WWW.DISS.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
(Авторефераты, диссертации, методички, учебные программы, монографии)

 

Категории мировоззрения русского офицерства эпохи наполеоновских войн

На правах рукописи

Каменев Евгений Владимирович

КАТЕГОРИИ МИРОВОЗЗРЕНИЯ

РУССКОГО ОФИЦЕРСТВА

ЭПОХИ НАПОЛЕОНОВСКИХ ВОЙН

Специальность 07.00.02 – «Отечественная история»

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Петрозаводск - 2007

Диссертация выполнена на кафедре архивоведения и специальных исторических дисциплин Петрозаводского государственного университета.

Научный руководитель: кандидат исторических наук,

доцент Т. Н. Жуковская

Официальные оппоненты: доктор исторических наук,

профессор В. С. Парсамов

кандидат исторических наук,

доцент Н. Д. Потапова

Ведущая организация: Казанский государственный университет

Защита состоится «24» октября 2007 г. в 15.15 часов на заседании диссертационного совета К. 212.190.03 по присуждению ученой степени кандидата исторических наук при Петрозаводском государственном университете по адресу: 185910, г. Петрозаводск, пр. Ленина, 33, ауд. ____.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Петрозаводского государственного университета.

Автореферат разослан «____» _____________ 2007 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат исторических наук, доцент Т. В. Никулина

общая характеристика работы

Постановка проблемы. Область сознания человека, именуемая в научной литературе мировоззрением, не имеет четких границ, а проявления ее бесконечно многообразны, поэтому исследование мировоззрения с исторической точки зрения необходимо вести через выявление его базовых элементов, определение их значений, установление отношений между ними,– т.е. через анализ структуры.

Теоретическую основу для изучения мировоззрения представляет лингвистика, в которой давно и продуктивно исследуется картина мира человека через анализ концептов. Близкие подходы использовались в исторических исследованиях А. Я. Гуревича и А. Л. Юрганова, изучавших на основе выявления базовых понятий (категорий) культуру средневековья. Такой способ исследования позволяет, во-первых, свести все многообразие изучаемых явлений к базовым понятиям (концептам, категориям), а во-вторых, объяснить через них специфику взглядов изучаемой социальной группы.

Научная проблема, на решение которой нацелена данная диссертация, заключается в анализе категориальных основ мировоззрения русского офицерства эпохи наполеоновских войн.

Актуальность темы исследования обусловлена следующими обстоятельствами.

Во-первых, тема представляется актуальной с военно-исторической точки зрения. В отечественной исторической науке сегодня происходит переосмысление многих процессов и явлений с использованием новых научных подходов и практик. Применительно к военной истории широко используются средства историко-антропологической интерпретации событий. Прежний интерес к анализу истории войн в их оперативном преломлении сменился перенесением акцента на осмысление внутреннего мира «человека воюющего», изучение его мировоззрения, фиксацию порождаемых ситуацией войны изменений картины мира.

Применительно к русскому офицерству эпохи наполеоновских войн подобных исследований не проводилось. Историография наполеоновских войн концентрировалась на изучении военных, военно-политических и военно-экономических аспектов. Она характеризовалась «событийным» подходом, в рамках которого освещался ход боевых действий. Личностная же составляющая войны оставалась в тени. Между тем, как отмечает А.Я. Гуревич, поступки людей мотивировались ценностями и идеалами их эпохи и среды. Не учитывая в полной мере ценностные ориентации и критерии, которыми вольно или невольно руководствовались люди в обществе, мы не можем претендовать на понимание их поведения и, следовательно, на научное объяснение исторического процесса1. Представляется, что без учета психологического фактора невозможно адекватное научное осмысление истории войны.

Во-вторых, в современной исторической науке пересматриваются проблемы декабристского движения. В новом переосмыслении нуждается проблема генезиса декабристской идеологии. В историографии много внимания было уделено анализу объективных причин формирования идеологии декабризма - влиянию российских реалий исследуемого времени (крепостное право, абсолютная монархия и т.п.). Мировоззрение русского офицерства как социальной группы, из которой вышло так называемое «старшее поколение» декабристов, его ценностные ориентиры остаются за рамками исследований. Представляется, что изучение мировоззрения русского офицерства могло бы углубить понимание генезиса декабристской идеологии.

