задачи диссертационного исследования:

- анализ предпосылок создания Архива русской эмиграции (с 1924 г.- РЗИА) в рамках «Русской акции»;

- определение и анализ участия чехословацких руководителей в «Русской акции» и создании РЗИА, а также роли чехословацких историков в деятельности РЗИА;

- выявление и характеристика основных этапов генезиса, функционирования и расчленения РЗИА в Праге в контексте изменения отношений с органами власти в Чехословакии от времени «Русской акции» до немецкой оккупации и освобождения страны советскими войсками в 1945 г.;

- определение основных направлений деятельности РЗИА, ее содержания и оценки результатов;

- воссоздание биографий руководителей и сотрудников РЗИА, внесших вклад в выявление и собирание документального наследия России, а также определение роли эмигрантов – историков и архивистов в сохранении преемственности историко-архивоведческих традиций;

- введение в научный оборот неопубликованных источников по истории РЗИА;

- выявление особенностей историографических подходов в отечественной и зарубежной литературе к изучению профессиональной деятельности сотрудников РЗИА.

Обозначенные задачи носят принципиальный характер, поскольку речь идет не только о достижениях историков и архивистов - эмигрантов в Праге, но и об объективной возможности использования их теоретико-практического наследия в процессе создания единого историко-архивного пространства в современных условиях.

Методологическая основа исследования.

Авторский подход определялся традиционным принципом историзма, позволяющего анализировать феномен российской научной историко-архивной диаспоры в последовательном временном развитии и взаимосвязи с общим контекстом культурной деятельности эмиграции за рубежом. В целом данный подход основан на постулате, что феномен РЗИА в этом контексте предстает в качестве модели единства культур при сохранении ими своего многообразия и неповторимости.

В качестве общего принципа диссертационной работы выступил историко-генетический подход, применение которого позволяет раскрыть свойства и изменения изучаемой реальности в процессе ее исторического движения. При микроисторическом анализе жизни и деятельности историков и архивистов - эмигрантов применялся историко-антропологический подход.

Для получения научно проверенных результатов исследования использовался сравнительно-исторический (компаративный) метод, который позволил синхронизировать важнейшие события в функционировании Пражского центра исторической науки российской эмиграции.

Исследование значительного по объему и содержанию корпуса источников и литературы предполагает также применение специально-архивоведческих методов - актуализации, информационного, функционального и структурного анализа.

Системный подход положен нами в основу историко-архивоведческого анализа проблем организации, функционирования и попыток воссоздания на качественно новой основе Русского заграничного исторического архива в Праге.

Источниковая база исследования включает опубликованные и неопубликованные источники.

Круг опубликованных источников по истории РЗИА до конца прошлого столетия был достаточно ограничен. Главным образом, это изданные в Праге ежегодные отчеты о деятельности архива, начиная с 1928 г.28. Обзор архивных материалов, собранных в течение первого десятилетия (1923-1932 гг.), содержится в изданной одним из руководителей РЗИА А.Ф. Изюмовым публикации об архиве29. Позднее вышли отчеты в виде оттисков статей, опубликованных в журнале «Rocenka Slovаnskeho rstavu (Prague)»30.

А.Ф.Изюмов также обобщил данные о собирании материалов в ежегодном отчете за 1936 г.31 В качестве важного источника привлекалась «Записка о Русском историческом архиве в Праге» А.Ф. Изюмова, представляющая собой переработанный и дополненный автором отчет, введенный в научный оборот С.С. Блиновым в сборнике документов «РЗИА. Политика, идеология, быт и ученые труды русской эмиграции (1918-1945)», изданном в Нью-Йорке32.

Начальный период собирательской деятельности архива, работы по комплектованию, систематизации и учету документов в 1930-е годы освещен в трудах внештатного сотрудника РЗИА В.В. Руднева33, а также корреспондента РЗИА в Двинске Б.Брежго34.

Из опубликованных иностранных источников нами также привлекались документальные материалы, освещающие историю функционирования РЗИА в Праге и судьбу фондов, перевезенных в послевоенные годы в СССР, помещенные в работах Дж. Фишера и П.Кеннеди Гримстед35.

На изменение ситуации в изучении феномена РЗИА повлияли опубликованные в 1990-е - 2000-е гг. в Чешской Республике источники из чешских и других зарубежных архивов по истории РЗИА и научной эмиграции в целом, где освещаются начальный этап создания РЗИА, жизнь и деятельность сотрудников архива, а также история комплектования фондов архива в 1920-е-1930-е годы36.





Ориентировочный список эмигрантов - русских, украинцев, белорусов, вывезенных в 1945 г. Красной армией из ЧСР в СССР, 37 изданный в Праге в 1993 г., привлекался для установления биографических данных сотрудников РЗИА.

При анализе научного творчества и практической деятельности историков и архивистов, работавших в РЗИА, а также их вклада в историко-архивную науку и культуру в целом, использовались источники, опубликованные в Праге в 1991 г. в издании «Эмиграция из СССР в Чехословакию в межвоенный период: вклад в науку и культуру»38.

Поскольку архивные материалы публикуются в указанных сборниках на языке подлинников (чешский, английский), ряд документов вводится в научный оборот в нашем переводе на русский язык.

Проанализированные выше источники не исчерпали темы архивов Русского Зарубежья в Праге, поскольку затрагивали частные стороны общей проблематики.

Положение кардинально изменилось после опубликования в России путеводителей, которые следует отнести к категории «источника источников»: путеводителя «Фонды Государственного архива Российской Федерации по истории белого движения и эмиграции: Путеводитель»,39 где, в частности, помещен аннотированный указатель к личным фондам и коллекциям документов, поступивших в ЦГАОР (ныне - ГАРФ) из Праги. Второй справочник - «Фонды Русского заграничного исторического архива в Праге: Межархивный путеводитель»40 является ценным источником сведений о составе и содержании документов, хранившихся ранее в бывшем РЗИА и ДКА (Донском казачьем архиве). Межархивный путеводитель подготовлен сотрудниками ГАРФ при участии специалистов РГВА, РГВИА, РГАВМФ, РГАЛИ, Архива внешней политики Российской империи и др. В состав Путеводителя включены характеристики фондов РЗИА, подготовленные также архивистами из республик Беларусь, Грузия, Молдова, Украина и Эстония. Необходимость этого издания была продиктована тем, что после вывоза РЗИА в СССР он был раздроблен между центральными, республиканскими и ведомственными архивами страны. Фонды РЗИА в процессе работы над Межархивным путеводителем были сведены в обобщающий сводный каталог- указатель. Составители Путеводителя предприняли удачную попытку реконструкции некогда целостного архива. Тем самым было продолжено дело основателей архива, в условиях эмиграции сохранивших документальные памятники истории России. Таким образом, Межархивный путеводитель с насыщенными информативными справками характеристик фондов, биографий, сведениями о деятельности фондообразователей, указателями и комментариями является источником для многих историко-архивоведческих трудов.

Нами использован также Энциклопедический биографический словарь41, в который вошли более 400 жизнеописаний эмигрантов, в том числе виднейших сотрудников РЗИА – А.А. Кизеветтера, В.А. Мякотина, Е.Ф. Шмурло, Б.А. Евреинова, С.Г. Пушкарева, А.Ф. Изюмова, А.В. Флоровского и др.

Для характеристики отечественного архивоведения начала XX в., традиции которого продолжили сотрудники РЗИА, использованы источники, освещающие научную, а также практическую деятельность историков и архивистов по спасению архивов России в первые послереволюционные годы42.

В сборнике документов «Высылка вместо расстрела. Депортация интеллигенции в документах ВЧК-ГПУ. 1921-1923»43 опубликованы следственные дела репрессированных, протоколы допросов, подписки и заявления арестованных, в том числе - будущих сотрудников РЗИА. Источники показывают, что подготовка к акции по высылке их за границу началась в конце 1921 г.

Одной из первых в отечественном историко-архивоведении ввела в научный оборот документы РЗИА, а также сведения о составе и содержании фондов РЗИА в ГАРФ Л.И. Петрушева44.

Важным источником являются воспоминания сотрудников ЦГАОР45, где раскрыта деятельность архивистов, принявших в Москве фонды РЗИА из Праги, и начавших их научно-техническую обработку.

Источником о деятельности научной эмиграции стали воспоминания бывших эмигрантов, вернувшихся в Советский Союз после Второй мировой войны - В.Л. Андреева, Д.И. Мейснера, Б.Н. Александровского, П.П. Шостаковского46 и др. В их рассказах - история судеб историков и архивистов, переплетениях политической борьбы. В мемуарах бывшего сотрудника РЗИА Д.И. Мейснера содержатся портреты чехословацких государственных деятелей, руководивших «Русской акцией». Он уделяет много внимания деятельности РЗИА в период нахождения архива под юрисдикцией МИД Чехословакии, а также драматическим событиям подготовки архива к вывозу из Праги в 1945 г. Следует отметить, что в кругах эмигрантов, оставшихся за границей, мемуары вернувшихся на Родину натолкнулись на неприятие, вызвав обвинения в политической ангажированности.

Проанализированы воспоминания эмигрантов, после войны принимавших участие в антисоветских центрах за рубежом или подвергнутых репрессиям. В числе последних был заведующий книжно-журнальным отделом и заместитель председателя Ученой комиссии РЗИА С.П. Постников, в мемуарах которого описываются предистория создания Архива русской эмиграции (прообраза будущего РЗИА), влияние «Русской акции» на его организацию, а также начальный период деятельности архива, получивший название «собирательского»47. С.П. Постников и заведующий газетным отделом архива Л.Ф. Магеровский явились авторами-составителями библиографий по документам РЗИА48, также послуживших источниками при написании диссертации.

В воспоминаниях С.Г. Пушкарева, Л. Бобровской, Н.Е. Андреева, И.Толстого49 приводятся портреты основателей и сотрудников РЗИА, а также сведения о деятельности отделов РЗИА.

Ценными источниками по истории РЗИА явились публикации эпистолярного наследия эмигрантов-историков и архивистов, работавших в РЗИА50, где приводятся данные о комплектовании архива, драматических событиях в истории РЗИА в 1927-1928 гг., взаимоотношениях в руководстве РЗИА.

Источниковой базой для освещения и анализа деятельности РЗИА явились также неопубликованные документы, хранящиеся в российских и чешских архивах.

Наибольшее число архивных фондов, документы которых проанализированы в диссертационном исследовании, хранятся в Государственном архиве Российской Федерации (ГАРФ). Это Фонд Р-7030 «Русский заграничный исторический архив в Праге» (1924-1944), где содержатся копии положений о РЗИА 1924 и 1928 гг., акт о включении РЗИА в структуру МИД ЧСР (1928), журналы заседаний Совета РЗИА (1935-1940 гг.), выписки из журналов заседаний Совета РЗИА за период с 1935 по 1940 гг. Нами проанализирована также переписка с представителями РЗИА в различных странах о собирании документов в интересах архива – В.А. Мякотиным, П.П. Менделеевым, С.Г. Сватиковым, И.И. Серебренниковым, Ф.М. Фелькнером и др.

