WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Политико-массовая работа в красноармейских частях и учреждениях на территории западной сибири (конец 1919-1924 гг.)

На правах рукописи

Охтень Ольга Сергеевна

ПОЛИТИКО-МАССОВАЯ РАБОТА

В КРАСНОАРМЕЙСКИХ ЧАСТЯХ И УЧРЕЖДЕНИЯХ

НА ТЕРРИТОРИИ ЗАПАДНОЙ СИБИРИ

(конец 1919-1924 гг.)

Специальность 07.00.02 – Отечественная история

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Омск – 2008

Работа выполнена на кафедре современной отечественной истории и историографии ГОУ ВПО «Омский государственный университет им. Ф.М. Достоевского»

Научный руководитель: кандидат исторических наук, доцент

Кожевин Владимир Леонидович

Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор

Гайдамакин Андрей Васильевич

кандидат исторических наук, доцент

Рычков Александр Васильевич

Ведущая организация: Новосибирское высшее военное командное

училище (военный институт)

Защита состоится 19 декабря 2008 г. в 14.00 часов на заседании диссертационного совета ДМ. 212.177.04 по защите докторских и кандидатских диссертаций при Омском государственном педагогическом университете по адресу: 644043, г. Омск, ул. Партизанская, 4а.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Омского государственного педагогического университета (644099, г. Омск, Набережная Тухачевского, 14, библиографический отдел).

Автореферат разослан 18 ноября 2008 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор исторических наук, доцент Т.А. Сабурова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Радикальные перемены, произошедшие в России за последние годы, становление нового миропорядка, противоречивые процессы реформирования вооруженных сил, а также непростая духовно-нравственная ситуация, сложившаяся в современном обществе, актуализируют проблему разработки научно обоснованных, соответствующих изменившимся реалиям концептуальных подходов к организации патриотического и идейно-нравственного воспитания личности, к формированию у граждан развитого политического сознания. В полной мере это относится и к военнослужащим Российской армии. Вооруженные Силы РФ являются важнейшим государственным институтом, стоящим на защите национальных интересов. Между тем, проблема содержания и способов утверждения в сознании воинов соответствующих идейных установок, твердых моральных норм и ценностей еще далека от своего решения.

Указанные обстоятельства вызывают потребность ретроспективного обращения к практике политико-массовой работы. Одним из ярких исторических образцов в данном случае является осуществление подобной деятельности в рядах Красной Армии на начальном этапе ее строительства. Сопоставление особенностей, сильных и слабых сторон политико-массовой работы среди красноармейцев и воинов современной Российской армии, несмотря на исторически обусловленные различия, может оказаться весьма полезным. Это в первую очередь касается форм, методов и средств данной деятельности, усвоения определенных идейных установок, расширения политического кругозора военнослужащих.

Политико-массовая работа всегда занимала важное место в жизнедеятельности Красной Армии и рассматривалась как неотъемлемое условие, обеспечивающее ее высокую боеспособность, поэтому без углубленного изучения различных ее аспектов невозможно полноценно реконструировать историю вооруженных сил Советского государства. Особый интерес в этом отношении представляет период Гражданской войны и первых лет нэпа, когда Красная Армия рассматривалась в качестве удобного «полигона» в деле формирования «нового человека». Изучение этих сюжетов тесно переплетается с проблемой идеологизации сознания масс на начальном этапе существования Советской власти.

Кроме того, изучение политико-массовой работы в красноармейских частях и учреждениях на территории Западной Сибири, имевшей ряд специфических черт развития (удаленность от центра страны, обширная территория края, малочисленность городов, преимущественно крестьянский состав населения с низким уровнем грамотности), представляет значительный интерес с позиций выявления региональных особенностей политического воспитания военнослужащих советских вооруженных сил.

Степень изученности темы. В историографии проблемы можно выделить четыре периода: 1) 1920-е гг.; 2) 1930-е – первая половина 1950-х гг.; 3) вторая половина 1950-х – первая половина 1980-х гг.; 4) вторая половина 1980-х – 2000-е гг.

Начало историческому изучению процесса политико-массовой деятельности в РККА было положено в первой половине 1920-х гг., когда появились брошюры и статьи, посвященные вопросам партийно-политической работы в РККА1. Эти работы трудно назвать историческими исследованиями в полном смысле слова. Отражая современную действительность, они во многом содержали элементы публицистики, носили очерковый характер, не отличались глубиной теоретического осмысления рассматриваемой проблемы и не имели единого категориального аппарата.

Впрочем, уже со второй половины 1920-х гг. стали публиковаться исследования, в которых преодолевались описательность и элементарное изложение событий. Эти труды содержали важные обобщения, практические выводы, рекомендации и попытки представить эволюцию партийно-политической работы в РККА2. В целом, работы, изданные в 1920-е гг. интересны в плане накопления фактического материала, первых попыток его обобщения и определения основной проблематики. Здесь были намечены основные пути исследований. В исследованиях данного периода не содержится сколько-нибудь подробного анализа политико-массовой деятельности в сибирских воинских частях и учреждениях Красной Армии. Лишь отдельные аспекты данной проблемы (культурно-просветительная работа военных среди гражданского населения и участие красноармейцев в восстановлении экономики региона) нашли отражение в ряде публикаций, вышедших в свет в это время3.

В 1930-е – первой половине 1950-х гг., исследуемая тема была представлена в трудах отечественных историков крайне фрагментарно. Теперь все свое внимание они сосредоточили на исследовании процесса формирования военно-политического аппарата РККА. Большая часть этих работ была опубликована на страницах журнала «Партийно-политическая работа в РККА»4.

Новый период изучения темы начался во второй половине 1950-х гг. и продолжался до середины 1980-х гг. В это время формируется значительный комплекс научной литературы, которую условно можно подразделить на несколько тематических групп: 1) работы, посвященные истории Красной Армии и труды, освещающие роль В.И. Ленина и Коммунистической партии в строительстве и укреплении советских вооруженных сил, где уделяется внимание организации партийно-политической работы в РККА5; 2) исследования, специально посвященные организации партийно-политической работы в вооруженных силах СССР с момента создания Красной Армии6, в том числе работы, отражающие историю создания и развития военно-политического аппарата РККА7; 3) публикации, в которых рассматриваются различные аспекты культурно-просветительной работы в войсках8; 4) обобщающие труды по истории культуры и культурного строительства в СССР, где выявляется роль РККА в общем процессе культурного развития страны9; 5) работы, раскрывающие проблему взаимодействия армии и гражданских государственных и общественных организаций (парткомов, ревкомов, профсоюзов и т.п.).

Вклад историков-сибиреведов в исследование темы при этом выразился, главным образом, в разработке вопросов о роли РККА в создании и функционировании партийных и советских органов власти на освобожденной от колчаковских войск территории, а также проблемы организации агитационно-пропагандистской и культурно-просветительной работы среди сибирского населения10. Особо следует выделить диссертационную работу В.Л. Хрипунова, который проанализировал процесс организации и совершенствования системы управления культурной работой в РККА в окружном масштабе, охарактеризовал систему армейских культурных учреждений и показал особенности их развития11.

В целом, данный период был самым плодотворным по количеству опубликованных работ, в той или иной степени связанных с рассматриваемой темой. Произошло расширение проблематики исследований, был накоплен значительный объем фактического материала. Однако официальный запрет выходить за рамки марксистско-ленинской методологии, отсутствие доступа к определенной части источников являлись серьезным препятствием для большинства историков. Нельзя не отметить стремление авторов к выделению преимущественно положительных моментов в деятельности партийно-советского и военного руководства страны по политическому и культурному воспитанию советских военнослужащих. В тоже время ошибки, негативные стороны, как правило, не подвергались исследованию. Все это затрудняло научный поиск и существенно обедняло картину политико-массовой работы в РККА.

Наступившая «эпоха перестройки» способствовала разрушению господства официальных взглядов на многие исторические проблемы. Однако тема настоящего исследования тогда редко попадала в поле зрения отечественных историков. К числу наиболее значимых работ «перестроечного» периода можно отнести исследования обобщающего характера, авторы которых останавливались на традиционном спектре вопросов: формирование и совершенствование военно-политического аппарата, содержание партийно-политической и культурно-просветительной работы в вооруженных силах страны12. Принципиальным новшеством явился отказ от позиции замалчивания роли отдельных военных и партийно-советских руководителей в развертывании политико-массовой деятельности среди красноармейцев.

В монографии А.Г. Заподовниковой были рассмотрены вопросы участия Красной Армии в решение социально-экономических проблем, а также организация политической и культурно-просветительной работы в войсках на территории Сибири13.

О.В. Головникова на примере Московского военного округа предприняла попытку показать взаимосвязь идеологической и культурно-просветительной работы в РККА в 1920-е гг. с общим процессом формирования тоталитарной системы в СССР14. И.А. Мехришвили в своем исследовании раскрыл процесс формирования концепции культурного строительства в РККА в 1920-е гг. и анализировал опыт ее практической реализации15.

Г.П. Слепушкин, И.В. Риффель и Ю.А. Фабрика в своих работах стремились по-новому интерпретировать процесс атеистического воспитания красноармейцев в послеоктябрьский период, характеризуя основные направления, формы и методы антирелигиозной работы в РККА16.

Проблема взаимодействия армии и общества нашла свое отражение в исследованиях А.Т. Климовича и О.В. Теленковой17. Оба автора подчеркивают активную роль РККА в решении различных задач невоенного характера.

Региональный аспект проблемы политико-массовой работы в РККА нашел определенное отражение в диссертации Н.М. Щербина. Его исследование посвящено выявлению роли политических органов Красной Армии в организации политико-воспитательной работы с личным составом частей Сибирского военного округа, а также развитию военно-политического аппарата РККА на территории Западной Сибири в первой половине 1920-х гг.18

В целом, анализ историографии проблемы свидетельствует о наличии определенного задела в исследовании заявленной темы. Однако, на наш взгляд, недостаточная изученность основных направлений и содержания, организационных форм, методов и средств, обеспечивавших процесс политического воспитания военнослужащих РККА в конце 1919-1924 гг. на территории Западной Сибири с учетом современной научной и методологической ситуации – требует осуществления специального углубленного изучения.