Степень изученности проблемы. Несмотря на то, что русское офицерство является предметом исследования в исторической науке с конца XIX в.2, мировоззрение интересующей нас социальной группы не изучалось ни в отечественной, ни в зарубежной историографии.

Внимание исследователей было сконцентрировано в основном на изучении социальных характеристик офицерства (численность, национальный, социальный, возрастной состав, система чинопроизводства и т. п.), условий службы. С таких позиций русский офицерский корпус изучали П. А. Зайончковский, М. Д. Рабинович, С. В. Волков.3 Русский офицерский корпус эпохи 1812 г. подверг детальному социологическому исследованию Д. Г. Целорунго4. Основными источниками при такой ориентации исследований становились делопроизводственные документы: послужные списки, офицерские «сказки» и формуляры, определявшие методику исследования, основанную на количественных методах. В последнее время возобновился интерес исследователей к истории военного воспитания и образования5.

В меньшей степени в историографии изучены вопросы, связанные с мировоззрением русского офицерства. Применительно к исследуемой нами социальной группе указанные проблемы рассматривал Ю. М. Лотман. В ряде работ, на основе применения исследовательских подходов лингвистики (в частности, структурного метода) им освещены такие вопросы как восприятие смерти, культурные практики, семиотика бытового поведения военной молодежи начала XIX века6.

Объектом исследования является мировоззрение русского офицерства эпохи наполеоновских войн. Под мировоззрением мы будем понимать субъективную реальность, посредством которой человек ориентируется в мире, строит свое отношение к происходящим событиям и свое поведение. Под русскими офицерами эпохи наполеоновских войн мы понимаем молодых дворян, участвовавших в кампаниях 1805-1807 и (или) 1812-1814 гг. в младших офицерских званиях.

Предметом исследования являются категории мировоззрения с точки зрения их влияния на формирование взглядов русского офицерства, оценку офицерами окружающей социальной действительности, самооценку, ценностные установки и поведение.

Теоретико-методологическая основа диссертации

В основу исследования положен тезис о взаимосвязи языка и мышления, который постулируется в лингвистике и психологии (В. Гумбольдт, Э. Сепир, Л. С. Выготский, А. Р. Лурия и др.)7. Понимание особенностей сознания человека прошлого должно базироваться на изучении языка, на котором он выражал свои мысли. Тот факт, что контакт между историком и человеком прошлого осуществляется через источник – т. е. речь письменную, а не устную, не ставит под сомнение возможность адекватного изучения мировоззрения человека прошлого, т.к. письменный язык находится в однозначном соответствии с устным8.

В основе картины мира лежат далеко не все слова языка, а лишь определенный ограниченный набор. Именно этот набор структурирует представления человека о мире, определяет ценностно-значимые ориентиры и формирует причинно-следственные связи, которыми руководствуется человек в жизни.

В современной науке нет общепринятого термина для обозначения таких понятий. В лингвистике используется термин «концепты» (Н. Д. Арутюнова, С. А. Аскольдов, Д. С. Лихачев, Ю. С. Степанов и др.), в исторической науке – «категории» (А. Я. Гуревич, А. Л. Юрганов). В своем исследовании мы будем использовать термин «категории». Под категориями мы будем понимать понятия, посредством которых человек воспринимает мир, упорядочивает в сознании все многообразие явлений действительности и наделяет их смыслом. Согласно А. Л. Юрганову, категории есть основы смыслополагания человека9.