Для анализа начального периода деятельности РЗИА использовались материалы из фонда Р-5764 (Объединение Российских земских и городских деятелей в Чехословацкой Республике (Пражский Земгор),

Для освещения историко-архивоведческой мысли 1920-х годов, развитие которой продолжили историки и архивисты РЗИА, изучались документы личного фонда одного из основоположников новой архивной теории и практики в послереволюционной России А.С. Николаева (Ф. 7798), а также документы, хранящиеся в фонде Союза Российских архивных деятелей (Ф.7789).

Из различных фондов бывшего РЗИА, хранящихся ныне в ГАРФ, анализировались источники, касающиеся судеб и деятельности членов Совета и Ученой Комиссии РЗИА - Е.Ф. Шмурло (Ф. 5965), П.Б. Струве (Ф. 5912), В.А. Мякотин (Ф.5917), В.Я. Гуревич (Ф. 5910), И.М. Брушвит (Ф. 5789), С.Г. Пушкарев (Ф. 5891), А.Н. Фатеев (Ф. 6427), Я. Славик (Ф. 6123), В.Л. Бурцев (Ф. 5802), и др., а также руководителей отделов – Отдела документов - А.Ф. Изюмова (Ф.5962), и Отдела печатных изданий, позднее переименованного в книжно-журнальный отдел - С.П. Постникова ( Ф. 6065).

Кроме того, привлекались материалы из Ф. 5325. Оп. 9. Книга поступлений в АОР, и анализировались документы фонда: Докладная записка С.Н.Круглова А.А.Жданову от 15 мая 1946 г., в которой, в частности, указывается, что доступа к материалам РЗИА, вывезенного в СССР, «…научных сотрудников различных учреждений не будет» и др.

В Российском государственном архиве социально-политической истории (РГАСПИ) проанализированы документы фонда 17, касающиеся судьбы РЗИА, в частности, письмо В.Д.Бонч-Бруевича И.В.Сталину от 24 февраля 1946 г., где В.Д.Бонч-Бруевич перечисляет основные собрания Россики в Европе, и отдельно называет РЗИА в Праге, который, по его мнению, «…нужно конфисковать».

В Российском государственном архиве литературы и искусства (РГАЛИ) использованы документы из фонда Комитета по улучшению быта русских писателей и журналистов, проживающих в Чехословакии (Ф.1568, 1922-1932), переданного из ЦГАОР.

В Архиве РАН изучены документы личного фонда А.В.Флоровского (Ф.1609), члена Совета и Ученой комиссии РЗИА, где содержатся источники как о начальном этапе становления РЗИА, так и о перипетиях в судьбе архива в конце 1920-х-1930-е годы.

Документы фонда Петроградского отделения ГУАД - Центрархива (Ф. 6900) Российского государственного исторического архива (РГИА) анализировались для установления биографий и деятельности сотрудников ГУАД, будущих создателей и сотрудников РЗИА. В фонде также представлены источники об обысках и арестах среди историков и архивистов перед их высылкой из Советской России в 1922 г.

В чешских архивах выявлены документы, освещающие историю создания и деятельности РЗИА.

В архиве Национального музея в Праге (А NM, f. A. Hajn, k. 231, si. Burcev. № 6330/2) проанализированы документы, освещающие сотрудничество В.Л.Бурцева с Русским заграничным историческим архивом в Праге, а также запись беседы с Э. Бенешем, в которой В.Л.Бурцев просит Э. Бенеша о продолжении «Русской акции».

В Национальном архиве в Праге (Narodni archiv. P 1411- P 1313) изучены документы, связанные с передачей РЗИА в ведение МВД ЧСР, а также меморандум Я.Славика, направленный в Президиум Славянского университета с протестом против передачи РЗИА в МВД ЧСР. Здесь же хранятся проанализированные нами источники о деятельности РЗИА во время Второй мировой войны, о судьбах русских сотрудников РЗИА в этот период. Выявлены и проанализированы источники об изъятиях документов из состава РЗИА немецкими оккупантами. В архиве находятся источники о деятельности РЗИА и за более раннее время, в которых содержатся детали, касающиеся процесса передачи РЗИА в собственность МИД Чехословакии.

В диссертации проанализированы также документы из Архива АН Чешской республики (A AV CR), связанные с передачей РЗИА АН СССР в 1945 г.

Научная новизна диссертационного исследования.

Впервые в отечественной историографии установлена и обоснована периодизация РЗИА: определены основные этапы рождения, деятельности и расчленения РЗИА, рамки которых были связаны с уровнем и характером достигнутого взаимопонимания между чехословацким научным сообществом во времена правительства Т. Масарика и Э. Бенеша – с одной стороны, и русской эмиграцией в Праге – с другой.

Новизна работы заключается также в том, что она позволяет восстановить имена историков и архивистов-эмигрантов, которые были изъяты из летописи отечественного архивного дела; установить, уточнить и проанализировать роль сотрудников РЗИА, сохранивших традиции гуманитарной архивной доктрины, сформулированной в серебряном веке русской культуры и в первое послереволюционное десятилетие; вписать их творческие судьбы в контекст национальной памяти российской научной диаспоры. В соответствии с историко-антропологическим подходом, акцент делается на воссоздание биографий и профессиональной деятельности историков и архивистов, сыгравших определяющую роль в истории РЗИА.

С этой целью в диссертационном исследовании приводятся результаты изучения как опубликованных, так и впервые вводимых в научный оборот архивных документов. В частности, анализируются источники, характеризующие наименее исследованные в отечественном историко-архивоведении периоды в истории РЗИА - подготовка «Русской акции», явившейся предпосылкой создания РЗИА, а также деятельность РЗИА в годы оккупации Чехословакии немецкими войсками (1939-1945).

Впервые охарактеризована научно-концептуальная значимость «уроков» РЗИА для выживания архивов в экстремальных условиях.

Новизна анализа источников и литературы по истории РЗИА заключается в том, что РЗИА создавался и функционировал в условиях не межгосударственного, а именно международного сотрудничества, то есть, на основе взаимопонимания и взаимопомощи между оказавшимися в вынужденной эмиграции российскими историками и архивистами и демократическим сообществом в Чехословакии.

Таким образом, диссертация представляет собой исследование обобщающего характера, основанное на комплексном анализе опыта работы отечественных историков и архивистов в Праге, включая историю возникновения в середине 1920-х-1930-е годы чехословацкого центра историко-архивной теории и практики российской эмиграции.

Практическая значимость диссертационной работы. Практическая значимость диссертационной работы определяется введением в научный оборот ранее не известного или малоизученного комплекса источников о Русском заграничном историческом архиве в Праге. Эти материалы могут быть использованы для последующих исследований истории Русского Зарубежья в целом, и эмигрантских архивов, в частности. Привлеченный в диссертации материал и выводы позволят перейти к системному изучению историко-архивного наследия эмигрантов и, пользуясь исторической ретроспективой, определить наиболее эффективный вектор анализа и выявления ориентиров для расширения рамок исследования российской научной и культурной диаспоры за рубежом.

Материалы исследования и его выводы могут быть также использованы при подготовке трудов в области всеобщей истории архивов, истории архивов России, науковедения, историографии, миграциологии и диаспороведения, для разработки учебных курсов, учебно-методических пособий и программ лекционных курсов и спецсеминаров для историков-архивистов, документоведов, социологов, культурологов и политологов.

Апробация диссертационного исследования. Диссертация обсуждена на заседании кафедры истории и организации архивного дела Историко-архивного института РГГУ, одобрена и рекомендована к защите. Основные положения и выводы диссертационного исследования изложены в четырех научных статьях, представлены в качестве научного доклада о «сибирском» проекте «русской конституции» одного из инициаторов «Русской акции» К. Крамаржа (по материалам РЗИА) в Учебно-научном центре изучения культуры народов Сибири РГГУ.

Структура диссертации обусловлена целью и задачами исследования и состоит из введения, четырех глав, заключения, приложений, списка источников и литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснованы актуальность темы, определены предмет, объект, цель и задачи диссертационного исследования, а также его хронологические рамки, представлен историографический анализ проблемы, охарактеризована источниковая база исследования, а также раскрыта методологическая основа, научная новизна и практическая значимость настоящей диссертационной работы.

Первая глава «Предпосылки создания РЗИА: историко-архивоведческий аспект» – содержит анализ научных основ Архива русской эмиграции в Праге (с 1924 г. – Русского заграничного исторического архива в Праге).

В первом параграфе дается обобщенная характеристика отечественного историко-архивоведения к 20-м гг. ХХ века. Отмечается роль и место будущих создателей РЗИА в русской исторической науке и архивном деле, объединенных после Октябрьских событий 1917 г. борьбой за спасение и сохранение национального достояния России. Доказано, что архивная работа при Д.Б.Рязанове - первом руководителе ГУАД, была политически нейтральным делом. После замены по указанию ЦК РКП(б) Д.Б.Рязанова М.Н.Покровским произошел отход ряда ведущих историков и архивистов от участия в разработке научных основ всероссийской архивной реформы. Период мирного сосуществования науки и идеологии подошел к концу. Архивисты, в том числе будущие создатели РЗИА, выступившие против массированного уничтожения архивных документов в российской провинции, представали перед местными органами власти в качестве вредителей и контрреволюционеров. Жесткая политизация («коммунизация», по терминологии М.Н.Покровского) архивного дела разрушила надежды историков и архивистов «серебряного века» на сотрудничество с органами советской власти, что привело к их изгнанию из послереволюционной России. В 1922 г. из Советской России, наряду с философами, экономистами, социологами и писателями, были депортированы историки и архивисты, явившиеся основателями и составившие ядро первых руководящих органов РЗИА в Праге (А.А.Кизеветтер, А.Ф. Изюмов, А.В.Флоровский, В.А. Мякотин, С.П.Мельгунов и др.). С нашей точки зрения, высылку представителей интеллигенции, в состав которой входили и создатели РЗИА, нужно рассматривать как логическое звено в процессе наступления однопартийной идеологии на разнообразие национальной культуры и свободу развития науки. Особое внимание уделяется т.н. «философскому пароходу» (1922 г.) – символу борьбы Советской власти со свободомыслящими учеными-гуманитариями. Свои идеалы и принципы они перенесли за границу и воплотили их в программе деятельности РЗИА в Праге. «Философский пароход» стал определенной точкой отсчета, с которой в XX в. начался драматический раскол единой русской культуры. Высланные за рубеж историки и архивисты создавали в Праге РЗИА как центр сохранения традиций отечественной исторической науки и документальной памяти эмиграции без различия партийной принадлежности и политических пристрастий фондообразователей.