Объектом исследования являются воинские части и учреждения Красной Армии на территории Западной Сибири в конце 1919-1924 гг.

Предмет исследования – процесс политико-массовой работы в Западно-Сибирском (Омском / Сибирском) военном округе в конце 1919-1924 гг.

Цель диссертационного исследования заключается в выявлении основных направлений, наиболее существенных черт и особенностей политико-массовой работы в красноармейских частях и учреждениях на территории Западной Сибири в конце 1919-1924 гг.

Поставленная цель предполагает решение следующих задач:

1) Проследить особенности формирования и развития военно-политического аппарата РККА на территории Западной Сибири, рассмотреть происходившие в нем изменения и установить причины этого.

2) Охарактеризовать социальный облик красноармейцев и кадровый потенциал военных партийно-политических структур в регионе.

3) Выявить и раскрыть основные организационные формы, методы и средства политико-массовой работы в Западно-Сибирском (Омском / Сибирском) военном округе.

4) Определить и охарактеризовать основные направления и содержание политико-массовой деятельности в РККА за Уралом.

5) На материалах Западной Сибири оценить практические результаты политико-массовой деятельности в РККА и рассмотреть ее роль в формировании «нового человека» советского общества.

Территориальные рамки исследования совпадают с современными административно-территориальными границами Западной Сибири и охватывают Омскую, Томскую, Тюменскую, Алтайскую и Новониколаевскую (с 1921 г.) губернии. Именно эти территории в конце 1919-1924 гг. находились в составе Западно-Сибирского (Омского / Сибирского) военного округа. Материалы, касающиеся ряда сопредельных территорий (Акмолинская область, Семипалатинская, Пермская, Челябинская и Екатеринбургская губернии), которые в разное время на короткий срок включались в состав Западно-Сибирского военного округа, в диссертации не рассматриваются.

Хронологические рамки диссертационной работы охватывают период с конца 1919 г. по июнь 1924 г. Этот период представляет собой чрезвычайно важный и относительно целостный временной отрезок в истории вооруженных сил Советской России. Его нижняя граница совпадает с освобождением территории Западной Сибири от колчаковских войск и образованием Омского военного округа.

Верхняя граница обусловлена тем, что в июне 1924 г. руководством страны было объявлено о начале проведения реформы в вооруженных силах Советского Союза, в ходе которой изменился способ комплектования РККА, создана принципиально новая система политического и административного руководства армией, а также нанесен сокрушительный удар по позициям Л.Д. Троцкого и его сторонников в войсках. Кроме того, в результате включения в состав Западно-Сибирского военного округа дальневосточного региона, в июне 1924 г. образовался новый территориально расширенный военный округ, отличавшийся особой спецификой.

Методологической основой диссертации является совокупность научных подходов, принципов и методов, позволяющих решить задачи настоящего исследования. Использование системного подхода позволило рассматривать политические органы, партийные организации, культурно-просветительные и общеобразовательные учреждения Красной Армии, занимавшиеся организацией политико-массовой работы в среде военнослужащих, как единую систему, состоящую из взаимосвязанных и взаимозависимых элементов, развитие которой происходило под влиянием внутренних и внешних факторов. Также в виде системы рассматривалась совокупность мероприятий, направленных на практическую реализацию основных задач политико-массовой деятельности в РККА.

В диссертации были применены элементы историко-антропологического подхода, что позволило анализировать проблему в «человеческом измерении».

Важнейшим принципом исследования стал принцип историзма. Он реализовывался при помощи таких общенаучных методов познания как обобщение, индукция и дедукция, анализ и синтез, позволивших раскрыть суть изучаемых явлений и проследить эволюцию государственной политики в области политико-массовой работы в Красной Армии в конце 1919-1924 гг. в зависимости от потребностей идеологического воздействия на общественное сознание. Кроме того, для достижения цели диссертационной работы использовались специальные исторические методы исследования: проблемно-хронологический, историко-сравнительный, историко-генетический и историко-типологический метод. При составлении таблиц, на основе которых выявлялись те или иные количественные и качественные стороны, определялись тенденции и закономерности в организации политико-массовой деятельности в военной среде в регионе, использовались элементы статистического исследования (выборка, ранжирование, расчет).

В диссертационном исследовании ключевым является понятие «политико-массовая работа», что означает совокупность направлений политической, воспитательной, просветительской и образовательной деятельности в целях формирования коммунистического мировоззрения и соответствующих ему моральных качеств и поведения.

В литературе, посвященной вопросам истории Красной Армии, широко используются такие понятия как «партийно-политическая работа» и «культурно-просветительная работа». Исходя из их содержания19 и проводя сравнение с категорией «политико-массовая работа», мы полагаем, что последняя по своему значению гораздо шире и не только тождественна сущности партийно-политической деятельности, но и в значительной степени включает в себя те направления культурно-политической работы, которые способствовали формированию коммунистических идеалов сознании красноармейцев.

Источниковая база диссертационной работы представляет собой комплекс различных по ценности и характеру опубликованных и неопубликованных документов и материалов, которые по типу и информативным возможностям можно подразделить на 7 групп.

Во-первых, были привлечены документы руководящих органов РКП(б)20 и труды видных деятелей большевистской партии и Советского государства21, где зафиксирована официальная трактовка целей и задач, основных идеологических установок партийно-советского руководства в области военно-политической работы в РККА в рассматриваемый период.

Вторую группу источников составляет законодательство и материалы высших органов государственного управления (декреты, положения и постановления ВЦИК, СТО, СНК)22. Анализ названных документов помогает охарактеризовать общую государственную политику в области идейного воспитания советских граждан, а также позволяет выявить проблемы, возникавшие в ходе реализации основных задач политико-массовой деятельности в Красной Армии, проанализировать пути их решения на государственном уровне.

Третья группа представлена мемуарной литературой23. Воспоминания активных строителей вооруженных сил Советского государства содержат ценные свидетельства об общей политической атмосфере того времени, о различных особенностях развертывания политико-массовой деятель-ности в Красной Армии. Данная группа источников отличается значительной степенью субъективизма, что отражает специфику восприятия происходивших событий их современниками.

Важным источником диссертационного сочинения являются материалы периодической печати, представленные партийно-советскими и военными изданиями. Всего в работе были использованы материалы 26 центральных и местных газет и журналов. Центральная пресса содержит значительный объем информации о политике власти в сфере политического воспитания военнослужащих РККА в конце 1919-1924 гг. Сибирские периодические издания, кроме того, отражают процесс реализации в регионе основных указаний и руководящих установок партии, помогают оценить состояние и общий уровень политико-массовой работы на местах.

Близкими к периодической печати по своей направленности и содержанию являются материалы агитационно-пропагандистского и просветительского характера. Они представлены листовками органов военного управления и обороны (Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ) Ф. 9550), а также плакатами, листовками, воззваниями, опубликованными в тематических сборниках24. Кроме того, к данной группе исторических источников можно отнести брошюры, предназначенные для идейно-политического воспитания красноармейцев25. Этот вид источников обеспечивает возможность анализа конкретных идейных установок, внедрявшихся в сознание красноармейцев в рассматриваемый период.

Отдельную группу источников представляют статистические издания. Они содержат данные о численности воинского контингента в округе и количественные характеристики основных направлений политико-массовой деятельности в РККА 26.

Самая многочисленная группа источников включает делопроизводственную документацию партийных, советских, военных и судебно-следственных органов. Ряд источников данной группы опубликованы27

, но наибольшая ее часть – документы, почерпнутые в 29 фондах трех центральных и трех местных архивов. Так, информация, последовательно отражающая процесс разработки основ государственной политики в области военно-политической работы в РККА, содержится в материалах ГАРФ – фонды Главполитпросвета РСФСР (Ф. А-2313), ВЧК по ликвидации неграмотности (Ф. А-2314), Центрагита при Наркомпросе РСФСР (Ф. А-2330), а фонды Политического управления РВСР (РККА) (Ф. 9) и Главного комитета военно-учебных заведений и Военно-учебного управления Всероссийского Главного штаба (Ф. 62) хранятся в Российском государственном военном архиве (РГВА).

Задача изучения практической реализации планов большевистского руководства в области политико-массовой работы, обусловила обращение к документам местных партийных, советских и военных органов. В частности, были привлечены фонды Сибирского бюро ЦК РКП(б) (Ф. П-1) и Сибревкома (Ф. Р-1), находящиеся в Государственном архиве Новосибирской области (ГАНО), материалы Политико-просветительного управления Западно-Сибирского военного округа (Государственный архив Омской области (ГАОО). Ф. 1504), а также Управления и штаба помглавкома всеми Вооруженными Силами по Сибири (Ф. 16), Западно-Сибирского (Ф. 25875) и Сибирского (Ф. 25893) военных округов, хранящихся в РГВА.

Важным элементом в рассматриваемой группе источников являются материалы судебно-следственных органов – Омского губернского ревтрибунала (ГАОО. Ф.Р-239), 1-го отдела рев-воентрибунала Сибири (ГАОО. Ф.Р-1374) и др. Кроме того, информация о следственных делах и судебных процессах, а также политические сводки отделений военной цензуры находятся на хранении в РГВА (Ф.16). Указанные документы позволяют выявить степень эффективности политико-массовой работы в РККА.

Научная новизна диссертации заключается в том, что автором впервые поставлена и проанализирована проблема организации политико-массовой работы в красноармейских частях и учреждениях на территории Западной Сибири в конце 1919-1924 гг. В исследовании определены основные компоненты содержания, формы, методы и средства этой деятельности в Красной Армии в рассматриваемый период и выявлена их зависимость от политических и социально-экономических факторов. Введение в научный оборот новых архивных материалов и сведений из периодических изданий, позволило уточнить ряд фактов и событий, рассмотреть их в новом свете и дать им иную интерпретацию. В диссертационном сочинении раскрыты особенности, трудности и результаты функционирования военно-политического аппарата в масштабах страны и региона, проанализировано состояние кадрового обеспечения. Также дана оценка эффективности практического решения и реализации задач политико-массовой работы среди военнослужащих РККА в округе в условиях «военного коммунизма» и нэпа. Показана реакция рядовых красноармейцев и командно-политического состава на исследуемый процесс идеологизации и политизации страны. Установлена роль и значение этой деятельности в процессе формирования «нового советского человека».