В современной отечественной исторической науке выделились два подхода к изучению сферы человеческого сознания посредством анализа категорий. Первый был разработан А. Я. Гуревичем, второй – А. Л. Юргановым. Согласно А.Я. Гуревичу, категории определяются не природой имеющихся в нашем распоряжении источников, а диктуются современным сознанием, интересом, порождаемым нашей цивилизацией10. Такая позиция вызвала определенные сомнения в отечественной исторической науке. Л.М. Баткин указал на неизбежную модернизацию сознания человека прошлого при таком подходе11. А. Л. Юрганов сформулировал иной подход к изучению сознания человека прошлого при помощи категориального анализа. Суть данного подхода, наиболее близкого нашему представлению о методах исследования структур сознания, сводится к следующему: категории должны выводиться из изучаемой культуры; необходимо тщательное исследование их семантики. В своем исследовании мы будем придерживаться второго подхода.

В настоящем исследовании выделены признаки, на основе которых «правда», «отечество», «честь», а не другие понятия представляются категориями, структурирующими мировоззрение русского офицерства эпохи наполеоновских войн:

  1. Лексемы, которые дают название данным категориям, содержат активную словопроизводящую основу.
  2. Каждая категория имеет ценностную нагрузку и является одновременно оперативной и ценностной единицей сознания.
  3. Через категорию осмысляются те или иные явления действительности.

Исследуемые нами категории «правда», «отечество», «честь» соответствуют всем указанным критериям. В словообразовательную парадигму для категории «правда» входили следующие слова: «праведный», «праведность», «правдивый» и т. д.; для категории «честь»: «честный», «честить», «честивый» и т. д.; для категории «отечество» – «сын отечества». Все три категории являлись одновременно ценностными ориентирами в мировоззрении русского офицера, через них воспринималась окружающая действительность (социальные отношения, император, война, враг и т. п.).

Для понимания мировоззрения человека прошлого одного выявления категорий недостаточно, нужно определение их семантики, возникающей в определенном историческом контексте. В ходе исторического развития языка изменяется смысловая структура значения слова. Без специального изучения семантики лексем, принятой в момент создания текста источника, его толкование затруднено. Автор источника и современный читатель думают и говорят на разных языках – языках разных культур12.

При определении семантики лексем нельзя целиком положиться только на данные словарей русского языка, поскольку определяемые в них значения слов, даже близкие к изучаемой эпохе, не раскрывают полностью смысл исследуемой лексемы13. Нет гарантии, что словарь отражает именно актуализированные для изучаемой социальной группы смыслы исследуемых категорий.

Необходимость определения семантики интересующих нас категорий обусловила использование исследовательских процедур, применяемых в лингвистике (этимологический анализ, контекстный анализ, построение синонимического и антиномического рядов, выявление актуализированных значений лексемы, дающей имя категории).

Помимо указанных выше методов в работе были применены также традиционные методы исторического исследования: историко-сравнительный и историко-системный.

Целью исследования является реконструкция мировоззрения русского офицерства эпохи наполеоновских войн в его категориальной расчлененности.

Задачи исследования заключаются в следующем:

1. Выявить основные понятия – категории, – лежащие в основе мировоззрения русского офицерства эпохи наполеоновских войн.

2. Определить семантику категорий.

3. Изучить влияние категорий на взгляды и поведение представителей изучаемой социальной группы.

Хронологические рамки исследования охватывают период с 1805 по 1814 гг. и включают кампании 1805-1807 гг., Отечественную войну 1812 г. и заграничные походы русской армии 1813-1814 гг.

Источниковая база диссертации. Исследование основано на письменных источниках (опубликованных и архивных), которые можно разделить на три группы: источники личного происхождения, законодательные акты, публицистика.

Основу источниковой базы исследования составляют мемуары, дневники, письма русских офицеров эпохи наполеоновских войн.

Военные мемуары эпохи 1805-1814 гг. – это один из самых интересных по составу и уникальных по объему документальных комплексов. Эти источники хорошо изучены в источниковедческом отношении и рассматриваются как особый этап в развитии русской мемуарной традиции14. В исследованиях, посвященных наполеоновским войнам, военные мемуары привлекались, в основном, для иллюстрации политических и военных событий. Мировоззрение людей того времени на основе этих текстов практически не изучалось.