Проанализированы жизнь и научная деятельность Е.Ф. Шмурло и А.В.Флоровского - основателей и бессменных членов руководящих органов РЗИА.

Второй параграф посвящен влиянию «Русской акции» на предпосылки создания РЗИА, анализу истории консолидации отечественных историков и архивистов - эмигрантов в Праге. Рассмотрены гуманитарные истоки «Русской акции» с точки зрения ее чехословацких руководителей. В августе 1921 г. по инициативе Президента ЧСР Т. Масарика чехословацкое правительство провозгласило начало проведения программы «Акция русской помощи», в литературе получившей распространение как «Русская акция», главным содержанием которой стала реализация мероприятий для решения жизненно важных вопросов (образование, трудоустройство и т.д.). Начавшаяся как кратковременная акция помощи эмигрантам, программа просуществовала почти 10 лет. «Русская акция» в свете приведенных в диссертационном исследовании данных предстает как масштабный комплекс мероприятий правительства Чехословацкой республики, благодаря которому Прага стала интеллектуальной и научной столицей российской эмиграции в 1920-е годы. Поддержка со стороны чехословацкого правительства, в отличие от официальных властей некоторых других стран, носила по своей сути внепартийный, внеполитический характер и может быть отнесена к гуманитарным акциям на демократической основе. Демонстративная аполитичность, внепартийность, проводившаяся в учредительных документах Архива русской эмиграции (с 1924 г.- РЗИА), обеспечила благоприятное отношение к нему чехословацкого правительства.

Итоги изучения жизни и идейных взглядов Э. Бенеша, Т. Масарика, К. Крамаржа и их единомышленников доказывают, что «Русскую акцию» вряд ли допустимо сводить только к разряду инвестиционных проектов, построенных на сухом политическом расчете. Были созданы благоприятные условия для основания РЗИА в Праге. Вся научная и организационная деятельность оказалась в сфере ответственности ученых и специалистов - эмигрантов. Именно на эти годы приходится рост их числа. В рамках «Русской акции» были созданы Семинарий под руководством академика Н.П.Кондакова ( в дальнейшем Институт им. Кондакова), Экономический кабинет С.Н.Прокоповича, Русский народный университет в Праге. Таким образом, «Русская акция» и, соответственно, создание в рамках Пражского Земгора Русского заграничного исторического архива явились закономерным итогом внутренней и внешней политики правительства Чехословакии. В условиях целенаправленного курса правительства Т. Масарика - Э. Бенеша в 1920-е гг., заключавшегося во всесторонней помощи русским ученым и специалистам и, в частности, историкам и архивистам, они смогли получить свободу в реализации своих научных планов и организационных инициатив, основой которых послужили традиции отечественной архивоведческой науки дореволюционного периода и опыт первых послереволюционных лет. В результате руководство и сотрудники архива получили возможность, находясь под юрисдикцией МИД ЧСР, развивать российскую историко-архивоведческую науку за рубежом на основе преемственности.

От "Русской Акции" остались Cлавянская библиотека, основанная в 1924 г. как Русская библиотека МИД ЧСР и ставшая в 1927 г. составной частью Национальной библиотеки в Праге, Археологический институт им. Н.П. Кондакова и Русский заграничный исторический архив. Таким образом, гуманистический характер деятельности РЗИА и гуманистические основы деятельности чехословацких властей при проведении «Русской акции» совпали. Уникальность «Русской акции» состоит в том, что она была направлена не только на адаптацию эмигрантов, но и на сохранение и развитие собственно русской культуры.

Вторая глава «Создание и функционирование РЗИА в 1923-1928 гг.» посвящена анализу проблем начального этапа формирования РЗИА силами сотрудников отделения Земгора в Праге.

В первом параграфе анализируется роль Пражского Земгора в создании и деятельности РЗИА. Оказавшись в эмиграции, ученые и общественные деятели при организации РЗИА исходили из того, что архив необходим для объективной документальной картины прошлого России. Они видели свой научный и гражданский долг в том, чтобы сохранить его органическую целостность в условиях изгнания.

В диссертационном исследовании уточнена хронология деятельности РЗИА в Праге. Первый этап создания и функционирования РЗИА в системе органов Земгора продолжался пять лет - с 1923 по 1928 гг. В феврале 1923 г. при библиотеке культурно-просветительского отдела Пражского Земгора было образовано два архива – Архив Русской эмиграции и Архив Чехословакии, которые в сентябре 1923 г. были объединены в одно учреждение, а в октябре 1924 г. архив получил название - Русский заграничный исторический архив.

В диссертации освещены биографии управляющих Земгора – В.Я. Гуревича, И.М. Брушвита, В.Г. Архангельского, сыгравших значительную роль на начальном этапе создания и становления РЗИА. Благодаря благожелательной поддержке правительства Т. Масарика - Э. Бенеша, Земгор начал крупномасштабную деятельность по созданию архивного центра эмиграции в Праге. Правлениям белоэмигрантских организаций в Праге, Берлине и Белграде были разосланы сообщения с просьбой о присылке документов, характеризующих жизнь эмиграции. Кроме того, культурно-просветительский отдел Земгора разослал письма видным общественным и политическим деятелям-эмигрантам, а также редакциям эмигрантских газет и журналов с целью выявления сведений о наличии у них исторических документов и возможности их получения или приобретения. В 1924 г. началась разработка Положения о РЗИА, которое в октябре 1924 г. утверждено общим собранием Земгора. Особое внимание было уделено вопросам юридического статуса архива и его взаимоотношениям с Земгором. Были определены структура архива, состав представителей и корреспондентов архива за рубежом. Тогда же он получил название Русского заграничного исторического архива. Так закончился организационный период создания архива.

Во втором параграфе рассмотрена деятельность РЗИА по собиранию, комплектованию и систематизации документов в 1923-1928 г.г. Установлены состав и функции Совета архива, руководившего общей работой РЗИА. Совет РЗИА возглавил А.А. Кизеветттер.

Установлено, что комплектование РЗИА шло постоянно, в широких масштабах. В результате систематизации, проведенной сотрудниками РЗИА, весь документальный материал архива был разделен на 8 основных разделов, каждый из которых, в свою очередь, был разбит на ряд подразделов. В диссертации освещаются состав и содержание документов архива.

Сотрудниками Архива был профессионально налажен учет. Заведующим книжно-журнальным отделом С.П.Постниковым составлен систематический каталог библиотеки архива. Ученая комиссия утвердила классификатор документального фонда РЗИА, который в силу непредсказуемости сроков поступления документов имел, в основном, подокументный и, реже, повидовый характер. Специфика поступающих документов в виде коллекций, личных фондов, отдельных документов вызвала необходимость выработки особых приемов учета и классификации документов. В первую очередь описывались личные архивы и мемуары. В РЗИА, в противоположность пофондовому принципу систематизации, большая часть архивных материалов хранилась в составе коллекций, в которых они были получены, хотя в некоторых случаях дальнейшая систематизация осуществлялась по виду документа.

В диссертации освещены биографии и проанализирована научная и практическая деятельность руководителей РЗИА А.А. Кизеветтера и А.Ф. Изюмова.

В третьей главе «РЗИА под юрисдикцией МИД ЧСР: деятельность по собиранию документов и комплектованию (1928-1939гг.)» проанализированы причины включения архива в МИД ЧСР, взаимоотношения РЗИА с МИД, а также деятельность архива в этот период.

В силу финансовых обстоятельств 31 марта 1928 г. подписан проанализированный нами Акт между Земгором и МИД ЧСР о передаче РЗИА под юрисдикцию МИД ЧСР. Установлено, что Акт передачи архива министерству иностранных дел представляет собой тщательно продуманный документ, имеющий важное историко-архивоведческое значение. Проанализированы условия передачи в МИД ЧСР, главными из которых являлись: сохранение за Архивом функции собирания и хранения материалов, их систематизации и научной разработки; целостности и недробимости фондов и коллекций архива; сохранение во главе архива коллегиальных органов с участием русской общественности, автономно осуществляющей научную работу архива, а также состава служащих архива.

Согласно Положению о РЗИА при МИД ЧСР, архив «собирает, хранит, приводит в порядок и научно разрабатывает материалы, относящиеся к истории России и ее народов». Общее руководство, надзор и контроль за управлением архивом были возложены на уполномоченного министерства иностранных дел, профессора Карлова университета, слависта, д-ра Я.Славика, биография и научная деятельность которого освещаются в диссертационном исследовании. Хотя представители Земгора не вмешивались в научную работу архива, однако они активно участвовали в организационных аспектах его деятельности, что стало основой налаживания взаимоотношений внутри русской эмиграции и ее внешних связей. Представителями Земгора при передаче архива было высказано пожелание, что в случае вопроса о передаче РЗИА в СССР, МИД осуществит ее лишь при условии прекращения там власти коммунистической партии.

После кончины в 1933-1934 гг. руководителей РЗИА А.А. Кизеветтера, Е.Ф. Шмурло, Н.И. Астрова в отношениях между РЗИА и МИД возникли трудности. МИД стал настаивать на уменьшении автономности Архива. В частности, министерство иностранных дел потребовало передачи ему права решать вопросы о допуске исследователей к работе в фондах РЗИА, настаивало на распространении официального языка работы архива - чешского. И наконец, МИД потребовал исключения из состава Совета представителей Земгора, который к этому времени официально прекратил свое существование. Однако члены Совета РЗИА, опираясь на поддержку Я. Славика, отстояли научную самостоятельность архива.

В диссертационном исследовании рассмотрена инструкция МИД для РЗИА от 4 января 1935 г. К 1936 г. РЗИА состоял из 4-х отделов: архив документов, архив газет, книжно-журнальный и автономно существовавший в рамках РЗИА Донской Казачий архив, переданный на хранение в РЗИА на особых условиях в 1934 г. Доказано, что основные функции РЗИА после перехода под юрисдикцию МИД ЧСР не изменились, средства на поддержание Архива отпускались министерством иностранных дел, что в определенной степени укрепило стабильность экономической базы РЗИА.

В середине 1930-х годов, когда положение русских эмигрантов в ряде стран ухудшилось, усилился приток личных документов. В диссертационном исследовании проанализирована история комплектования архива в указанный период. Во второй половине 1930-х годов основной акцент в собирательской деятельности был сделан на комплектование книгами, журналами, газетами и другими печатными изданиями, что объяснялось изменением отношения к эмигрантам со стороны официальных властей после установления дипломатических отношений между ЧСР и СССР в 1934 г. В связи с тем, что собирательскую деятельность архив прекратил с 1939 г., документы эмиграции не восходят дальше 1936 г.

Освещена биография и научная деятельность заведующего газетным отделом архива Л.Ф. Магеровского, внесшего значительный вклад в собирание и систематизацию документов, а также явившегося автором первой обобщенной библиографии русской периодической печати за 1917-1921 гг. из фондов РЗИА, опубликованной в 1939 г. Благодаря усилиям Л.Ф. Магеровского разработана методика продления срока хранения и пользования фолиантами газет.