Научно-практическая значимость диссертационного исследования определяется возможностью использования его материалов и выводов при подготовке обобщающих трудов по истории Отечества и Сибири, а также для разработки учебных пособий, программ специальных курсов, лекций по истории Красной Армии. Итоги данной работы могут быть учтены и использованы при разработке и практической реализации конкретных программ и концепций воспитательной работы среди военнослужащих Российской армии.

Апробация результатов исследования. Основные положения исследования нашли отражение в статьях и тезисах выступлений на пяти всероссийских (Омск, 2005, 2007) и четырех международных (Омск, 2005, 2006, 2007, 2008) научных и научно-практических конференциях. Непосредственно содержание диссертации изложены в 12 научных публикациях, в том числе издании, рекомендованном ВАК.

Структура диссертационной работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованных источников и литературы и приложений.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Выдвигая, впервые в истории, задачу создания социалистического общества, партийно-советское руководство учитывало, что ее реализация во многом будет зависеть от того, насколько удачно будет протекать процесс формирования «нового человека». Для этого требовалось активизировать внедрение коммунистических постулатов в сознание народных масс. Исходя из означенной позиции, вооруженные силы страны рассматривались как чрезвычайно важный и один из наиболее «удобных» инструментов идеологического воздействия власти на население.

2. Содержание политико-массовой деятельности в Красной Армии определялось идеологическими установками большевистских лидеров, и центральное место в ней отводилось формированию у красноармейцев коммунистического мировоззрения. Для этого огромное значение придавалось: 1) разъяснению и пропаганде внутренней политики Советской власти, особенно в аграрном вопросе; 2) включению в сознание военнослужащих РККА понятия «советский патриотизм» и представления о необходимости уничтожения классовых врагов внутри страны и за ее пределами; 3) борьбе с религией и церковью; 4) трансляции в сознание красноармейцев идей интернационализма.

3. Для реализации основных задач политико-массовой работы в воинских частях и учреждениях РККА на территории Западной Сибири была создана специальная система, включавшая в себя военно-политические органы, партийные организации, культурно-просветительные и образовательные учреждения, деятельность которых во многом зависела от количественного и качественного состояния кадров политработников. Однако в конце 1919-1924 гг. данная система не была устойчивой и постоянной. Она подвергалась частой перестройке и реорганизации, объяснявшейся как стремлением найти наиболее оптимальный вариант ее функционирования, так и просчетами центральной и местной власти.

4. В политико-массовой деятельности в Западно-Сибирском военном округе (ЗСВО) в исследуемый период можно выделить два основных этапа. Первый – конец 1919-середина 1922 гг. – когда, в условиях окончания Гражданской войны, осуществления ключевых военно-коммунистических мероприятий в регионе и на начальном этапе нэпа, в ЗСВО шел активный поиск как организационной структуры политико-массовой работы, так и основных форм и методов ее практической реализации. На втором этапе – вторая половина 1922-1924 гг. – в качестве ведущей тенденции развития политико-массовой работы в РККА следует отметить неуклонное усиление централизации и унификации.

5. Практическое выполнение основных задач политико-массовой работы в ЗСВО осложнялось следующими объективными и субъективными факторами: удаленность региона от центра страны; обширная территория округа и, как следствие, разбросанность воинских частей и учреждений; преимущественно крестьянский состав военнослужащих и его низкий уровень грамотности; сложная внутриполитическая обстановка в крае; недостатки в работе центральных и местных властных структур, особенно в организационном плане и вопросе снабжения; нерешенная проблема финансирования и слабая материальная база. Острой проблемой на протяжении всего рассматриваемого периода оставалась нехватка квалифицированных кадров политработников.

СТРУКТУРА И ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обоснованы актуальность темы исследования, охарактеризована степень ее изученности, определены цель и задачи, объект и предмет диссертационной работы, ее территориальные и хронологические рамки, охарактеризована теоретико-методологическая основа и источниковая база, раскрыта научно-практическая значимость исследования.

Первая глава «Становление и трансформация системы политических органов РККА на территории Западной Сибири (конец 1919 1924 гг.)» состоит из двух параграфов. В первом показан процесс создания и развития военно-политического аппарата Западно-Сибирского (Омского / Сибирского) военного округа в исследуемый период. В частности, отмечается, что военно-политические органы, призванные обеспечить выполнение основных целей и задач политико-массовой работы в РККА, на территории Западной Сибири стали возникать практически сразу по мере освобождения региона от колчаковских войск. В целом, в конце 1919-1924 гг. основными звеньями военно-политического аппарата Западно-Сибирского военного округа являлись: подчиненные Политическому управлению РВСР (ПУР), Политическое управление окружного масштаба, политотделы воинских частей и учреждений, а также соответствующие подразделения военных комиссариатов разного уровня. Непосредственными проводниками политико-массовой работы в солдатской массе были политработники – военные комиссары и политруки.

Однако данная система не была устойчивой и стабильной, зависела от специфики Сибирского края, исторических обстоятельств и не всегда продуманных решений партийно-советского руководства. Прежде всего, это касалось главного военно-политического органа в масштабах округа. Так, милитаризация всех сторон жизни общества в период «военного коммунизма» привела к внедрению армейских структур в ткань гражданских органов власти, в результате чего в сентябре 1920 г. был образован единый общесибирский военно-политический центр – Политическое управление Сибири (ПУС) при военном отделе Сибревкома28.

Стремление власти к максимальной централизации в управлении выразилось в решении об объединении всей политико-просветительной работы в стране под единым руководством Главполитпросвета, поэтому в начале 1921 г. в подчинении у его регионального отделения – Сибполитпросвета – оказалось и Политуправление Сибири. Теперь ПУС занималось организацией политико-массовой работы в воинских частях действующей армии, а образованная Военная секция Сибполитпросвета – в тыловых частях и учреждениях РККА29. Подобная реорганизация обернулась определенным кризисом, что проявилось в неспособности Сибполитпросвета и его губернских комитетов вести работу среди красноармейцев на должном уровне.

Свойственная начальному периоду нэпа тенденция к децентрализации привела к тому, что к концу 1922 г. организация политико-массовой деятельности в Красной Армии вновь была сосредоточена в руках военных политических органов. В масштабах образованного в январе 1923 г. Западно-Сибирского военного округа (включавшего в свой состав территорию всей Сибири) главным элементом военно-политического аппарата стало окружное Политуправление, созданное на базе ПУСа30.

Таким образом, в конце 1919-1924 гг. шел активный поиск наиболее оптимального варианта структуры военно-политических органов в масштабах Западно-Сибирского военного округа, да и всей Красной Армии в целом.

Во втором параграфе представлена характеристика армейских партийных организаций округа и проанализирована их роль в реализации основных направлений политико-массовой работы среди военнослужащих.

В диссертации отмечается, что создание в вооруженных силах Советской республики сильных партийных организаций, призванных стать проводниками идеологической линии большевистской партии, исполнителями ее военной политики, рассматривалось партийно-советским руководством в качестве необходимого условия создания новой армии. Коммунистические ячейки должны были обеспечить партии полный контроль над красноармейскими массами и стать «надежным оружием» коммунистической агитации и пропаганды.

В основу построения партийных организаций Красной Армии легли общие принципы партстроительства, но специфические условия военной организации вносили определенные особенности в этот процесс. В рассматриваемый период в Западно-Сибирском военном округе сложилась следующая структура партийных органов: в полевых (экстерриториальных) воинских частях первичные ячейки РКП(б), действовавшие в ротах, в эскадронах и батареях, объединялись в партийный коллектив полка; а парторганизации частей, входящих в состав дивизии, находились под руководством политического отдела дивизии, подчиненного в свою очередь Политическому управлению округа (или органа, выполнявшего его функции). В коммунистических ячейках воинских частей и учреждений, подчиненных местным военным комиссариатам, в частях специального и вспомогательного назначения, в военно-учебных заведениях партийная работа находилась в непосредственном ведении местных партийных комитетов. Им подчинялись политсекретариаты, создававшиеся при губернских военкоматах31.

Для усиления связи гражданских и военных партийных органов неоднократно предпринимались попытки организации специальных структурных подразделений в составе парткомов, которые занимались бы практическим руководством партийной работой в армейских комячейках (Военные отделы, Военные бюро). Однако на практике это часто оказывалось малоэффективным32.

В параграфе дана характеристика партийного состава РККА на территории Западной Сибири и сделан вывод о том, что в исследуемый период демобилизация и сокращение армии, замена партбилетов (в 1920, 1922 гг.), партийная «чистка» 1921 г. привели к существенному сокращению, особенно среди рядового состава РККА, числа коммунистов. В результате большинство из них составляла, как отмечалось в документах того времени, «незакаленная крестьянская молодежь», имевшая 1-2 года партийного стажа. Поэтому важнейшим направлением деятельности парторганизаций Красной Армии являлась внутрипартийная работа, включавшая в себя задачи укрепления комячеек и усиления партактивности членов РКП(б), а также повышение их идейно-политического уровня.

Политическое просвещение членов партии начиналось на собраниях комячеек, где читались лекции и доклады по основным вопросам политграмоты. Но первостепенная роль в этой работе отводилась системе партийного просвещения.