В мемуарах ярко выражено личностное начало, авторская субъективность. Этот видовой признак мемуаров позволяет эффективно исследовать мировоззрение русского офицерства, так как нас интересует именно субъективное восприятие действительности. Кроме этого, описания личных впечатлений, о которых повествуется в воспоминаниях, во-первых, подробны, а, во-вторых, обнаруживают несомненную повторяемость, что позволяет обобщить единичные свидетельства.

В работе были использованы как опубликованные, так и неопубликованные мемуары. Значительное число мемуаров было опубликовано в дореволюционных журналах, таких как «Журнал для чтения воспитанникам военно-учебных заведений», «Русский архив», «Русская старина» и др. Основная масса неопубликованных текстов хранится в РГВИА в фонде ВУА («Записка артиллерии капитана Е. О. Криштофовича касательно защиты крепости Суасона»,15 воспоминания С. И. Маевского «Действия 13-го егерского полка в 1814 г.»16, «Воспоминания о сражении под Лейпцигом в форме письма Л. Ф. Ярошевицкого к А. И. Михайловскому-Данилевскому от 19 октября 1836 г.»17), одно воспоминание («Souvenirs et impressions d`un officier russe pendant les campagnes de 1812, 1813 et 1814 avec les relation de la bataille de Borodino»18) находится в РГИА в фонде 1409 (Собственная Его Императорского Величества канцелярия).

Мы не склонны к идеализации воспоминаний как источника для реконструкции мировоззрения и принимаем во внимание тот факт, что мировоззренческие категории, сквозь призму которых происходила оценка действительности мемуаристом, могли трансформироваться за время, прошедшее от описываемых событий до создания воспоминаний. Этот недостаток мемуаристики компенсируется в работе привлечением синхронных источников личного происхождения (дневники и письма). В работе использованы дневники Н. Д. Дурново19, Ф.Я. Мирковича20, П. С. Пущина21, М. И. Остроградского22, Л.А. Симанского23, А. Суханина24, А.В. Чичерина25, А.А. Щербинина26, а также «Записная книжка…» Н.М. Муравьева27. При подготовке исследования были использованы письма Г. С. Батенькова, А.Ф. Бригена, П.Г. Каховского, М.С. Лунина, А.Н. Муравьева, Н.М. Муравьева, А.С. и В.С. Норовых, К. Ф. Рылеева А.В. Чичерина, И.Д. Якушкина28.

Представляется, что лишь в сочетании и взаимосвязи друг с другом мемуары, дневники и письма могут быть прочитаны адекватно. Изучение десятков источников личного происхождения как синхронных, так и дистанцированных во времени от описываемой реальности, позволяет обобщить единичные факты и реконструировать с достаточной степенью достоверности мировоззрение русского офицерства эпохи наполеоновских войн.

Помимо источников личного происхождения важным компонентом источниковой базы являлись законодательные акты и публицистика, которые рассматриваются в исследовании как прецедентные тексты. Из всей совокупности законодательных актов и публицистики нами отобраны тексты, имевшие широкое распространение в рассматриваемый период, ко многим из которых офицеры обращались при оценке окружающей действительности, в которых отражены категории культуры рассматриваемого времени. Среди них: «Манифест о даровании вольности и свободы всему Российскому дворянству», «Манифест о поединках», манифесты к армии, изданные в годы войн с Наполеоном, приказы главнокомандующего пропагандистского характера, публицистические сочинения «Истинная политика знатных и благородных особ», «О должностях человека и гражданина, книга к прочтению определенная в народных городских училищах Российской империи, изданная по высочайшему повелению царствующей императрицы Екатерины II», работы А.С. Шишкова «Рассуждение о любви к отечеству», А.Ф. Бестужева «Правила военного воспитания относительно благороднаго юношества и Наставления для Офицеров военной службе себя посвятивших», Г. Геракова «Совет молодым офицерам»29.

Необходимость изучения мотивов поведения представителей изучаемой группы в бою обусловили привлечение к работе наградных списков.