После оккупации фашистской Германией Судетской области осенью 1938 г. в результате Мюнхенских соглашений правовое и материальное положение сотрудников архива еще более ухудшилось. В октябре 1938 г. МИД ЧСР распорядился прекратить оплату выявленных и приобретаемых представителями архива за рубежом документов и печатных изданий. К архиву начали проявлять повышенное внимание спецслужбы заинтересованных государств.

В конце 1938 г. ввиду сокращения финансирования министерство иностранных дел приняло решение передать архив министерству внутренних дел ЧСР. Я.Славик, руководитель РЗИА, направил в Президиум Славянского университета меморандум с протестом, аргументируя тем, что включение архива в структуру МВД нанесет ущерб собирательской деятельности, и подчеркнул, что РЗИА стал научным институтом, который по своему характеру существенно отличается от архива МВД. В диссертации переведен с чешского языка и проанализирован текст меморандума Я.Славика, в котором он делает вывод, что в случае передачи архива в структуру МВД будет уничтожен «институт…., обладающий огромной притягательной силой для… исследователей».

Четвертая глава «Заключительный период деятельности РЗИА (1939-1945гг.)» посвящена драматическим событиям в судьбе РЗИА – передаче архива в ведение МВД, функционированию архива в период фашистской оккупации Чехословакии, а также истории его вывоза в СССР в 1945 г.

В первом параграфе проанализирована деятельность РЗИА в период нахождения его в структуре МВД ЧСР.

В диссертации проанализирована протокольная запись представителей МВД ЧСР и РЗИА в связи с передачей архива (от 1 марта 1939 г.), которая вводится в научный оборот в нашем переводе с чешского языка. Включение архива в структуру МВД в марте 1939 г. в корне меняло его статус независимого культурно-научного учреждения, открытого для исследователей и получившего известность в мире.

Доказано, что под влиянием внешних условий Чехословакия была вынуждена в 1930-х гг. постепенно ограничивать возможность внутриполитического демократического развития, и РЗИА стал терять свою независимость. Пиком кризиса стало подчинение архива МВД Чехословакии, а по существу, с 1939 г. - военному ведомству фашистских оккупантов, начавшему процесс его раздробления.

В период оккупации немцы стали вторгаться в функционирование архива, выделяя документы, представлявшие для них военный или оперативный интерес. Изъятые комплексы размещались по четырем пражским архивохранилищам, а также начался вывоз в Германию некоторых документов. Именно в этот период статус РЗИА, который оказался в подчинении МВД на правах специфического «полицейского архива» (Я.Славик), изменился радикальным образом. Сотрудники архива были заняты розысками сведений об арийском происхождении в архиве МВД. В РЗИА был назначен немецкий представитель. Это доказывает справедливость исходного концептуального тезиса диссертационного исследования, заключающегося в том, что архив зависит от изменения в системе отношений Общество – Государство - Личность.

С началом войны фашистской Германии против СССР интернирован в немецкий концлагерь А.Ф.Изюмов, уволены старейшие сотрудники С.П.Постников, П.С. Бобровский, В.М.Краснов. В июле 1942 г. по приказу рейхсминистра Франка в пражский филиал архива сухопутных войск (Геерархив) была передана 1/6 часть документов, в основном военного содержания. Часть архивных материалов отправлена в Военный архив в Потсдаме. Нацисты составили детальное описание перемещенных материалов, немецкие печатные описи хранятся ныне в ГАРФ. Вся переписка, и внутренняя, и внешняя, велась отныне на немецком языке. Однако сотрудники РЗИА сумели отстоять неприкосновенность многих уникальных фондов. Архив продолжал функционировать. Новое руководство РЗИА во главе с проф. А.Н.Фатеевым пыталось спасти архив, демонстрируя лояльность оккупационным войскам.

В диссертационном исследовании воссозданы биография и деятельность проф., руководителя РЗИА А.Н. Фатеева, С.Г.Пушкарева – члена Совета и зам. председателя Ученой комиссии РЗИА в последний период его существования. Усилия А.Н.Фатеева, С.Г. Пушкарева и других сотрудников, направленные на сохранение РЗИА как целостного организма, которые опирались на устные обещания чехословацких властей, были обречены на провал. Специальная комиссия по охране войскового имущества - музея и архива ДКА, созданная накануне оккупации немцами Чехословакии, не смогла помешать разграблению части архива немцами, и архив по требованию оккупационных властей был передан с 1942 г. в распоряжение военного архива в Праге. Немцы оставили за собой право пользоваться материалами по своему усмотрению.

Таким образом, проанализированные источники доказывают, что вненаучное нарушение принципа уважения целостности фондов архива и начало его разрушения следует относить не к 1945 г., а к моменту передачи архива в структуру МВД в 1939 г. и периоду фашистской оккупации. Именно в эти годы произошла утрата архивом своего уникального характера как общественного института, который формировался независимыми историками и архивистами на научной основе.

Во втором параграфе проанализированы последний этап пребывания РЗИА в Праге и история вывоза в СССР (май1945 г.-декабрь1945 г.). Вывоз документального массива РЗИА в СССР в 1945 г. является заключительным этапом ликвидации автономности архива и конечной датой его существования в Праге.

В отечественном историко-архивоведении, как правило, репрессии против историков и архивистов – эмигрантов не связывались с расчленением РЗИА и вывозом его в Москву. Поэтому, в основном, вывоз архива из Праги в Москву представлялся как акция, совершенная в 1945 г. по взаимному межгосударственному соглашению. Для позиции отечественных историков было характерно стремление разделять исторический нарратив и архивоведческую характеристику мероприятий по вывозу и последующему раздроблению фондов архива.

Противоположную интерпретацию произошедших в 1945 г. событий предложили зарубежные исследователи, участники и очевидцы вывоза архива в Москву, которые связывали его с начавшимися сразу после освобождения Праги советскими войсками репрессиями против русских эмигрантов. Первыми в стенах архива появились офицеры органов НКВД и армейской контрразведки «Смерш», и сразу начались аресты сотрудников РЗИА. В диссертации воссозданы биография и драматическая судьба репрессированного органами НКВД С.П.Постникова - заведующего книжно-журнальным отделом архива, главного составителя систематического каталога библиотеки архива.

Выявление новых источников позволило уточнить роль В.Д. Бонч-Бруевича в судьбе РЗИА, который в 1935 г., а затем в феврале 1945 г. составил планы «возвращения» РЗИА Советскому Союзу.

Зам. наркома НКВД СССР В.В. Чернышов 22 июня 1945 г. направил совершенно секретное донесение на имя наркома иностранных дел СССР В.М. Молотова о необходимости «возвращения в Советский Союз документальных материалов, хранящихся в РЗИА в Праге для включения их в состав ГАФ СССР». Чехословацкие историки пытались принять компромиссное решение, передавая РЗИА в дар АН СССР в честь ее 220-летия. С нашей точки зрения, здесь зеркально отразилась ситуация 1939 г., когда под давлением оккупационных немецких властей чехословацкое правительство приняло решение о передаче РЗИА в систему МВД, хотя Я.Славик и его коллеги предлагали в качестве компромиссного варианта передать архив в систему академических учреждений ЧСР. Акция передачи РЗИА была оформлена как дар чехословацкой АН Академии наук СССР. С юридической точки зрения передача была незаконной. Архив содержал материалы, отданные их владельцами только на хранение и без их ведома не подлежащих передаче кому бы то ни было.

В октябре 1945 г. принято постановление СНК СССР о создании «Комиссии АН СССР» для приема и отправки РЗИА в СССР. При подготовке к вывозу архива были нарушены правовые нормы при передаче части депозитов (документов, не являющихся собственностью архива, а только переданных ему на хранение). Ряд эмигрантов, проживавших в Праге, узнав о предстоящей перевозке архива в Москву, свои документы изъяли. По мнению Т.Ф.Павловой, «установить их состав не представилось возможным».

Решение о передаче фондов РЗИА и ДКА принимались в спешном порядке, в результате чего чехословацкая сторона отказалась от своего первоначального требования об изготовлении копий ценных документов для их использования учеными в исследовательских целях. В акте, подписанном премьер-министром ЧСР З. Фирлингером в декабре 1945 г., подчеркивалось, что архив послужит на пользу научной работе Академии наук СССР. Решение вопроса о дальнейшем использовании РЗИА после окончания разборки архива было возложено на ГАУ НКВД СССР.

В диссертации анализируются воспоминания чешских историков и архивистов об этом периоде в истории РЗИА (А.В. Копрживова-Вуколова, Л. Белошевска, В. Быстров и др.). Как уже отмечалось, иногда трудно разделить исследователей на отдельные категории эмигрантов и иностранных специалистов.

Таким образом, уже к началу 1946 г. работа по вывозу фондов РЗИА из Праги в Москву была практически завершена. 3 января 1946 г. нарком внутренних дел СССР докладывал И.Сталину о завершении работы. В январе Президент АН СССР С.И. Вавилов подписал официальный документ о передаче РЗИА в ЦГАОР СССР. В диссертации проанализированы воспоминания сотрудников ЦГАОР, занимавшихся обработкой и описанием фондов РЗИА. При научно-технической обработке документов архива началось составление спецкарточек «на белогвардейцев, эмигрантов, пособников фашистов в среде белой эмиграции». В результате привлечения квалифицированных архивистов удалось осуществить масштабные объемы описей в Москве и составить справочную картотеку на российских эмигрантов, которая ныне доступна для исследователей в ГАРФ.

Принятый в РЗИА в качестве основного принципа подокументной и повидовой систематизации, учета и хранения документов был заменен в ЦГАОР на установленный в отечественном архивоведении принцип пофондовой организации документов, без сохранения исходной нумерации. Кроме того, в процессе проведения научно-технической обработки профильные документы присоединялись к ранее сформированным в ЦГАОР фондам белогвардейцев и соответствующим коллекциям.

В мае 1946 г. И.И.Никитинский гарантировал секретарю ЦК ВКП(б) А.А.Жданову, что «доступа к указанным материалам Архива научных сотрудников не будет», и документы будут разработаны с целью «использования данных об антисоветской деятельности белой эмиграции в оперативной работе агентов МВД и МГБ СССР».