Не менее важным направлением деятельности армейских комячеек являлась работа с беспартийными массами, для чего использовались различные формы агитации и пропаганды. Прежде всего – проведение открытых партийных собраний, куда приглашались все красноармейцы части, организация вечеров «спайки коммунистов с беспартийными», где разъяснялись цели и задачи партии, проводилась агитация за вступление в ряды РКП(б). Большая роль отводилась «индивидуальной обработке» беспартийных красноармейцев. Этой же цели служила и групповая работа, когда член партии прикреплялся к небольшой группе беспартийных красноармейцев для их «тщательного и всестороннего повседневного воспитания». Партячейки принимали активное участие в организации и проведении культурно-просветительной работы в Красной Армии и оказывали помощь беспартийным красноармейцам в усвоении программы политзанятий.

В целом, партийным организациям в РККА изначально отводилась значительная роль в деле идейно-политического воспитания личного состава. Однако, начавшийся в 1921 г. и затянувшийся фактически до конца рассматриваемого периода своеобразный «внутренний кризис» армейских парторганизаций в Западно-Сибирском военном округе, обусловленный преобладанием крестьянского контингента среди военнослужащих, недостаточным уровнем политического развития военных коммунистов, молодостью партсостава, явился серьезным препятствием для реализации основных задач политико-массовой работы в РККА.

Вторая глава «Организационные формы политико-массовой деятельности в красноармейских частях и учреждениях Западно-Сибирского военного округа (конец 1919 1924 гг.)» также состоит из трех параграфов.

Исследование показало, что эффективность политико-массовой деятельности во многом зависела от ее организационного оформления. В первом параграфе данной главы рассмотрены основные формы, средства и методы политико-массовой работы, использовавшиеся в Западно-Сибирском военном округе.

В условиях безграмотности большей части красноармейской аудитории и недостатка материальных средств, большое значение отводилось так называемой устной агитации (митинги, собрания, групповые и индивидуальные беседы, «живые газеты», агиткампании). Чаще всего она носила «ударный» характер и была направлена на оперативное информирование бойцов о каких-либо событиях и мероприятиях, на формирование «правильного» с точки зрения господствующего политического режима отношения к ним.

В рассматриваемый период начала формироваться система новых советских праздников. Однако если в дореволюционной армии праздники в основном были связаны с традициями православной церкви и церковным календарем, а также историческим прошлым, то в Красной Армии – с различными событиями революционного и рабочего движения, а также со знаменательными датами советской эпохи.

Важным дополнением к этой работе являлась наглядная агитация, представленная листовками, плакатами и лозунгами. Для красноармейской массы, со свойственным ей наглядно-образным мышлением, такая форма работы являлась особенно доступной.

Более планомерной и системной деятельностью по распространению коммунистической идеологии и углубленных политических знаний среди личного состава РККА считалась устная пропаганда, к которой можно отнести лекционную работу, партийное просвещение, процесс изучения общественно-политических дисциплин в военно-учебных заведениях и, прежде всего, политическую подготовку рядового и командно-политического состава. К концу исследуемого периода в Западно-Сибирском военном округе, как и во всей Красной Армии, основной формой пропагандистской деятельности стал политчас – обязательные систематические беседы с красноармейцами в течение одного часа в день, ведущиеся в порядке строевых занятий, во время которых им разъяснялись основные вопросы текущей внутренней, международной и военной жизни, а также в самой популярной форме давался минимальный объем политических знаний33 (конечно, с определенных идеологических позиций).

Нехватка соответствующих идеологическим установкам власти кинолент, специальной техники и оборудования в ЗСВО не позволяли в полной мере использовать такие действенные для малограмотной красноармейской аудитории воспитательные средства как радио и кино.

Названные формы агитации и пропаганды, при практической реализации оказывались тесно связаны между собой, в той или иной степени выполняли как агитационные, так и пропагандистские задачи, и в целом были направлены на внедрение в сознание военнослужащих коммунистических идей и мобилизацию их на решение поставленных Советским государством задач.

Во втором параграфе прослежены основные тенденции в агитационно-пропагандистской деятельности общеобразовательных и культурно-просветительных учреждений РККА.

В конце 1919-1924 гг. партийно-советским и военным руководством общеобразовательная подготовка личного состава Красной Армии рассматривалась как необходимая часть подготовки военнослужащих, поскольку процесс обучения был тесно увязан с идейно-политическим воспитанием. Однако, в исследуемый период школьная работа в РККА, по сути, сводилась к ликвидации неграмотности красноармейцев, отодвигая задачу обучения малограмотных и грамотных красноармейцев на второстепенный план. Это было особенно актуальным для Сибирского региона, где показатель грамотности населения был ниже, чем в других районах страны. Организация ликбеза в ЗСВО носила характер ударных кампаний и сопровождалась активной агитационно-разъяснительной работой.

Характерным для армейских школ было то, что здесь одновременно шло освоение основ политической грамоты. С этой целью в образовательную практику активно внедрялся новый метод (получивший название «комплексный»), разработанный коллективом авторов под руководством Д. Элькиной. Обучение проходило по специально созданному букварю для взрослых, начинавшемуся знаменитой фразой: «Мы не рабы, рабы не мы»34. И весь учебный материал был буквально наполнен элементами политграмоты. Такой материал давал возможность уже с первых уроков проводить с учащимися беседы на политические темы, чем и достигалась цель установления связи школы с политчасом.

Одним из главных очагов культурно-просветительной работы в РККА являлись красноармейские клубы. В рассматриваемый период клубная работа в округе в своем развитии прошла ряд этапов, в ходе которых менялась и ее организационная структура, и содержательная сторона. До середины 1922 г. в деятельности красноармейских клубов в ЗСВО преобладали формы работы, в которых развлекательная составляющая доминировала над идеологической. Во многом это объяснялось нерешенностью кадрового вопроса – нехваткой квалифицированных и опытных (и что не менее важно, соответствующих политической благонадежности) специалистов, а также значительными материальными трудностями и в РККА, и в государстве в целом в период «военного коммунизма» и на начальном этапе нэпа. Во второй половине 1922-1923 гг., благодаря определенной стабилизации социально-экономической обстановки в стране, усилению шефской помощи Красной Армии от гражданских предприятий и организаций, произошло улучшение материального положения армейских клубов. А в содержании их деятельности учебно-воспитательные формы работы стали превалировать над развлекательными. Причем, этот перекос оказался настолько сильным, что с января 1924 г. в организации клубной работы была поставлена задача «изживания учебного уклона» и всемерное развитие культурно-воспитательной работы35.

Безусловно, клуб являлся наиболее доступным для понимания малограмотных красноармейских масс средством культурного воспитания и идеологической обработки. Но вопрос о способах и методах привлечения военнослужащих в клуб, о повышении их активности и самодеятельности оставался актуальным для военно-политического руководства ЗСВО на протяжении всего исследуемого периода.

С деятельностью красноармейских клубов теснейшим образом была связана работа библиотек. Причем, чтение военнослужащих РККА сразу стало направляться государством в нужное ему русло. Для этого осуществлялся жесткий контроль за содержанием книжных фондов, а также использовались разнообразные формы работы с читателями.

Основным методом массового руководства чтением объявлялась широкая постановка выставочной и справочной работы библиотек. В рассматриваемый период в ЗСВО активно внедрялись в практику организация собраний читателей, где делались доклады о книгах и их содержании, «вечеров вопросов и ответов» по прочитанным произведениям; постановка агитсудов над книгами и «нечитанием», функционирование «стола справок» и книжных выставок, а также издание стенгазет, рукописных журналов и красочно оформленных списков рекомендуемых книг. В целях пропаганды книги и чтения в среде военнослужащих организовывались различные экскурсии, например, в крупнейшие гражданские библиотеки или типографии, чтобы показать «процесс рождения книги». Создавались различные кружки – литературный, библиотечный, «друзей книг», где работа проходила на более высоком уровне. Во многих воинских частях организовывались читальни, где чаще всего проводились так называемые «громкие читки», т.е. чтение вслух произведений научной, художественной литературы и наиболее важных газетных материалов. Это чтение неизбежно сопровождалось разъяснительными беседами на соответствующие темы. В условиях малограмотности значительной части личного состава армии и при нехватке литературы, такая форма работы стала наиболее удачной в деле распространения заранее подобранной информации. Постепенное внедрение в практику красноармейских библиотек книжных каталогов также способствовало правильному, с точки зрения официальной власти, формированию читательского интереса и установлению государственного контроля за ним, так как в каталог попадали только те книги, которые проходили цензурный отбор. При этом вся работа основывалась на популяризации политики партии и Советского государства и наиболее ярко освещалась политическая, антирелигиозная и сельскохозяйственная проблематика.

Третий параграф посвящен характеристике армейской печати как инструмента политического и культурного воспитания военнослужащих.

В рассматриваемый период в ЗСВО военная периодическая печать была представлена значительным количеством изданий: в частности, журналами «Вестник аудитории военного дела», «Военный журнал», «Сибирский красноармеец», массовой окружной газетой «Красноармейская звезда» (ранее имевшая названия «Сибирский красноармеец» и «Красноармейская мысль») и др. Помимо этого в воинские части и учреждения на территории Западной Сибири поступала центральная и местная партийно-советская пресса. В целом, в округе удалось создать достаточно налаженную систему распространения газет и журналов среди военнослужащих. Для этого использовались: централизованное снабжение прессой воинских частей и учреждений, установка газетных стендов, «громкие читки» газет и журналов в библиотеках и читальнях, устройство агитпунктов, где раздавались периодические издания; с введением в годы нэпа платности печати – оформление коллективной подписки и др. Все эти формы распространения периодики активно использовались и в дальнейшем.

Содержание армейской печати было обусловлено такими ее функциями, как внедрение в сознание своих читателей коммунистической идеологии, мобилизация красноармейцев на решение задач партийно-советского руководства и вовлечение их в строительство нового общества. Помимо этого, военная пресса использовалась в деле подготовки квалифицированных командно-политических кадров, для чего в ЗСВО издавались специальные журналы, ориентированные на армейских политработников разного уровня – «Политработник Сибири», «Спутник политрука», «Красная Армия Сибири». Также, в условиях нехватки книжной продукции, газеты и журналы нередко выполняли функцию учебных пособий в процессе общеобразовательной подготовки красноармейцев и служили источником сведений по различным вопросам.