В качестве источника как прецедентный текст использовалась Библия.

Научная новизна работы заключается в том, что впервые на основе широкой источниковой базы предпринимается попытка реконструировать категории мировоззрения русского офицерства, эпохи наполеоновских войн.

Апробация работы. Основные положения диссертации были представлены на всероссийской научной конференции «Культура исторической памяти: невостребованный опыт» (Петрозаводск, 2003); научной конференции, посвященной 10-летию РГНФ «Проблемы развития гуманитарной науки на северо-западе России: опыт, традиции, инновации» (Петрозаводск, 2004), международной конференции «Мир и война: культурные контексты социальной агрессии» (СПб. – Выборг, 2005). Диссертация обсуждалась на кафедре архивоведения и специальных исторических дисциплин Петрозаводского государственного университета, на специальном аспирантском семинаре исторического факультета ПетрГУ.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованных источников и литературы. Каждая глава посвящена анализу семантики одной категории и рассмотрению ее влияния на мировоззрение и поведение русского офицерства.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении поставлена проблема исследования, сформулированы его цели и задачи, очерчены хронологические рамки; обоснована актуальность темы, проанализирована степень ее научной разработанности; оговаривается теоретико-методологическая основа диссертации; здесь же предлагается характеристика использованных источников.

Первая глава: «Категория “правда”. Религиозные взгляды русского офицерства» посвящена изучению религиозных взглядов офицеров посредством анализа категории «правда» как существенного понятия, через которое представителями изучаемой социальной группы осмысливались многие явления окружающей действительности.

Необходимым этапом исследования религиозных взглядов офицерства является определение семантики указанной категории, чему посвящен первый параграф «Семантика категории «правда» и ее место в структуре мировоззрения русского офицерства».

Анализ семантики интересующей категории показывает, что «правда» понималась внутри изучаемой группы как божественный закон, безгрешность, жизнь в соответствии с библейскими заповедями.

В процессе реконструкции религиозных взглядов воюющих офицеров становится очевидным, что мир представлялся им разделенным на основе «правды» на две части – мир «праведников» и мир «нечестивцев». «Праведниками», в такой оппозиции, согласно воззрениям офицеров, были русские, «нечестивцами» – французы. Безбожие врага, происходило, по мнению офицерской молодежи, из того, что французы сотворили себе идола – Наполеона, который стал для них предметом поклонения, и тем самым они отступили от христианской веры. Безверие противника нашло отражение в эпитетах, применяемых военными мемуаристами к французам. По отношению к врагу используются эпитеты «варвары», «изверги человеческие и исчадия адовы», «безбожники», «святотатцы», «горделивцы». Негативные оценки солдат армии Наполеона переносятся на французов в целом, получивших эпитет «народ развратный».

В противовес «безбожным» французам русские понимались как представители православной, истинной веры, как праведники, т. е. соблюдающие Божественные заповеди. Войны между Францией и Россией воспринимались как религиозное противостояние, в котором русские неизбежно одержат победу, т. к. Бог «по правде поборает».

Идея справедливой войны прямо связана с провиденциализмом как характерной чертой религиозного сознания русского офицерства. В основе происходящих событий представители исследуемой нами группы стремились найти сверхъестественную подоплеку. На ход войны определяющее влияние оказывают, по мнению офицеров, не военные (действия русской армии и партизан) или природные (пространства России, морозы) факторы, а провидение. Наиболее ярко провиденциалистская трактовка событий отражена в сюжетах, повествующих о бегстве французов из России в 1812 г. В офицерских мемуарах повторяется мысль о том, что поражение противника стало следствием Божьего наказания за грехи. Картины бесславного бегства и страшных мучений, постигших Великую армию в снегах России, объясняются офицерами Промыслом Божьим. В ходе войны 1812 г., согласно представлениям офицеров, свершился приговор Бога французам за их «неправды», и началось падение Наполеона.