Кроме того, началось целенаправленное и последовательное расчленение РЗИА как целостного организма. Уже в 1946 г. в другие архивы были переданы 7600 единиц хранения. В феврале 1959 г. в ГАУ МВД СССР состоялось совещание по вопросу о порядке дальнейшего хранения документов бывшего РЗИА, где было признано целесообразным оставить на хранении в ЦГАОР только документы, отражающие антисоветскую деятельность белоэмигрантских организаций и отдельных ее представителей, как относящиеся к комплексу документов общесоюзного значения и дроблению не подлежащие. Следствием этого решения материалы других фондов б. РЗИА - как вывезенные за границу, так и образовавшиеся в период эмиграции, были переданы в ряд архивов России, Украины, Белоруссии, Грузии, Молдавии и Эстонии. Составителями Межархивного путеводителя «Фонды Русского заграничного исторического архива в Праге» под редакцией и с предисловием Т.Ф.Павловой в 1990-е годы проделана титаническая работа по реконструкции б. РЗИА. Т.Ф.Павлова первой в отечественном архивоведении дала документированную оценку раздроблению Пражского архива после его вывоза в Москву.

Таким образом, в диссертационном исследовании доказано, что вывоз РЗИА в Москву и его последующее расчленение являлись составной частью масштабной акции НКВД, направленной также на репрессии историков и архивистов – эмигрантов. Однако объективные законы, действующие в рамках естественно-исторического процесса формирования архивно-информационного пространства, препятствуют попыткам искусственно прервать сложившиеся традиции преемственности в строительстве архивной системы на научной основе. Но цена противоборства ученого сообщества с неоправданным административным вмешательством, как свидетельствует история расчленения и попыток реконструкции РЗИА, оказывается высокой.

В заключении изложены выводы и результаты научного исследования.

1. В диссертационном исследовании проанализированы историографические подходы отечественных и зарубежных исследователей Русского заграничного исторического архива в Праге, которые к началу XXI в. сблизились. За рубежом история РЗИА представлялась как часть истории жизни и деятельности ученых и специалистов - эмигрантов, стремившихся сохранить национальные традиции и культуру в интересах будущих поколений. В России история РЗИА исследовалась как часть научного наследия эмигрантов, которую необходимо интегрировать в постсоветское архивно-информационное пространство.

2. Доказано, что в рамках междисциплинарного подхода РЗИА предстает как продолжение истории архивного дела, сложившейся на протяжении дореволюционных десятилетий и первых послереволюционных лет, начиная с Н.В. Калачова и заканчивая изгнанием из архивной системы Советской России представителей «старой» школы историков и архивистов в начале и середине 1920-х гг. Таким образом, в диссертационном исследовании изучена преемственность традиций русской архивоведческой мысли конца ХIХ – начала ХХ вв., сохраненных и продолженных основателями и руководителями Совета и Ученой комиссии РЗИА в период с 1923 по 1945 гг.

3. В данном историко-архивоведческом исследовании представлены результаты комплексного анализа наименее исследованных в отечественной и зарубежной историографии РЗИА проблем:

- предпосылок создания в рамках «Русской акции» Архива русской эмиграции (с 1924 г.- Русского заграничного исторического архива). Доказано, что в результате созданы условия для организации РЗИА в Праге. В связи с этим проанализированы деятельность и роль в создании архива инициаторов «Русской акции» - чехословацких руководителей Т. Масарика, Э. Бенеша, К. Крамаржа;

- «Русская акция» в свете проанализированных в диссертационном исследовании источников предстает как масштабный комплекс мероприятий, в результате которых создание в рамках Пражского Земгора РЗИА явилось закономерным итогом внутренней и внешней политики правительства Чехословакии, направленной на оказание гуманитарной помощи эмигрантам. Целенаправленный курс правительства Т. Масарика- Э. Бенеша на всестороннюю помощь русским ученым и специалистам помог им реализовать научные планы и организационные инициативы за рубежом на основе преемственности традиций отечественной науки дореволюционного периода и первых послереволюционных лет;

- проблем начального периода формирования РЗИА силами сотрудников Земгора в Праге. Установлено, что подготовленное специальной комиссией Положение об архиве, проект которого широко обсуждался научной общественностью в печати, определило юридический статус архива и его взаимоотношения с Земгором; структуру архива, компетенции руководящих органов - Совета, Ученой и Хозяйственной комиссий, а также состав представителей и корреспондентов архива за рубежом;

- основных направлений деятельности РЗИА: комплектования, систематизации и учета документов. На основе изученных опубликованных и архивных документов определены состав и содержание поступавших в архив материалов. Анализ переписки с корреспондентами РЗИА позволяет раскрыть механизм деятельности архива по приобретению и оценке собраний документов и условий их передачи на хранение в архив. Установлено, что специфика поступавших материалов вызвала необходимость разработки особых приемов учета и классификации документов, в связи с чем был разработан Классификатор документальных фондов РЗИА. Установлено, что собирательскую деятельность архив, в основном, прекратил в 1939 г. после включения в МВД.;

- историографии последнего этапа функционирования РЗИА – от момента включения архива в систему министерства внутренних дел в 1939 г. в условиях немецкого протектората, результатом которого стало вмешательство оккупационных властей в функционирование архива, - и до репрессий, предпринятых советскими спецслужбами в отношении руководителей и сотрудников РЗИА после освобождения Праги в 1945 г.

Одним из результатов исследования является также воссоздание биографий руководителей и ключевых сотрудников РЗИА, преданных забвению в послевоенные годы.

4. Определены основные этапы генезиса и функционирования РЗИА в Праге в контексте изменения отношений с органами власти в Чехословакии от времени «Русской акции» до немецкой оккупации и освобождения страны советскими войсками в 1945 г. В соответствии с изложенными выше критериями в диссертационном исследовании предложена периодизация истории бытования архива в Праге:

Первый этап создания и функционирования РЗИА продолжался пять лет – с 1923 по 1928 гг. Он включает в себя период от начала «Русской акции», когда РЗИА существовал как автономный внепартийный институт в рамках Пражского отделения Земгора до его передачи под юрисдикцию МИД ЧСР.

Второй период - с 1928 г. по 22 марта 1939 гг., когда РЗИА был выведен из юрисдикции МИД ЧСР и передан в ведение МВД.

Третий период охватывает 1939-1945 гг. Мы определяем его как заключительный этап существования архива в качестве внепартийного института, статус которого он утратил после передачи в структуру МВД ЧСР. Он включает начало процессов дробления архивных собраний РЗИА и репрессий против его сотрудников, которые осуществляли немецкие оккупационные власти. Крайняя дата (1945 г.) отмечена началом вывоза фондов архива в Советский Союз после освобождения Чехословакии советскими войсками.

Новизна предложенной периодизации истории РЗИА заключается в том, что она отражает концепцию, согласно которой нарушение принципа уважения к целостности фондов архива и начало его разрушения следует относить не к 1945 г., как это было в традиционной историографии РЗИА, а к моменту передачи архива в структуру МВД ЧСР в 1939 г. и периоду фашистской оккупации (1939-1945 гг.). Именно в эти годы произошла утрата архивом своего уникального характера как общественного института, который формировался историками и архивистами - эмигрантами на научной основе.

5. Доказано, что феномен РЗИА предстает в качестве модели целостного единства культур при сохранении ими своего многообразия, неповторимости. Пражский архив стал культурным институтом на зарубежной территории благодаря усилиям тысяч эмигрантов в разных странах для сохранения архива как части культурного достояния России и мировой цивилизации.

В ходе исследования было показано, что история РЗИА является также явлением международного значения. Этот феномен находит свое подтверждение в условиях формирующегося единого архивно-информационного общества в глобальных масштабах. 6. Доказано, что комплекс мер, предпринятых в отношении РЗИА, отражал общую политику советских и партийных органов власти, основанной на отрицании самоценности личности, включая документальную память – независимые архивы. Установлено, что изучение процесса изменений в системе взаимоотношений государственной власти, общества и архивов в периоды социально-политических кризисов приобретает особую актуальность. При системном подходе к анализу сложных явлений в жизни государства и общества выявляются механизмы их взаимодействия и взаимообусловленности, способствующие саморазвитию архивов в условиях кризисов.

В таком контексте происходит изменение теоретико-методологической оптики исследования русской эмиграции «первой волны», и истории Русского заграничного исторического архива в Праге. Проведенное исследование говорит о плодотворности компаративного анализа исторических источников, созданных в разных странах и на разных языках. В свете современной научной концепции неприемлемы как “победный пафос” по отношению к оценке судьбы архивов во времена социальных кризисов - революций и войн, так и «очернительство» прошлого.

7. Как показал проведенный анализ истории возникновения и ликвидации РЗИА в Праге, для судьбы архивов не важны ни масштабы, ни характер конфликтного состояния внутриобщественных или межгосударственных отношений. Cитуационные последствия конфликтов оказывают разрушительное воздействие на архивы всех уровней. При их формальном различии все типы войн и конфликтов предполагают структурализацию социума по военному образцу. Создается атмосфера “не-свободы”, подавления инакомыслящих (то есть, “чужих”, “врагов”), которая противопоказана архивам как самоценному произведению культуры. При этом “враждебные” архивы как целостные и самоценные организмы могут либо целенаправленно разрушаться, либо власть пытается интегрировать их в собственные субструктуры подавления. Так произошло засекречивание или выборочное “расчленение” отдельных фондов и целых архивов, наглядным примером является судьба РЗИА.

В то же время государство заинтересовано, чтобы в процессе стабилизации общественных отношений выстроить на новой основе систему исторических архивов как основу для достижения национального самосознания и упрочения духовных устоев державности. Напомним, в этой связи, что за два года до конца XX века по инициативе ЮНЕСКО в Москве состоялась Международная научно-практическая конференция под названием “От стереотипов войны к идеалам мира через культуру и образование”.

На нынешнем этапе истории человечества, когда во многом распространение идеалов и ценностей “культуры мира” могло бы обеспечить возможность выживания и полноценного развития цивилизации, именно архивисты могут представить весомые аргументы, демонстрирующие антагонизм феномена архивов как материального воплощения непрерывности культурно-коммуникативных связей людей во времени и пространстве – с одной стороны, и революционного насилия – как антисистемы, стремящейся разрушить эти связи, редуцировать их до разрушительного противопоставления на “мы” и “они”, - с другой.

8. В условиях радикальных перемен в России и существования разных форм собственности, вопросы формирования и передачи будущим поколениям внутренне це­лостного архивного фонда в национальном масштабе приобретают общегосударственную значимость.

В этой связи вновь становится актуальным изучение трудов губернских ученых архивных комиссий, археологических съездов и Союза российских архивных деятелей, направленных на то, чтобы поставить архивное дело на общенациональную основу, включая опыт деятельности преемников их традиций – основателей и сотрудников Русского заграничного исторического архива в Праге.

Проведенное историко-архивоведческое исследование источников и историографии по проблемам возникновения, функционирования, расчленения и реконструкции Русского заграничного исторического архива мы рассматриваем как посильный вклад в совместное продолжение трудов, направленных на создание целостной научной истории становления и развития единой архивно-информационной системы на современной гуманитарной основе.

В приложениях к диссертационному исследованию представлены документы по истории РЗИА из отечественных и чешских архивов в нашем переводе с чешского языка.