Третья глава «Основные направления и содержание политико-массовой работы среди военнослужащих РККА на территории Западной Сибири (конец 1919 1924 гг.)» состоит из четырех параграфов. В первом исследуется процесс отражения политической действительности Советской России, идеалов и практики коммунистического строительства в содержании политико-массовой работы в ЗСВО.

Центральное место в содержании политико-массовой работы в РККА занимало формирование у воинов Красной Армии коммунистического мировоззрения. Для этого ставилась задача, преодолев влияние традиций прошлого и семейного воспитания, сформировать у красноармейских масс социалистическое сознание, готовность выполнять поставленную партийно-советским руководством задачу строительства социализма и коммунизма в России, идейно подготовить их к происходящим во всех сферах жизни общества переменам. Первостепенная роль в этом отводилась политическому воспитанию личного состава Красной Армии, в первую очередь в рамках политзанятий.

В целом, к концу рассматриваемого периода, в данном направлении удалось добиться определенных успехов, прежде всего в организационном плане. Но методическая сторона вопроса имела ряд существенных недостатков, что, исходя из поставленных перед политзанятиями задач, снижало эффективность всей работы. Еще одним фактором, способствующим этому, оказалось пассивное отношение к организации политического воспитания красноармейцев со стороны командного состава армии.

Пропаганда основных идеологических установок Советской власти находилась в тесной взаимосвязи с решением актуальнейших экономических и политических задач того времени. В связи с этим, красноармейцы ЗСВО активно привлекались к хозяйственным работам по восстановлению транспортной системы и связи, преодолению топливного кризиса в регионе, к эпизодической трудовой деятельности на субботниках и воскресниках (которые, однако, стали постоянным явлением на протяжении всего рассматриваемого периода). Отдельные воинские части округа переводились в разряд Трудовых армий, обеспечивавших сибирскую промышленность дисциплинированной рабочей силой. Все это сопровождалось активной разъяснительной работой, прежде всего в рамках различных агиткампаний.

Учитывая преимущественно крестьянский состав сибирских воинских частей, большевистское руководство постоянно заботилось о том, чтобы вчерашний крестьянин, выполняя свой воинский долг, получал «правильную» с точки зрения власти, информацию о проводимой аграрной политике в стране, и после окончания службы и возвращения домой, становился бы ее «надежным проводником». Но в ЗСВО эффективность агитационно-пропагандистской работы, направленной на разъяснение сущности и значения выполнения плана продразверстки в 1920-1921 гг., а также необходимости сдачи продналога в рамках двух продналоговых кампаний (сентябрь 1921-1922 гг., 1922-1923 гг.), оказалась низкой. Во многом это объяснялось и сложившейся в крае политической обстановкой, и непосредственным участием красноармейцев в осуществлении продовольственных кампаний, прежде всего процессе сбора продразверстки.

В Советском государстве партийные органы чаще всего подменяли собой все остальные властные структуры. Тем не менее, выборам в Советы разных уровней придавалось большое значение, и им предшествовали широкие политические кампании. Воинские части и учреждения ЗСВО не оставались в стороне от этих событий, поскольку красноармейцы всегда составляли значительную группу избирателей среди населения, причем достаточно дисциплинированную и легко «обрабатываемую». Кроме того, политработники, коммунисты и наиболее развитые в политическом плане красноармейцы выполняли функции агитаторов, особенно в сельской местности, членов избирательных комиссий, а также выбирались депутатами36.

Содержание второго параграфа позволяет проследить, как складывалось и изменялось представление о «врагах» у военнослужащих Красной Армии. Использование данного приема в политико-массовой деятельности, не утратило своей актуальности, и после окончания Гражданской войны, когда на уровне государственной политики, идеологии и пропаганды происходило внедрение в сознание не только военнослужащих РККА, но и всего населения страны, представлений о необходимости уничтожения классовых врагов внутри советского общества, а также неизбежности вооруженной борьбы между классами и государствами на международной арене.

«Образ врага», формируемый и внедряемый армейскими политработниками и коммунистами в сознание красноармейской массы в ЗСВО, в рассматриваемый период подвергался определенным изменениям и неуклонно расширялся – множились и «внутренние» и «внешние» противники. Изначально в ранг «врагов» были зачислены так называемые «бывшие» – помещики, капиталисты, духовенство, их движущие партии – монархисты, кадеты и т.п. За ними, согласно официальной пропаганде, всегда стоял и покровительствовал «главный враг» – «мировой капитал» (достаточно ёмкий и абстрактный образ, включавший в себя как конкретных исторических лиц, так и отдельные страны), который ставил своей целью «задушить Советскую Республику», восстановить власть «бывших» и дореволюционные порядки.

В первое время после разгрома колчаковских сил в Сибири, все внимание Советской власти было направлено на борьбу с так называемой «внутренней контрреволюцией»: выявление и наказание участников антисоветской борьбы 1917-1918 гг., активных деятелей колчаковского режима, карателей и т.п.37 Поэтому помимо «врагов» общеармейского масштаба – «белополяков», «врангелевцев» – в сибирских воинских частях разоблачались также «недобитые белогвардейские банды», «бывшие колчаковцы и их приспешники» и т.п., которые не смирились с поражением и «поднимали свои головы, организуя заговоры и диверсии»38. Характерно, что в основе выделения «врагов» в 1920-1921 гг. лежал не только классово-политический принцип, но и появился новый критерий – отношение к «трудовому фронту». Исходя из этого, к имеющимся «внутренним врагам» добавились «дезертиры», «тунеядцы», «саботажники», «паразиты общества» и т.п.

Повстанческое движение в крае в 1920-1922 гг. способствовало тому, что политические партии социалистов-революционеров и меньшевиков стали одними из самых обличаемых типажей в «стане врагов». А развитие в стране нэпа, превратило в потенциальных противников Советской власти так называемые «буржуазные и мелкобуржуазные слои» общества – нэпманов, кулачество, интеллигенцию, которые, исходя из установок официальной пропаганды, являлись приверженцами буржуазной идеологии и к ним «протягивали нити» все антисоветские элементы39.

В целом, подобный поиск «врагов» позволял власти объяснять негативные моменты действительности, отвлекать население от внутренних проблем и мобилизовывать его на решение различных экономических и политических задач.

Третий параграф выявляет особенности антирелигиозной пропаганды в ЗСВО в конце 1919-1924 гг. Большевистское руководство четко осознавало, что одним из препятствий к установлению марксистской идеологии в обществе является религия, которая долгие годы для большинства населения страны определяла духовный смысл существования. Поэтому антирелигиозная агитация и пропаганда являлась важнейшим направлением политико-массовой деятельности в РККА.

В рассматриваемый период антирелигиозная работа в Западно-Сибирском военном округе началась с разъяснения красноармейским массам политики Советской власти в отношении церкви и борьбой с религией как политическим противником. В дальнейшем, после перехода к нэпу, политический аспект не исчез полностью (например, проходившая в округе кампания по разъяснению сути процесса над патриархом Тихоном, где церковь опять предстала как политический противник40), но отодвинулся на второй план. Теперь все внимание было сосредоточено на отрыве от религии непросвещенного населения, для чего проводилась борьба «за новый быт» и с религиозными суевериями, противопоставление религии и науки, антицерковная агитация. С 1922 г. можно говорить о том, что атеистическая доминанта в содержании политико-массовой работы в РККА приобрела устойчивый характер, и антирелигиозная деятельность в частях и учреждениях Красной Армии на территории Западной Сибири была организована по двум основным направлениям: внешкольная работа и политическая подготовка. Также значительная роль отводилась периодической печати, хотя для местной прессы была характерна нерегулярность и отсутствие системы в освещении этого вопроса.

Четвертый параграф раскрывает содержание интернационального воспитания красноармейцев в Западно-Сибирском военном округе в конце 1919-1924 гг.

Партийно-советским руководством интернациональные отношения рассматривались как отношения различных наций друг к другу и в рамках многонационального государства, и на международной арене, поэтому в содержании интернационального воспитания военнослужащих РККА выделялось две стороны. Первая – внутренняя – подразумевала воспитание красноармейцев в духе дружбы между народами Советской России (в дальнейшем СССР) и преодоление националистических тенденций в отношениях. Для этого, используя различные формы и средства политико-массовой работы, военнослужащим разъяснялась суть национальной политики большевистской партии. Многонациональный состав сибирского населения актуализировал эту сторону интернациональной работы в ЗСВО. Образование Советского Союза привело к пополнению воинских частей округа выходцами с западной части страны, что еще больше усилило значение данного направления деятельности.

Внешняя сторона интернационального воспитания в Красной Армии была связна с внедрением в сознание бойцов идеи о неизбежности победы мировой революции и формированием у них солидарности с трудящимися зарубежных стран, «борющихся за свое освобождение от капиталистической эксплуатации»41. Для этого предполагалось разъяснять красноармейцам цели и задачи внешней политики Советского государства, перспективы развития мирового революционного процесса и заинтересовать их проблемами международного рабочего движения.

В целом, оценивая эффективность интернациональной работы среди военнослужащих в Западно-Сибирском округе в исследуемый период, можно отметить, что более действенной была внешняя сторона этого процесса. А существовавшие, еще с прежних времен, сложности в межнациональных отношениях, даже в Красной Армии с ее особым укладом и дисциплиной, полностью ликвидировать не удалось. В различных отчетах и сводках окружных политорганов фиксировались отдельные проявления национализма среди личного состава42.

В заключении подведены итоги и сформулированы основные выводы исследования. Отмечается, что организация политико-массовой работы в западносибирских воинских частях и учреждениях в конце 1919-1924 гг. была особенно актуальной для партийно-советского руководства, поскольку основной базой для их комплектования служило местное, преимущественно крестьянское население со значительным процентом зажиточных крестьян. И такой социальный состав способствовал распространению так называемой «мелкобуржуазной идеологии», что абсолютно противоречило установкам новой власти. Кроме того, РККА в рассматриваемый период представляла собой наиболее организованный и контролируемый со стороны партии государственный институт, что позволяло опробовать различные формы, методы и средства политического и культурного воспитания населения.