В то же время война 1812 г. – это и божественное наказание русским за легкомысленное восприятие обычаев и нравов французов, отступивших от библейских заповедей (от «правды»). На наш взгляд, неприятие французской культуры, ярко проявившееся в 1812 г., обусловлено не только патриотическими чувствами офицерства, но и их религиозными взглядами. Согласно представлениям офицеров, русские, заимствуя французские нравы, стали терять «правду», а «суд Божий грядет тогда, когда исчезает правда и любовь»30. Война 1812 г., расцененная молодыми ветеранами как «суд Божий», наглядно показала необходимость отказа от заимствования французской культуры.

Во втором параграфе «Официальная риторика “священной” войны и ее восприятие» рассматривается характер зависимости религиозных взглядов офицерства от официальной пропаганды.

Анализ официальной пропаганды показывает, что в основу идеологического противостояния, начавшегося в 1806-1807 гг. и нараставшего в 1812-1815 гг., было положено обвинение Наполеона в безбожии, выдвинутое российскими идеологами и принятое Русской православной церковью. Производным от этого стал тезис о том, что Наполеон и есть воплощение сил зла, Антихрист. Противостояние России и Франции официальная пропаганда трактовала как «священную войну», как борьбу против врага христиан и имени Христова.

Несомненно, официальная мотивация войны оказала определенное влияние на сознание офицерства. Это подтверждается тем, что официальный образ Наполеона-Антихриста и образ Наполеона в сознании офицеров наделен сходными характеристиками. Не называя французского императора Антихристом, мемуаристы фактически подводят к этому значению, определяя Наполеона через дела его. Была воспринята религиозная трактовка войны как события, в ходе которого должен свершиться приговор Божественных сил над противником. Источники, через которые навязывались идеологические конструкции (Высочайшие манифесты, приказы военного командования, листовки, публицистические сочинения), были доступны офицерам. В тексты мемуаров переносятся прямые или скрытые цитаты из официальных документов.

Однако, говоря о влиянии пропаганды на сознание русского офицерства, следует отметить, что официальная трактовка войны как священного противостояния не являлась чем-то новым как для офицерства, так и для русского общества в целом. Стремление трактовать масштабные военные события в религиозном ключе было общим и в более раннее время. Кроме того, как явствует из лингвистических исследований (Ю. С. Степанов), «правда» является константой русской культуры.

Официальная идеология имела безусловное влияние на религиозные взгляды офицерства. Однако, сводить религиозное «прочтение» войны ее участниками целиком к официальному идеологическому влиянию было бы неверно.

В третьем параграфе «”Правда” как “щит”. Психологические основания религиозности» анализируется влияние уверенности офицеров в собственной правоте на их поведение в пограничных ситуациях войны (т. е. при непосредственной угрозе жизни).

Можно отчетливо проследить нарастание религиозных чувств офицеров в обстановке войны. На личностном уровне вера для офицеров превращалась в психологический защитный механизм, который «включается» на любой войне. Наиболее сильной эмоцией, проявившейся у офицеров в боевой обстановке, был страх перед смертью. Характерным и вместе с тем действенным средством, позволявшим преодолеть страх смерти, была молитва. Она помогала офицеру ощутить некую мистическую защиту, что в экстремальной обстановке боя было достаточно важно. Большую роль для преодоления страха смерти играли массовые молебны, потенциал которых был использован очень эффективно в войну 1812 г.

В основе уверенности офицеров в действенности молитвы, уверенности в божественной помощи, лежит категория «правда». Идея «праведной» войны, которые ведут русские, привела офицеров к уверенности в том, что Бог находится на стороне русских. Поэтому Бог поможет не только победить в войне, но и защитит от смерти в каждом конкретном случае.

Во второй главе «Категория “отечество”. Социально-политические взгляды русского офицерства» на основе анализа указанной категории рассмотрены социально-политические взгляды русского офицерства.