Основные положения диссертации изложены в следующих публикациях:

Статьи в изданиях, рекомендованных Высшей аттестационной комиссией РФ:

1. Серковская Л.В. «Пражский архив» и современная литература о Русском зарубежье // Новый исторический вестник. 2010. № 2. С. 128-133. 0,5 п. л.

2. Серковская Л.В. Из истории Русского заграничного исторического архива (РЗИА): проблемы методологии, теории и практики исследований // Вестник архивиста. 2011. № 2. С. 28-42. 1 п. л.

3. Серковская Л.В. Сибирь в Праге: по страницам Межархивного путеводителя «Фонды Русского заграничного исторического архива в Праге» // Новый исторический вестник. 2011. № 3(29). С. 82-87. 0,4 п. л.

Другие публикации:

Серковская Л.В. Система взаимоотношений государственной власти, общества и архивов на примере Русского заграничного исторического архива в Праге (РЗИА) // Эффективность реализации современной политики государства: опыт регионов и перспективы развития: Материалы IV региональной научно-практ. конф. (г. Воскресенск, 9 декабря 2010 г.). Воскресенск, 2011. С. 9-17. 0,5.п.л.


1 См.: Ленин В.И. Доклад на III конгрессе Коммунистического Интернационала // Полн. собр. соч. Т. 44. С.39; Дзержинский Ф.Э. О карательной политике органов ВЧК // Избр. произв.Т.1. М.,1977. С. 223; Калинин М.И. Роль интеллигенции в нашем строительстве // Избр. произв. Т.1. М.,1960. С. 730-731; Покровский М.Н. Контрреволюция за 4 года. М.,1922. С. 4-5 и др.

2 См.: Потехин Ю.Н. Павлины без крыльев. Из архива контрреволюции. М.,1924; Василевский И.М. Что они пишут (мемуары бывших людей). М., 1925; Бобрищев-Пушкин А.В. Патриоты без отечества. Л.,1925; Архивоведение / Под ред. В. Веретенникова. Харьков, 1932. С. 11 и др.

3 Голдин В.И. Постижение России № 2. Историки об эмиграции: что сделано и что делать? // Родина: Спец. выпуск «XX век. Русская эмиграция. Первая волна». 2009. № 4. С.8.

4 См.: Raeff М. Russia Abroad. A Cultural History of the Russian Emigration 1919-1939. New York: Oxford,1990.

5 См.: Раев М.И. Россия за рубежом. История культуры русской эмиграции. 1919-1939. М.,1994.

6 См.: Пашуто В.Т. Русские историки-эмигранты в Европе. М., 1993.

7 Квакин А.В. Россия - интеллигенция - эмиграция: (О соотношении амбивалентности русского архетипа и российской эмиграционной системы) // Некоторые современные вопросы анализа российской интеллигенции. Иваново, 1997. С. 99-113.

8 См.: Айвазян М.И. К вопросу о формировании фондов русской эмиграции 1917-1940 // Культурное наследие российской эмиграции 1917-1940. Кн.2. М., 1994. С.402-408; Банасюкевич В.Д. О правовых аспектах международного перемещения архивных документов // Отечественные архивы. 1994. №2. С.6-10; Бочарова З.С. Судьбы российской эмиграции: 1917-1930-е годы. Уфа, 1998 и др.; Гримстед П.К. Зарубежная архивная Россика и Советика. Происхождение документов или их отношение к истории России (СССР), потребность в описании и библиографии // Отечественные архивы. 1993. №1. С.20-53 и др.; Ершов В.Ф. Белоэмигрантская концепция восстановления российской эмиграции // Кентавр.1995. № 4; Он же. Адаптация российской военной эмиграции в странах размещения в 1920-е годы // История российского зарубежья. Проблемы адаптации мигрантов в XIX- XX в.в. и др.; Ипполитов С.С. Российская эмиграция в Европе: несостоявшийся альянс. М., 2004; Поляков Ю.А. Проблемы изучения истории российского зарубежья. М., 1996; Попов А.В. Русское зарубежье и архивы. М., 1998; Тарле Г.Я. Российское зарубежье и родина. М., 1993 и др.

9 См.: Козлов В.П. Выявление и возвращение зарубежной архивной Россики: Опыт и перспективы // Вестник архивиста. 1993. №6 (18). С.11-23; Он же. Зарубежная архивная Россика: проблемы и направления работы // Новая и новейшая история. 1994. №3. С.13-23 и др.

10 См.: Старостин Е.В. Развитие международного архивного сотрудничества до Второй мировой войны:Учеб. пособие. М., 1983; Он же. Проблемы пополнения ГАФ СССР документами из-за рубежа // Актуальные вопросы совершенствования архивного дела в условиях развитого социалистического общества. М., 1985; Он же (совм. с Чудиновским В.А.). Документы по истории народов СССР в зарубежных архивах. М., 1988; Он же. История России в зарубежных архивах. М.: Высшая школа, 1994; Он же. Зарубежное архивоведение: Проблемы истории, теории и методологии. М: Русский мир, 1997; Он же. Документальное наследие по истории русской культуры в отечественных архивах и за рубежом // Зарубежная архивная Россика. Итоги и перспективы выявления и возвращения. М., 2003 и др.

11 Попов А.В. Русское зарубежье и архивы. Документы российской эмиграции в архивах Москвы: проблемы выявления, описания, использования. М., 1998; Он же. Архивы и компьютерные технологии. Опыт использования СУБД «Русское зарубежье» // Документация в информационном обществе: электронное делопроизводство и электронный архив. М.: ВНИИДАД, 2000; Он же. Русское зарубежье и архивы: история российской эмиграции в отечественных и зарубежных хранилищах // Вестник РГГУ. Ежемесячный научный журнал. Серия «История» (Документоведение и архивоведение). 2008. №8. С.151-183 и др.

12 См.: Сабенникова И.В. Высшая школа Русского Зарубежья (Проблемы архивной эвристики) //Архивоведение и источниковедение отечественной истории: Проблемы взаимодействия на современном этапе. М., 1995. С. 188-191; Она же. Русская эмиграция в Чехословакии: образование, наука, просвещение // Педагогика.1995. № 3. С.51-55; Она же. Русская эмиграция как социокультурный феномен // Мир России. 1997. №3. С.155-184; Она же. Зарубежная архивная россика. Список источников и литературы // Вестник архивиста. 1998. № 6(48). С. 88-100; 1999. № 1.(49). С.96-104; № 2-3 (50-51). С. 100-107; Она же. Томаш Г. Масарик и «Русская акция» Чехословацкого правительства //Вестник архивиста. 2000. №3-4 (57-58). С.236-240; Она же. Российская эмиграция (1917-1939): сравнительно-типологическое исследование. Тверь, 2002. 431 с.; Она же. Библиография «Зарубежная архивная Россика» // Вестник архивиста. 2006. №4-5 (94-95). С. 236-266; Она же. Документ в системе делопроизводства эмигрантских организаций в межвоенной Европе (1917-1939 гг.) // Архивоведение и источниковедение отечественной истории…М.:ВНИИДАД, 2009. С.378-386; Она же (совм. с Гентшке В.Л.) Русское зарубежье на страницах специализированных журналов: Материалы к указателю. 2005-2010 // Вестник архивиста. 2011.№1. С. 300-308 и др.

13 Подробнее см.: Звавич В.И. Новые переводы материалов по зарубежной архивной Россике: некоторые мысли переводчика, источниковеда и архивиста // Архивоведение и источниковедение отечественной истории… М.:ВНИИДАД, 2002. С. 384-389; Звавич В.И., Ловцов А.С. Особенности поиска документов зарубежной архивной россики // Вестник архивиста. 2009. № 4. С.28-38; 2010. №1. С.66-86; Звавич В.И., Ловцов А.С. Документы зарубежной архивной Россики: источник сведений о них, их поиск и библиография // Архивоведение и источниковедение отечественной истории… М.: ВНИИДАД, 2009. С.386-398 и др.

14 См., напр.: Российская эмиграция в Турции, Юго-Восточной и Центральной Европе 20-х годов (гражданские беженцы, армия, учебные заведения): Учебное пособие для студентов/ Е.И. Пивовар, Е.Н. Евсеева, В.Ф. Ершов и др. М., Геттинген. 1994; Пивовар Е.И. Российское зарубежье: социально-исторический феномен, роль и место в культурно-историческом наследии. М: РГГУ, 2008. 545 с.; Он же. Границы Русского Мира // Родина. Апрель 2009. № 4. С. 4-6 и др.

15 См.: Пивовар Е.И. Российское зарубежье: социально-исторический феномен, роль и место в культурно-историческом наследии. М.: РГГУ, 2008. С. 16-17.

16 См.: Пивовар Е.И. Там же. С.37.

17 См.: Павлова Т.Ф Русский заграничный исторический архив в Праге // Вопросы истории. 1990. № 1. С. 19-29; Она же. Судьба одного архива // Новая Нива. 1992. №1. С.54-59; Она же. Архивы российской эмиграции // Проблемы изучения российского зарубежья:Сб. статей. М., 1993. С.78-85; Она же. Перспективы собирания документов российской эмиграции. Опыт изучения документов и материалов Русского заграничного исторического архива в Праге и Донского казачьего архива // Проблемы зарубежной архивной Россики. М., 1996. С.58-66 Она же. А.Ф. Изюмов и Русский заграничный исторический архив // Отечественные архивы. 1996. №4. С.28-37;Она же. Предисловие // Фонды Русского заграничного исторического архива в Праге: Межархивный путеводитель. М., 1999. С.5-28 и др.

18 См.: Копрживова А. Русский заграничный исторический архив // Русская, украинская и белорусская эмиграция в Чехословакии между двумя мировыми войнами: Результаты и перспективы проведенных исследований. Фонды Славянской библиотеки и пражских архивов: Сб. докладов. Т.1. Прага, 1995. С. 58-69; Быстров В.Н. Конец Русского заграничного исторического архива в Праге // Там же.Т.2. С. 70-84; Барковец А.И. Русский заграничный исторический архив и современные пути расширения научно-информационной базы ГАРФ по истории русской эмиграции // Там же. С. 161-166.

19 См.: Владимирцев Н.И. Документы Пражского архива о русской эмиграции в Чехословакии. Обзор фондов организации социалистов-революционеров // Там же. С. 561-564.

20 См.: Новохатский К.Е. Пражские архивы: комплексная реконструкция состава и послевоенная судьба документов // Документальное наследие русской культуры в отечественных архивах и за рубежом: Материалы Междунар. научно-практ. конф. 29-30 окт.2003 г. М.:РОССПЭН, 2005. С.168-172.

21 Фонды Русского заграничного исторического архива в Праге: Межархивный путеводитель. М., 1999. См. также: Пивовар Е.И. Путеводитель «Фонды Русского заграничного исторического архива в Праге» стал историографическим фактом // Отечественные архивы. 2000. №6. С.46-47: Русский заграничный исторический архив реконструирован. Участники проекта рассказывают о подготовке Межархивного путеводителя по фондам РЗИА // Отечественные архивы. 2000. № 6. С. 41-44.