Говоря об эффективности политико-массовой работы в красноармейских частях и учреждениях Западно-Сибирского военного округа в первой половине 1920-х гг., следует отметить, что в ее организации было много просчетов и недостатков. Тем не менее, роль Красной Армии в формировании «нового человека» общества не стоит недооценивать. Конечно, не все красноармейцы становились «политбойцами» правящего режима. Некоторая их часть не желала воспринимать и усваивать пропагандируемые идеи, а только создавала видимость этого, подстраиваясь под сложившуюся в стране систему. В определенной мере этому способствовали трудности экономической и особенно политической обстановки в регионе. Однако большинство сельских жителей Западной Сибири, придя в РККА со своими крестьянскими представлениями и ограниченным мировидением, покидали ее во многом другими людьми. В армии им привили интерес к общественной деятельности, снабдили политическими лозунгами, научили читать и писать, приобщили к культурным ценностям, хотя и окрашенным в идеологические тона. В результате Красная Армия расширяла круг их интересов и притязаний.

Основные положения диссертации изложены автором в следующих публикациях:

Публикации в периодических изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ для опубликования основных научных результатов исследования:

1. Охтень О.С. Антирелигиозная агитация и пропаганда в Красной Армии Западной Сибири в 1922-1923 гг. // Омский научный вестник. – 2006. – № 5(39), август. – С. 16-19.

Статьи и тезисы научных конференций:

2. Охтень О.С. Из истории организации культурно-просветительной работы в войсках Западно-Сибирского военного округа в конце 1919-1924 гг. // Вестник Сибирской государственной автомобильно-дорожной академии (СибАДИ). Выпуск 1. – Омск: Издательский дом «ЛЕО», 2004. – С. 341-347.

3. Охтень О.С. Политико-массовая и культурно-просветительная работа в Красной Армии в годы гражданской и Отечественной войн: общее и особенное // Сибирь: вклад в победу в Великой Отечественной войне: Сборник тезисов и докладов III Всероссийской научной конференции «Сибирь: вклад в победу в Великой Отечественной войне» (Омск, 5-6 мая 2005 г.) / Под ред. М.А. Жигуновой, В.Л. Кожевина, Н.А. Томилова. – Омск: Издательский дом «Наука», 2005. – С. 87-88.

4. Охтень О.С. Политико-массовая и культурно-просветительная работа как фактор укрепления большевистской идеологии в первой половине 1920-х гг. (на примере частей Красной Армии Западной Сибири) // III Всероссийская научная молодежная конференция «Под знаком сигма» (Омск, 4-6 июля 2005 г.): Тезисы докладов. – Омск, 2005. – С. 230-231.

5. Охтень О.С. Организация ликвидации неграмотности гражданского населения и военнослужащих Красной Армии в Западной Сибири в конце 1919- 1925 гг. // Качество. Инновация. Наука. Образование: Материалы Международной научно-практической конференции, 15-17 ноября 2005 года. – Омск: Изд-во СибАДИ, 2005. – Книга 2. – С. 213-220.

6. Охтень О.С. Антирелигиозная политика Советского руководства в Красной Армии в первой половине 1920-х гг. // Русский вопрос: история и современность: Материалы V всероссийской научно-практической конференции (Омск, 1-2 ноября 2005 г.) / Под ред. М.А. Жигуновой, Т.Н. Золотовой. – Омск: «Издательский дом «Наука», 2005. – С. 105-107.

7. Охтень О.С. Красная Армия как институт формирования «нового человека» общества в среде крестьянства Западной Сибири в первой половине 1920-х гг. // Сибирская деревня: история, современное состояние, перспективы развития: Материалы VI Междунар. науч.-практич. конф. 30-31 марта 2006 г.: в 3 ч. – Омск: Изд-во ФГОУ ВПО Ом ГАУ, 2006 – Ч. II. – С. 241-244.

8. Охтень О.С. Военно-политический аппарат Западно-Сибирского военного округа в конце 1919 – 1924 гг. // Материалы Шестой Всероссийской научно-практической конференции (Омск, 23-24 мая 2006 г.). / Отв. ред. О.В. Гефнер, М.А. Жигунова, Н.А. Томилов. – Омск: ООО «Издательский дом «Наука», 2006. – С. 108-111.

9. Охтень О.С. Формирование образа врага в сознании военнослужащих Красной Армии в первой половине 1920-х гг. (на примере Западно-Сибирского военного округа) // Развитие дорожно-транспортного комплекса и строительной инфраструктуры на основе рационального природопользовании: Материалы II Всероссийской научно-практической конференции студентов, аспирантов и молодых ученых, 23-24 мая 2007 г. – Омск: Изд-во СибАДИ, 2007. – Книга 2. – С.235-239.

10. Охтень О.С. Средства и методы идеологического воздействия Советской власти на население страны в первой половине 1920-х гг. (на примере красноармейских частей и учреждений Западной Сибири) // Международная научно-техническая конференция «Динамика систем, механизмов и машин», посвященная 65-летию Омского государственного технического университета, секция «Актуальные проблемы истории»: Материалы международной научно-технической конференции. – Омск: Полиграфический центр КАН, 2007. – С.108-117.

11. Охтень О.С. Аграрный вопрос в политико-массовой деятельности среди военнослужащих Красной Армии на территории Западной Сибири в 1920-1923 гг. // Сибирская деревня: история, современное состояние, перспективы развития: Материалы VII Междунар. научн.-практ. конф., посвящ 90-летию Омск. гос. агр. ун-та и 180-летию агроном. науки в Зап. Сиб. (27-28 марта 2008 г., Омск): в 3 ч. – Омск: Изд-во Омск. агр. ун-та, 2008. – Ч.1. – С.282-286.

12. Охтень О.С. Армейская печать как инструмент политического культурного воспитания военнослужащих Красной Армии в конце 1919-середине 1924 гг. (на примере Западно-Сибирского военного округа) // Межвузовский сборник трудов молодых ученых, аспирантов и студентов. – Омск: СибАДИ, 2008. – Вып. 5. – Ч. 2. – С. 189-196.


1 Аронштам Г. Политико-просветительная работа в Красной Армии в 1921 г. // Политработник. 1922. №1; Ворченко В. Очерк развития политической работы в Красной Армии // Толмачевец. 1925. №3-4; Грачевский М. Политико-просветительная работа в Красной Армии за 4 года // Политработник. 1922. 1922. №5; Дегтярев Л.С. Краткий очерк по политическому воспитанию в Красной Армии. М., 1920; Рафес М. Агитационно-просветительская работа в Красной Армии // Коммунистическая революция. 1922. №8; Сборник статей по партийной и политико-просветительной работе в Красной Армии и Флоте в мирное время / Под ред. И.М. Павловского. М., 1923; Труды I Всероссийского съезда библиотечных работников Красной Армии и Флота. М., 1922 и др.

2 Блументаль Ф.Л. Политическая работа в военное время. М.; Л., 1929; Болтин Е. Антирелигиозная пропаганда в Красной Армии // Спутник политработника. 1926. № 23-24; Геронимус А. Партия и Красная Армия. М.; Л., 1928; Дегтярев Л.С. Политическая работа в Красной Армии. М.; Л., 1926; Петухов И. Партийная организация и партийная работа в РККА. М.; Л., 1928; Савко Н. Очерки по истории партийной организации в Красной Армии. 1918-1923. М.; Л., 1928; Тухачевский С.В. Красная Армия – школа. Вятка, 1926; Харитонов Н. Политический аппарат Красной Армии. М., 1929 и др.

3 Красная Армия Сибири. Новониколаевск, 1923; Сибирь в 1923-1924 гг. Новониколаевск, 1925.

4 Игнатьев Н. История партполитаппарата Вооруженных сил СССР. М., 1947; Кузьмин П. Военные комиссары в годы гражданской войны // Партийно-политическая работа в РККА. 1939. № 1; Он же. Политорганы Красной Армии в период гражданской войны // Партийно-политическая работа в РККА. 1939. № 13; Мареев М. Военные комиссары – носители боевых традиций // Партийно-политическая работа в РККА. 1939. № 19 и др.

5 Власов И.И. В.И. Ленин и строительство Советской Армии. М., 1958; Воропаев Д.А., Иовлев А.М. Борьба КПСС за создание военных кадров. 1918-1941 гг. М., 1960; Иовлев А.М Деятельность КПСС в подготовке военных кадров. М, 1976; Кораблев Ю.И. В.И. Ленин и создание Красной Армии. М., 1970; КПСС и строительство Советских Вооруженных Сил. М., 1967; Кузьмин Н.Ф. В.И. Ленин во главе обороны Советского строительства. М., 1958; 50 лет Вооруженным Силам СССР (1918-1968). М., 1968; Советские Вооруженные Силы. Исторический очерк. М., 1978; Спирин Л.В. В.И. Ленин и создание советских командных кадров // Военно-исторический журнал. 1965. № 4; Тельпуховский Б.С. КПСС во главе строительства Вооруженных Сил СССР (октябрь 1917-1982 гг.). Исторический очерк. М., 1983; Черемных А.Н. Деятельность КПСС по созданию и укреплению военно-учебных заведений в годы мирного социалистического строительства (1921-1941): Автореф. … канд. ист. наук. М., 1974 и др.

6 Клочков Н.Ф. Красная Армия – школа коммунистического воспитания советских воинов. 1918-1941. М., 1984; Колычев В.Г. Партийно-политическая работа в Вооруженных Силах СССР. 1918-1973. Исторический очерк. М., 1974; Партийно-политическая работа в Красной Армии в годы гражданской войны. 1918-1920. М., 1979; Сувениров О.Ф. Коммунистическая партия – организатор политического воспитания Красной Армии и Флота (1921-1928). М., 1976 и др.

7 Петров Партийное строительство в Советской Армии и флоте (1918-1961). М., 1961; Он же. Строительство политорганов, партийных и комсомольских организаций армии и флота. 1918-1968. М., 1968; Политорганы Советских Вооруженных Сил. М., 1974; Политорганы Советских Вооруженных Сил. М., 1984 и др.

8 Аникович В.И. Армия – школа культуры. М., 1980; Беджанян Р.М. Армия просвещения (о роли Красной Армии в ликвидации неграмотности в стране). Львов, 1967; становление советской культуры. 1917-1927. М., 1985; Куманев В.А. Революция и просвещение масс (1917-1940). М., 1973; Ремизова Т.А. Культурно-просветительная работа в РСФСР (1921-1925). М., 1962 и др.

8 Мельников Лисенков М.М. Культурная революция в СССР и армия. М., 1977; Подобед И.М. Культурно-просветительная работа в Советских Вооруженных Силах в годы мирного строительства (1921-1941). Львов, 1975 и др.

9 Андреева М.С. Коммунистическая партия-организатор культурно-просветительной работы в СССР (1919-1933). М., 1963; Абрамов К.И. Библиотечное строительство в годы Советской власти (1917-1920). М., 1974; Великая Октябрьская социалистическая революция и становление советской культуры. 1917-1927. М., 1985; Куманев В.А. Революция и просвещение масс. М., 1973; Ремизова Т.А. Культурно-просветительная работа в РСФСР (1921-1925). М., 1962 и др.

10 Болотовская Т.А. Агитационно-пропагандистская деятельность партийных организаций Сибири в период перехода от гражданской войны к мирному строительству (коне 1919-март 1921 гг.): Дис. … канд. ист. наук. Новосибирск, 1972; Гребенкин Н.А. Агитационно-пропагандистская работа армейских коммунистов среди населения Сибири (октябрь 1919-1921 гг.) // Военно-исторический журнал. 1982. № 6; Иванов П.Н. Деятельность партийных организаций Сибири по осуществлению ленинской национальной политики (1921-1925 гг.). Новосибирск, 1966; Мельников В.П. Деятельность политотделов Красной Армии по укреплению партийных организаций Сибири (1920-1922) // Установление и упрочнение Советской власти в Сибири (1918-1922). Новосибирск, 1974; Першин И.М. Участие Красной Армии в социалистическом строительстве Сибири (конец 1919-1922 гг.): Дис. … канд. ист. наук. Новосибирск, 1974; Рывкина Р.В. Деятельность парторганизаций Сибири по коммунистическому воспитанию трудящихся. Новосибирск, 1978; Шишкин В.И. Революционные комитеты Сибири в годы Гражданской войны. Новосибирск, 1978 и др.

11 Хрипунов В.Л. Культурная работа в Красной Армии в 1920-е гг. (по материалам сибирских военных округов): Дис. … канд. ист. наук. Новосибирск, 1977.

12 Головнев Л.П. Армия дружбы народов. М, 1987; Золотарев О.В. Армия и культура. М., 1991; Паюсов К.А. Разум против религии: вопросы атеистического воспитания советских воинов. М., 1986; Советские Вооруженные Силы 1918-1988 гг. Страницы истории. М., 1987; Соколов Б.В. Красная Армия в межвоенный период. 1921-1941 гг. М., 1990; Тымчик В.И. Комиссары в годы гражданской войны. М., 1989 и др.

13 Заподовникова А.Г. Красная Армия на фронте мирного строительства социализма: 1920-1941. Красноярск, 1986.

14 Головникова О.В. Идеологическая и культурно-просветительная работа в Красной Армии в условиях формирования тоталитарной системы 1921-1929 гг. (по материалам Московского военного округа): Дис. … канд. ист. наук. М, 1994.

15 Мехришвили И.А. Культурное строительство в Красной Армии. 1921-1928 гг.: Дис. … канд. ист. наук. М., 1993.

16 Слепушкин Г.П. Атеистическое воспитание воинов Красной Армии в 1921-1941 гг. (на материалах Северного Кавказа): Автореф. … канд. ист. наук. М., 1992; Риффель И.В. Государственная религиозная политика в Вооруженных Силах России в 20 в.: Автореф. … канд. ист. наук. СПб, 1999; Фабрика Ю.А. Церковь и армия в России: Военно-исторический очерк. Новосибирск, 1997; Он же. Церковь и армия в России // «Служить народу своему». Новосибирск, 1999.

17 Климович А.Т. Роль Красной Армии в трудовой, общественно-политической и культурной жизни страны в 1921-1941 гг.: Дис. … д-ра ист. наук. М, 1995; Теленкова О.В. Трудовая повинность в годы гражданской войны (октябрь 1917-март 1921 гг.): Дис. … канд. ист. наук. М., 2004.

18 Щербин Н.М. Политические органы Сибирского военного округа в системе жизнедеятельности Красной Армии (декабрь 1919-1925 гг.): Дис. … канд. ист. наук. Новосибирск, 2006.

19 Военный энциклопедический словарь / Под ред. С.Ф. Ахромеева. М., 1986. С. 382,540.

20 X съезд РКП(б). Стенографический отчет. М., 1963; XII съезд РКП(б). Стенографический отчет. М., 1968; КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. Т2 (1917-1924). М., 1970; КПСС о Вооруженных силах Советского Союза: Документы. 1917-1968. М., 1969.

21 Гусев С.И. Политическая работа в Красной Армии // Коммунистический Интернационал. 1921. № 19; Калинин М.И. О Советской Армии. М., 1958; Луначарский А.В. Воспитание нового человека. М., 1928; Троцкий Л.Д. Новый курс. М., 1924; Ярославский Е.М. Культурно-просветительная работа в Красной Армии. М., 1919 и др.

22 Декреты Советской власти. Т.1,7-10,13. М., 1957-1989.

23 Троцкий Л.Д. Моя жизнь. Опыт автобиографии. В 2-х тт. М., 1991; Антонов-Овсеенко В.А. Строительство Красной Армии в революции. М., 1923.

24 Агитмассовое искусство Советской России. Материалы и документы: Агитпоезда и агитпароходы. Передвижной театр. Политический плакат. 1918-1932 гг. Т.1. М., 2002; Красная Армия. 1918-1946 гг. М., 2007.

25 Агимарин В. Добьем Врангеля. М., 1920; 23 февраля – годовщина Красной Армии / Сост. И. Блюмин. М., 1924; Кадищев А. Что должен знать молодой красноармеец. М., 1930; Контрреволюция в Сибири и борьба за Советскую власть. Саратов, 1922; Павловский П. Как Красная Армия готовит бойца-гражданина. М., 1929 и др.

26 Гриф секретности снят. Потери вооруженных сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах: статистической исследование. М., 1993; 10 лет Красной Армии. 1918-1928. М., 1928 и др.

27 Всеармейские совещания политработников. 1918-1940. Резолюции. М., 1984; Культурное строительство в Сибири. 1917-1941: Сб. документов. Новосибирск, 1979; Партийно-политическая работа в Красной Армии. Документы. Март 1919-1920. М., 1964; Партийно-политическая работа в Красной Армии: Документы. 1921-1929 гг. М., 1981; Сибирский революционный комитет. Август 1919-декабрь 1925 гг. Новосибирск, 1959 и др.

28 РГВА. Ф.16. Оп.3. Д.873. Л.3,8; Ф.9. Оп.28. Д.653. Л.11об; ГАНО. Ф.П-1. Оп.2. Д.37. Л.72,75-76.

29 ГАРФ. Ф.А-2313. Оп.6. Д.99. Л.104; РГВА. Ф.9. Оп.9. Д.88. Л.19. Ф.16. Оп.2. Д.4. Л.74об.

30 РГВА. Ф.25893. Оп.1. Д.458. Л.1; Ф.9. Оп.28. Д.850. Л.23,69.

31 РГВА. Ф.9. Оп.9. Д.102. Л.56; Ф.16. Оп.2. Д.4. Л.86,86об.; ГАНО. Ф.П-1. Оп.2. Д.200. Л.21.

32 ГАНО. Ф.П-1. Оп.2. Д.143. Л.53; ЦДНИОО. Ф.9. Оп.1. Д.187. Л.14; Д.195. Л.1.

33 Партийно-политическая работа в Красной Армии: Документы. 1921-1929 гг. С. 82-84.

34 Элькина Д., Бугуславская Н., Курская А. Долой неграмотность. Букварь для взрослых. Издание ВЧК(ЛБ). С. 1.

35 Всеармейские совещания политработников. 1918-1940. … С. 99.

36 Щербин Н.М. К вопросу о влиянии армейских коммунистов на общественно-политическую жизнь в деревне // Сибирская деревня: история, современное состояние, перспектива развития: материалы VI Международной науч.-практ. конф. 30-31 марта 2006.: в 3 ч. Омск, 2006. Ч.II. С. 245.

37 Шишкин В.И. Новониколаевская губернская Чека (декабрь 1919 – апрель 1920 гг.) // Страницы истории Новосибирской области. Люди, события, культура. Ч.2. М., 1992. С. 20.

38 РГВА. Ф.16. Оп.2. Д.78. Л.10.

39 Красная Армия в Сибири. 1922. № 1. С. 7-8; Красноармейская звезда. 1922. 23 августа.

40 РГВА. Ф.9. Оп.13. Д.122. Л.196; ГАНО. Ф.П-37. Оп.1. Д.26. Л.34.

41 ГАОО. Ф.1504. Оп.1. Д.11. Л.11.

42 РГВА. Ф.16. Оп.2. Д.68. Л.31; Ф.9. Оп.28. Д.850. Л.29,59.



 
Похожие работы:

«УРВАНЦЕВА АЛЕКСАНДРА АЛЕКСАНДРОВНА ИНСТИТУТЫ ТРАНСЛЯЦИИ ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОГО ИСКУССТВА В СОЦИАЛЬНОЙ ИСТОРИИ СОВРЕМЕННОГО ГОРОДА (на материалах Омска и Новосибирска. Конец XX – начало XXI вв.) Специальность 07.00.02 – Отечественная история Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Омск 2008 Работа выполнена на кафедре современной отечественной истории и историографии ГОУ ВПО Омский государственный университет им. Ф. М. Достоевского Научный...»