22 См.: Петрушева Л.И. Документы пражской коллекции в научно-справочном аппарате Государственного архива Российской Федерации // Русская, украинская и белорусская эмиграция в Чехословакии между двумя мировыми войнами. Результаты и перспективы исследований. Фонды Славянской библиотеки и пражских архивов. Прага, 14-15 августа 1995 г.):Сб. докл. Т 1. Прага, 1995. С. 91-97; Она же. Архивная Россика в Государственном архиве Российской Федерации (новые поступления. 1999-2000 гг.) // История российского зарубежья: Проблемы историографии (конец XIX- XX вв.): Сб. статей. М., 2004. С. 247-251; Она же. Правовое положение русской эмиграции по материалам собрания Пражских коллекций Государственного архива Российской Федерации // Правовое положение российской эмиграции в 1920-1930-е годы: история, историография, источники: Междунар. научн. конф. 25-27 октября 2005. СПб., 2005; Она же. Зарубежная архивная Россика в Государственном архиве Российской Федерации.1998-2009 // Вестник архивиста. 2009. № 3. С. 172-184 и др.

23 Хорхордина Т.И. Новое о РЗИА: события и люди // Вестник архивиста. 2006. № 2-3 (92-93). С. 339-358; № 4 -5 (94-95). С. 212-236.

24 Pеsak N. Sprava о cinnosti Ruskаho Historickаho arhivu, Ukrajinskeho Historiсkеho Kabinetu a Beloruskeho arhivu v letech 1938-1946. Praha, 1947.

25 См.: Чиняева Е. Русские вне России: Эмиграция в Чехословакии, 1918-1938 гг. Мюнхен: Ольденбоург, 1996; Она же. Русские интеллектуалы в Праге: Теория евразийства // Русская эмиграция в Европе: 20-е - 30-е гг. XX в. / Ред.: Л. В. Пономарева и др. М., 1996. С. 177-198; Chinyaeva E. Development of Eurasianism // Russians Outside Russia: The migr Community in Czechoslovakia 1918-1938. Mnch., 2001. Р. 185-212, 250-258.

26 См.: Тejchmanova S. Politicka cinnost emigrace v CSR v letech 1918-1945 ) // Slovensky pregled. 1991. № 4. S. 273-286; Сладек З. Русская и украинская эмиграция в Чехословакии // Советское славяноведение. 1991. №6. С.24-36; Сладек З. Русская эмиграция в Чехословакии: развитие «Русской акции» // Славяноведение. 1993. № 4. С. 28-38; Сладек З., Белошевска Л.Предисловие // Dokumenty k dejinm ruske a ukrainske emigrace v Cescoslovenske Republice. 1918-1939. Praha, 1998 и др.

27 См.: Лозенко Л. I. Празький украiнский архiв: iсторiя i становлення // Архiви Украiни. 1994. № 1-6; Яковлева Л. Празькi фонди в Киeвi // Памятки Украiни: iсторiя та культура. 1994. № 3-6.

28 См.: Русский заграничный исторический архив при Министерстве иностранных дел Чехословацкой республики в 1928 г. Прага, 1928; Русский заграничный исторический архив при Министерстве иностранных дел Чехословацкой республики в 1929 году. Прага,1930; Русский заграничный исторический архив при Министерстве иностранных дел Чехословацкой республики в 1931 г. Прага, 1931; Русский заграничный исторический архив при Министерстве Чехословацкой республики в 1936 г. Прага, 1936.

29 Изюмов А.Ф.Отдел документов Русского заграничного архива в Праге (1923-1932 гг.). «ORBIS», Прага. Б.д.

30 См.: Rocenka Slovanskeho rstavu (Prague).1931. Т. 4. С. 228-245.

31 См.: Изюмов А.Ф. Русский заграничный исторический архив при Министерстве Чехословацкой республики в 1936 г. Прага, 1936.

32 Изюмов А.Ф. Записка о Русском историческом архиве в Праге // РЗИА. Политика, идеология, быт и ученые труды русской эмиграции (1918-1945). Т. 2. New York: Norman Ross Publishing inc., 1993. Р. 407-408.

33 Руднев В.В. Русское дело в Чехословацкой республике. Париж, 1924; Он же. Русский заграничный исторический архив // Современные записки. Париж, 1937. № 63. С. 431-443.

34 См.: Брежго Б. Русский заграничный архив. Двинск, 1929; Он же. Русские архивы и музеи вне России. Б.м., б.г.

35 Fisher, George. The Russian Archive in Prague // American Slavic and East European Review. 1949. № 8; Kennedy Grimsted, Patricia. Archives and Manuscript Depositures in the USSR, Moscow and Leningrad. Supplement 1. Bibliographical Addenta inter documenation A 6 ZUG Switzerland. 1976.

36 См.: Dokumenty k dejinm ruske a ukrainske emigrace v Cescoslovenske Republice. 1918-1939. Praha, 1998; Kroniki kulturnho, vdeckho a spoleenskho ivota rusk emigrace v eskoslovensk republice. Dl.I-II. 1919-1939. Praha, 2000-2001. Т.1: 1919-1929. 368 с.; Т.2: 1930-1939. 639 с.; Prace ruske, ukrajinske a beloruske emigrace vydane v Ceskoslovensku, 1918-1945 / Bibliogr. zprac. Zdeka Rachnkova a Michaela ehkov. Praha: Nrodn knihovna esk republiky, 1996. XVIII, 1472 с. Ч.1. XVIII, 1-424 с.; Ч.2. 425-850 с.; Ч.3. 851-1472 с.

37 Castecny orientacni soupis osob ruske a ukrajinske narodnosti i prislusniku jinych narodu, nalezejicich k emigrantum z byvale Ruske rise po rijnove revoluci v r. 1917, odvlecenych v r. 1945 Rudou armadou z CSR do SSSR. Vypracoval Vybor Oni byli prvni. Praha, 1993 (Interni materialy, nepublikovane).

38 Emigrace ze SSSR v mezivalecnem Ceskoslovensku: prinos vede a kulture: katalog vystavy z fondu Slovenske knihovny. Sest. Vacek, J. NK. Praha, 1991.

39 Фонды Государственного архива Российской Федерации по истории белого движения и эмиграции: Путеводитель / Отв. ред. С.В. Мироненко. Рук. коллектива сост. О.В. Маринин. Том IV. М., 2004.

40 См.: Фонды Русского заграничного исторического архива в Праге: Межархивный путеводитель / Отв. ред. Т.Ф. Павлова. Отв. сост. О.Н. Копылова. М., 1999.

41 См.: Русское зарубежье. Золотая книга эмиграции. Первая треть ХХ века: Энциклопедический биографический словарь. М., 1997.

42 См.: Пресняков А.Е. Реформа архивного дела // Русский исторический журнал. 1918. Кн.5. С.205-222; Николаев А. С. Главное управление архивным делом // Исторический архив. 1919. Кн. 1. С. 1-64; Архивные курсы: История архивного дела классической древности, в Западной Европе и на мусульманском Востоке: Лекции, читанные слушателям Петроградского археологического института в 1918 г. Пг., 1920; Бонч-Бруевич В.Д. Сохраняйте архивы. М, 1920; Архив русской революции, издаваемый И.В. Гессеном: В 22-х томах. Т. 1. Берлин, 1921 и др.

43 См.: Высылка вместо расстрела. Депортация интеллигенции в документах ВЧК-ГПУ. 1921-1923./ Вступ. ст., сост. В.Г. Макарова, B.C. Христофорова; коммент. В.Г. Макарова. М.: Русский путь, 2005.

44 См.: Петрушева Л.И. Документы Пражской коллекции в научно-справочном аппарате Государственного архива Российской Федерации // Русская, украинская и белорусская эмиграция в Чехословакии между двумя мировыми войнами. Результаты и перспективы проведенных исследований. Фонды Славянской библиотеки и пражских архивов: Сб. докл. 14-15 августа 1995 г. Прага, 1995. С. 91-97 и др.

45 Русский заграничный исторический архив в Москве: вспоминают очевидцы // Отечественные архивы. 1996. № 4. С. 37-43.

46 См.: Шостаковский П. Путь к правде. Минск, 1960; Вертинский А. Четверть века без родины. Москва, 1962, № 3—6; Любимов Л. На чужбине. М., 1963; Мейснер Д. Исповедь старого эмигранта. М., 1963; Он же. Миражи и действительность. М., 1966; Оболенский П. На чужой стороне // Москва. 1965. № 8; Александровский Б. Н. Из пережитого в чужих краях. М., 1969; Андреев В.Л. История одного путешествия. Возвращение в жизнь через двадцать лет. М., 1974 и др.

47 См.: Постников С.П. Русские в Праге. 1918-1928. Прага, 1928.

48 См.: Магеровский Л.Ф. Библиография газетных собраний Русского исторического архива за годы 1917-1921. Прага, 1939; Постников С.П. Политика, идеология, быт и ученые труды русской эмиграции (1918-1945). Библиография. Из каталога РЗИархива / Ред. С.Блинов. New York: Norman Ross Publishing, 1993.

49 См.: Пушкарев С.Г. Воспоминания историка 1905 – 1945 // Библиотечка россиеведения. 1999. №3: Посев. Спец. выпуск; Бобровская Л. Рождение и гибель Русского Архива в Праге //www.russ.ru/ist_sovr/20031003_bobrov.html; Бобровская Л., Бобровский П. На чужой стороне // Verlag Johannes A. Wolf, Grosser Winkel 17. c. D-31552 Apelern. 2004; Андреев Н.Е. Пражские годы // Новый мир. 1994. №11. С. 136-200; Андреев Н.Е. То, что вспоминается. Т.1-2.Таллинн,1996; Толстой И. Заметки о русской Праге // Новый Журнал. 2008. №251.

50 См.: Будницкий О.В., Эммонс Т. «Большевизм есть несчастье, но несчастье заслуженное»: Переписка В.А. Маклакова и А.А. Кизеветтера // Источник. Документы русской истории: Вестник Архива Президента Российской Федерации. 1996. № 2. С. 4-25; Волошина В. «Не дай Бог попасть в присяжные говорильщики»: Фрагменты из переписки профессора А.А. Кизеветтера // Родина. 2009. № 4. С. 65-68; «Пишу всякую всячину только для заработка»: Письма А.А. Кизеветтера // Отечественные архивы. 2009. № 5; «Совершенно лично и доверительно!» Б.А. Бахметев - В.А. Маклаков: Переписка. 1919-1951: В 3 т. М., 2001-2004.



 


Похожие работы:

«Ростовцева Наталья Геннадиевна КОМПЬЮТЕРНОЕ МОДЕЛИРОВАНИЕ РЕЛАКСАЦИИ И ПОЛЗУЧЕСТИ ПОЛИМЕРНЫХ НИТЕЙ МЕДИЦИНСКОГО НАЗНАЧЕНИЯ Специальность: 05.19.01 - материаловедение производств текстильной и легкой промышленности Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата технических наук Санкт-Петербург 2010 Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования Санкт-Петербургский государственный университет технологии и...»

«Таганова Виктория Александровна ТЕХНОЛОГИЯ МАГНИТНЫХ ЭЛАСТОМЕРОВ С ПОВЫШЕННЫМИ ЭКСПЛУаТАЦИОННЫМИ СВОЙСТВАМИ Специальность 05.17.06 – Технология и переработка полимеров и композиций АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата технических наук Саратов 2011 Работа выполнена в ГОУ ВПО Саратовский государственный технический университет Научный руководитель – доктор технических наук, профессор Артёменко Александр Александрович Официальные оппоненты – доктор...»

«ОВЧАРОВА АННА СЕРГЕЕВНА РАЗРАБОТКА ТЕХНОЛОГИЧЕСКИХ РЕШЕНИЙ ПО ПЕРЕРАБОТКЕ ВЫСОКОПАРАФИНИСТЫХ НЕФТЕЙ (НА ПРИМЕРЕ СТАВРОПОЛЬСКО-ДАГЕСТАНСКОЙ НЕФТЕСМЕСИ) Специальность 05.17.07 – Химическая технология топлива и высокоэнергетических веществ АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата технических наук Астрахань – 2012 г. Работа выполнена в федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования Северо-Кавказский...»

«Лифанова Наталья Васильевна СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ СИСТЕМЫ ДОКУМЕНТАЦИОННОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ СТАНДАРТИЗАЦИИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Специальность 05.25.02 – Документалистика, документоведение, архивоведение АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Москва - 2011 Работа выполнена во Всероссийском научно-исследовательском институте документоведения и архивного дела (ВНИИДАД). Научный руководитель: кандидат исторических наук, профессор...»

«ПЕТРОВ АЛЕКСАНДР НИКОЛАЕВИЧ методы оценки ЭКСПЛУАТАЦИОННОЙ НАДЕЖНОСТИ ДОРОЖНЫХ ПОКРЫТИЙ ЛЕСОВОЗНЫХ АВТОМОБИЛЬНЫХ ДОРОГ 05.21.01 – Технология и машины лесозаготовок и лесного хозяйства АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата технических наук Петрозаводск – 2012 Работа выполнена на кафедре промышленного транспорта и геодезии Петрозаводского государственного университета Научный руководитель: доктор технических наук, профессор Питухин Александр Васильевич...»

«Алешина Дарья Александровна Проектирование формоустойчивых швейных изделий из основовязаных полотен тамбурн ого способ а петлеобразов а ния...»

«Боровлёва Зинаида Александровна Формирование документального фонда органов исполнительной власти субъекта Российской Федерации (на примере Республики Коми) Специальность: 05.25.02 – Документалистика, документоведение, архивоведение АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание учёной степени кандидата исторических наук Москва 2008 Работа выполнена во Всероссийском научно-исследовательском...»

«ГРЕБЕННИКОВ ЕВГЕНИЙ ПЕТРОВИЧ ПОЛУЧЕНИЕ КОМПОЗИЦИОННЫХ МАТЕРИАЛОВ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ФОТОХРОМНЫХ И СВЕТОИЗЛУЧАЮЩИХ СОЕДИНЕНИЙ И ПРИМЕНЕНИЕ МНОГОСЛОЙНЫХ СТРУКТУР НА ИХ ОСНОВЕ В УСТРОЙСТВАХ ХРАНЕНИЯ И ОБРАБОТКИ ИНФОРМАЦИИ Специальность 05.27.06 – Технология и оборудование для производства полупроводников, материалов и приборов электронной техники АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора технических наук Москва – 2010 г. Работа выполнена в Отделе нейросетевых...»

«Кошелева Елена Юрьевна Развитие архивного дела в Саратовской губернии в пореформенный период. 1864 — 1917 гг. Специальность 05.25.02 Документалистика, документоведение, архивоведение АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук

«Андреева Юлия Федоровна Теоретико-методические аспекты развития интереса к поэзии у читателей публичных библиотек Специальность 05.25.03 – Библиотековедение, библиографоведение и книговедение Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата педагогических наук Санкт-Петербург – 2012 Работа выполнена на кафедре библиотековедения и теории чтения ФГБОУ ВПО Санкт-Петербургский государственный университет культуры и искусств. Научный руководитель: Доктор...»

«КОРНЕЕВ ИВАН ВЛАДИМИРОВИЧ РАЗРАБОТКА ФОТОЧУВСТВИТЕЛЬНЫХ ПОЛУПРОВОДНИКОВЫХ ПРИБОРОВ С ОТРИЦАТЕЛЬНОЙ ДИФФЕРЕНЦИАЛЬНОЙ ПРОВОДИМОСТЬЮ Специальность 05.27.01 — Твердотельная электроника, радиоэлектронные компоненты, микро- и нано электроника, приборы на квантовых эффектах АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата технических наук Саратов 2011 Работа выполнена на кафедре радиофизики и электроники Федерального государственного бюджетного образовательного...»

«Павлова Екатерина Сергеевна ВЫБОР ОПТИМАЛЬНЫХ УСЛОВИЙ ПРОЦЕССА ЭЛЕКТРОФЛОКИРОВАНИЯ С УЧЕТОМ ПАРАМЕТРОВ ВОРСА Специальность: 05.19.02 – Технология и первичная обработка текстильных материалов и сырья АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата технических наук Санкт – Петербург 2011 Работа выполнена на кафедре технологии и проектирования текстильных изделий ФГБОУ ВПО Санкт-Петербургский государственный университет технологии и дизайна Научный руководитель:...»

«Макорин Геннадий Николаевич ЭФФЕКТИВНОСТЬ МАССОВОЙ ОЦЕНКИ ЗЕМЕЛЬНЫХ УЧАСТКОВ И ИНЫХ ОБЪЕКТОВ НЕДВИЖИМОСТИ В МУНИЦИПАЛЬНОМ ОБРАЗОВАНИИ (на примере Московской области) АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата экономических наук по специальности 08.00.05 – Экономика и управление народным хозяйством (землеустройство) Москва 2007 Работа выполнена на кафедре землепользования и земельного кадастра Государственного университета по землеустройству. Научный...»

«Симонова Ирина Витальевна Обоснование геометрических параметров формы рабочей поверхности диска и ножей рубительной машины 05.21.01 - Технология и машины лесозаготовок и лесного хозяйства АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата технических наук Петрозаводск, 2007 г Работа выполнена в государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования Петрозаводский Государственный Университет Научный руководитель: доктор технических наук,...»

«МИНАКОВА АНАСТАСИЯ РАШИТОВНА ПОЛУЧЕНИЕ ЦЕЛЛЮЛОЗЫ ОКИСЛИТЕЛЬНО-ОРГАНОСОЛЬВЕНТНЫМ СПОСОБОМ ПРИ ПЕРЕРАБОТКЕ НЕДРЕВЕСНОГО РАСТИТЕЛЬНОГО СЫРЬЯ 05.21.03 – Технология и оборудование химической переработки биомассы дерева; химия древесины АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата технических наук Архангельск – 2008 Работа выполнена в Уральском государственном лесотехническом университете на кафедре химии древесины и технологии целлюлозно-бумажного производства, г....»

«МАКСИН Михаил Владиславович СОЗДАНИЕ КОМПЬЮТЕРНОЙ СИСТЕМЫ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОГО АНАЛИЗА ФАРМАКОЛОГИЧЕСКИХ ДАННЫХ Специальность 05.25.05 ИНФОРМАЦИОННЫЕ СИСТЕМЫ И ПРОЦЕССЫ, ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ ИНФОРМАТИКИ АВТОРЕФЕРАТ ДИССЕРТАЦИИ НА СОИСКАНИЕ УЧЕНОЙ СТЕПЕНИ КАНДИДАТА ТЕХНИЧЕСКИХ НАУК Москва 2006 Работа выполнена во Всероссийском институте научной и технической информации РАН Научный руководитель : доктор технических наук, профессор Финн Виктор Константинович Официальные оппоненты :...»

«Кочергин Сергей Александрович ПОВЫШЕНИЕ ЭФФЕКТИВНОСТИ ПРОИЗВОДСТВА СЛОЖНЫХ МИНЕРАЛЬНЫХ УДОБРЕНИЙ ПУТЕМ ОПТИМИЗАЦИИ ПРОЦЕССОВ ГРАНУЛИРОВАНИЯ И СУШКИ Специальность 05.17.08-Процессы и аппараты химических технологий АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание учёной степени кандидата технических наук Иваново-2008 Работа выполнена в Ивановском государственном химико-технологическом университете. Научный руководитель: Заслуженный деятель науки РФ, доктор технических наук, профессор -...»

«Гусев Евгений Валентинович ИССЛЕДОВАНИЕ ВЛИЯНИЯ ТЕРМООБРАБОТКИ НА СТРУКТУРНО-МЕХАНИЧЕСКИЕ СВОЙСТВА ЛИСТОВОЙ ФИБРЫ 05.17.08 – Процессы и аппараты химических технологий Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата технических наук Иваново 2006 Работа выполнена в ГОУВПО Ивановский государственный химико-технологический университет и ГОУВПО Ивановский государственный архитектурно-строительный университет. Научный руководитель : д.т.н., чл.-корр. РААСН, Федосов...»

«Захаров Александр Николаевич Магнетронные распылительные системы и технологии нанесения энергосберегающих покрытий на архитектурные стекла и полимерные пленки 05.27.02 - вакуумная и плазменная электроника АВТОРЕФЕРАТ на соискание ученой степени кандидата технических наук Томск- 2011 Работа выполнена в Учреждении Российской академии наук Институте сильноточной электроники Сибирского отделения РАН Научный руководитель: кандидат физико-математических наук, Сочугов Николай...»

«ДЯГИЛЕВА Алла Борисовна УСТОЙЧИВОСТЬ И АГРЕГАЦИЯ НИЗКОКОНЦЕНТРИРОВАННЫХ ВОДНЫХ ДИСПЕРСИЙ ТЕХНИЧЕСКИХ ЛИГНИНОВ, ВЫДЕЛЕННЫХ ПРИ ПЕРЕРАБОТКЕ ДРЕВЕСНОГО СЫРЬЯ 05.21.03. – технология и оборудование химической переработки биомассы дерева; химия древесины АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора химических наук Санкт-Петербург 2010 Работа выполнена в Санкт-Петербургском государственном технологическом университете растительных полимеров Научный консультант: доктор...»






 
2014 www.avtoreferat.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.