«ФИЛАТОВ СЕРГЕЙ ВИКТОРОВИЧ ПАРТИЙНО-ГОСУДАРСТВЕННАЯ АГРАРНАЯ ПОЛИТИКА И УРОВЕНЬ ЖИЗНИ КОЛХОЗНОГО КРЕСТЬЯНСТВА В 1950-Е – НАЧАЛЕ 1960-Х ГГ. (ПО МАТЕРИАЛАМ БЮДЖЕТНЫХ ОБСЛЕДОВАНИЙ КРЕСТЬЯНСТВА РОСТОВСКОЙ ОБЛАСТИ И КРАСНОДАРСКОГО КРАЯ) Специальность 07.00.02 – Отечественная история АВТОРЕФЕРАТ Диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Ростов-на-Дону 2006 Работа выполнена на кафедре исторических наук и политологии Ростовского государственного...»

«Кортоев Руслан Юсупович Иран во внешнеполитической стратегии США (1979 г. – начало XXI в.) Специальность 07.00.03 – Всеобщая история (новая и новейшая история) АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Краснодар – 2013 Работа выполнена на кафедре всеобщей истории исторического факультета Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования Адыгейский государственный университет Научный...»

«МАЦУК Александр Михайлович СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ СИСТЕМЫ ГАИ – ГИБДД В РЕСПУБЛИКЕ КОМИ В СЕРЕДИНЕ 1930-х – НАЧАЛЕ 2000-х гг. Специальность: 07.00.02 – Отечественная история АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Сыктывкар 2009 Диссертация выполнена на кафедре Отечественной истории ГОУ ВПО Сыктывкарский государственный университет. Научный руководитель: кандидат исторических наук, доцент Котов Петр Павлович Официальные оппоненты:...»

«КИЯСОВ Аркадий Сергеевич ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКИЙ КУРС США НА ЗАПАДНЫХ БАЛКАНАХ (1990-е – 2000-е гг.) 07.00.03 – Всеобщая история (новая и новейшая история) Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Казань – 2012 Работа выполнена на кафедре политической истории ФГАОУВПО Казанский (Приволжский) федеральный университет Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор Циунчук Рустем Аркадьевич Официальные оппоненты: доктор исторических...»

«Дёмин Юрий Александрович Коммунистическая партия Ирана, её деятельность и взаимоотношения с Коминтерном (1917-1937 годы) Специальность 07.00.03 - Всеобщая история Автореферат Диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Иркутск – 2006 Работа выполнена на кафедре всеобщей истории Иркутского государственного педагогического университета Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор Панин Сергей Борисович Официальные оппоненты: доктор...»

«Коробченко Андрей Иванович История правоохранительной деятельности полицейских служб России в отношении китайского населения в период с 1860 по 1917 гг. (на примере Восточной Сибири и русского Дальнего Востока) Специальность 07.00.02 – Отечественная история АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Иркутск 2011 Работа выполнена на кафедре политологии и отечественной истории Иркутского государственного университета Научный руководитель:...»

«Любарец Алексей Григорьевич сОЦиокультурная ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ДУХОВЕНСТВА ЯРОСЛАВСКОЙ ЕПАРХИИ В КОНЦЕ xIX – НАЧАЛЕ XX В. Специальность 07.00.02 – отечественная история АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Иваново – 2011 Работа выполнена в ГОУ ВПО Ярославский государственный педагогический университет им. К.Д. Ушинского. Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор Архипова Любовь Михайловна Официальные оппоненты: доктор...»

«ВЛАСЮК ОКСАНА АНДРЕЕВНА ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О ПРОСТРАНСТВЕ РУССКИХ ИСТОРИКОВ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XIX В. Специальность 07.00.02 – Отечественная история АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Омск -2009 Работа выполнена на кафедре отечественной истории ГОУ Омский государственный педагогический университет Научный руководитель: доктор исторических наук Сабурова Татьяна Анатольевна Официальные оппоненты: доктор исторических наук Леонтьева Ольга...»

«ХОРОШУН Кирилл Юрьевич СУДЕБНЫЕ И ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫЕ ОРГАНЫ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ, 1881-1905 гг. (на материалах Тамбовской губернии) Специальность 07.00.02 – Отечественная история АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Тамбов 2008 Работа выполнена на кафедре Российской истории Тамбовского государственного университета им. Г.Р. Державина. Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор Канищев Валерий Владимирович...»

«Приходько Ирина Николаевна ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ АКТЫ И ДЕЛОПРОИЗВОДСТВЕННАЯ ДОКУМЕНТАЦИЯ КАК ИСТОРИЧЕСКИЙ ИСТОЧНИК ПО НАЛОГОВОЙ ПОЛИТИКЕ ПРАВИТЕЛЬСТВА В ПЕРВОЙ ЧЕТВЕРТИ XVIII ВЕКА (НА ПРИМЕРЕ ЗАПАДНОЙ СИБИРИ) Специальность 07.00.09 – Историография, источниковедение и методы исторического исследования Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Челябинск – 2010 Работа выполнена на кафедре истории, искусствоведения и музейного дела ФГОУ ВПО...»

«Долженкова Татьяна Ивановна ЭВОЛЮЦИЯ МУЗЕЙНОГО ДЕЛА В КУРСКОЙ ОБЛАСТИ (1945 – 2005 гг.) Специальность 07.00.02 – Отечественная история автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Курск 2010 Работа выполнена на кафедре истории Отечества Курского государственного университета Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор Салтык Галина Александровна Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор Ильина Зинаида...»

«БАЗАРОВА Эржэна Бальжинимаевна ГЕНЕЗИС И ЭВОЛЮЦИЯ СТУПЫ В ИСТОРИИ СЕВЕРНОГО БУДДИЗМА Специальность 07.00.03 – всеобщая история АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Улан-Удэ – 2009 Работа выполнена в отделе истории, этнологии и социологии Учреждения РАН Института монголоведения, буддологии и тибетологии СО РАН Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор Абаева Любовь Лубсановна Официальные оппоненты: доктор исторических...»

«Смирнова Елена Григорьевна Средства массовой информации в социально-экономической и политической жизни Российской Федерации (1992-2004 гг.) Специальность 07.00.02 – Отечественная история АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора исторических наук Москва – 2008 Работа выполнена на общеинститутской кафедре общественных наук Института международного права и экономики им. А.С. Грибоедова Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор Королев...»

«АРИСТОВ СТАНИСЛАВ ВАСИЛЬЕВИЧ НАЦИСТСКИЙ ЖЕНСКИЙ КОНЦЕНТРАЦИОННЫЙ ЛАГЕРЬ РАВЕНСБРЮК (1939-1945 гг.): СТРАТЕГИИ ВЫЖИВАНИЯ УЗНИЦ Специальность 07.00.03 – Всеобщая история АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Курск 2010 Диссертация выполнена в Воронежском государственном педагогическом университете Научный руководитель: кандидат исторических наук, доцент Тимофеева Наталья Петровна Официальные оппоненты: доктор исторических наук,...»

«Синельников Сергей Петрович ПРАВОСЛАВНОЕ РЕЛИГИОЗНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В РСФСР В 1918 – 1929 гг.: НА МАТЕРИАЛАХ ЦАРИЦЫНСКОЙ, САРАТОВСКОЙ ГУБЕРНИЙ И ДОНСКОЙ ОБЛАСТИ Специальность 07.00.02 – Отечественная история АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Волгоград 2011 Работа выполнена в ФГБОУ ВПО Волгоградский государственный университет Научный руководитель: доктор исторических наук, доцент Поляков Вячеслав Александрович Официальные оппоненты:...»

«Иванова Наталья Валентиновна ИСТОРИЯ И ИСТОРИОГРАФИЯ ПЕРВОБЫТНОГО ОБЩЕСТВА В ТВОРЧЕСТВЕ НИЖЕГОРОДСКОГО ИСТОРИКА В.Т. ИЛЛАРИОНОВА 07.00.09 – Историография, источниковедение и методы исторического исследования А В Т О Р Е Ф Е Р А Т диссертации на соискание учёной степени кандидата исторических наук Нижний Новгород – 2010 РАБОТА ВЫПОЛНЕНА В ГОУ ВПО НИЖЕГОРОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМ. Н.И. ЛОБАЧЕВСКОГО Научный руководитель доктор исторических наук, профессор Молев...»

«ЧИЖИКОВА Алина Сергеевна КУЛЬТУРА ОБЩЕНИЯ В СЕМЬЕ СТОЛИЧНОГО ДВОРЯНИНА РОССИИ ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XIX ВЕКА Специальность: 07.00.02. – Отечественная история АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Москва – 2012 Работа выполнена в Центре по изучению отечественной культуры Института российской истории Российской академии наук. Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор Гросул...»

«Столяров Евгений Васильевич КУЛЬТУРНЫЕ ТРАДИЦИИ НАСЕЛЕНИЯ БАССЕЙНА ВЕРХНЕЙ ОКИ В ЭПОХУ РАННЕГО ЖЕЛЕЗНОГО ВЕКА (VI В. ДО Н.Э. – I В. Н. Э.) Исторические науки: Специальность – 07.00.06. – археология АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Москва 2013 Работа выполнена в Отделе теории и методики Федерального государственного бюджетного...»

«Осмаев Аббаз Догиевич ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ И ПОВСЕДНЕВНАЯ ЖИЗНЬ ЧЕЧЕНСКОЙ РЕСПУБЛИКИ в 1996 – 2005 гг. Специальность 07.00.02 - Отечественная история АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора исторических наук Махачкала – 2010 Работа выполнена на кафедре всеобщей истории Чеченского государственного университета Научный консультант : доктор исторических наук, профессор, Заслуженный деятель науки...»








 
2014 www.avtoreferat.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.