В первом параграфе главы исследуется семантика категории «отечество» и семантически связанного с ней понятия «патриотизм». Семантика категории в рассматриваемое нами время отличалась от современной. Актуализированным смыслом категории «отечество» в начале XIX в. было не место рождения (для его обозначения употреблялось понятие «родина»), а государство. Государство понималось как единство всех сословий, цель которого – «благо общее». Стремление к «благу общему» составляло смысловую основу патриотизма в рассматриваемое время. Патриотизм трактовался как деятельная любовь к отечеству, направленная на достижение «блага общего». «Сыном отечества» (патриотом), согласно пониманию офицеров, мог называться только тот, кто стремится к его благу, приносит ему пользу всеми средствами, вплоть до самопожертвования.

Стремление быть полезным своему отечеству, лежащее в основе патриотических настроений и обязательное для истинного «сына отечества», являлось той призмой, через которую офицер воспринимал действительность в ее социально-политической проекции. В частности, стремление к «пользе общей» определяло во многом его отношение к службе, которая воспринималась как единственно возможная сфера приложения сил, т. к. именно на военной службе можно максимально реализовать себя в деле служения «благу общему». Идея служения отечеству как обоснование мотива поступления на службу характерна не только для кампании 1812 г. (война за Отечество), но и для войн 1805-1807 и 1813-1814 гг.

Второй параграф «Восприятие монарха и отношение к монархии» посвящен анализу отношения русского офицерства к императору и императорской власти, а также выявлению исходных моментов генезиса декабристской идеологии. Данные источников позволяют говорить о том, что в период до 1815 г. в офицерской среде существовало весьма положительное отношение к императору Александру I, а о справедливости абсолютной монархии как формы правления в России офицеры даже не задумывалось. Однако уже вскоре после возвращения армии из заграничного похода в офицерской среде формулируется идея ограничения монархии в России и, более того, идея цареубийства.

Таким образом, за столь короткий срок отношение к монарху и к абсолютной монархии как политической реальности претерпело коренные изменения. Это можно объяснить следующим.

Монарх воспринимался в среде офицерской молодежи как партнер по выполнению важнейшей социальной миссии – служения «благу общему» (отечеству). Вместе с тем, по мнению представителей исследуемой группы, Александр после наполеоновских войн стал заниматься главным образом внешнеполитическими проблемами – устройством послевоенной Европы. На внутриполитические дела он обращал меньше внимания, чем на внешнеполитические. Молодыми ветеранами наполеоновских войн подобная смена политических приоритетов императора воспринималась крайне негативно, а сам он начинает восприниматься в этой среде как человек, изменивший делу служения «благу общему». Ввиду этого, в сознании некоторых представителей изучаемой группы понятие «император» исключается из семантического поля категории «отечество». Именно в этих семантических трансформациях мы усматриваем исходные моменты генезиса декабристкой идеологии.

Кроме того, на изменение отношения офицерства к монархической власти оказали влияние войны 1812-1814 гг. Они способствовали росту офицерского самосознания, что привело к существенным изменениям в мировоззрении. В частности, претерпели изменения взгляды на службу: была сформулирована идея, согласно которой быть полезным отечеству можно и нужно не только на войне, но и в мирное время. Соответственно, в среде военной молодежи появился интерес к внутриполитическим проблемам, что нашло выражение в массовом изучении офицерами социально-политической литературы.

До завершения кампаний 1812-1814 гг. в сознании русского офицера такие понятия как «отечество» и «император» были тесно связаны друг с другом. После этих кампаний указанные понятия в сознании русского офицера разводятся. Связано это с тем, что офицер после войны начинает осознавать себя не столько подданным31, сколько гражданином. Соответственно, высшую общественно-идеологи­ческую ценность начинает представлять не долг подданного (стремление к «благу общему», продиктованное преданностью императору), а долг гражданина (стремление к «благу общему», продиктованное любовью к отечеству). Вместе с тем, известно, что кампания 1813-1814 гг. и последующее сравнение Европы с российскими реалиями обнажила недостатки России – прежде всего, пагубность крепостного права. Негативным образом сказалась внутриполитическая обстановка того времени, бездействие невоюющей армии, отсутствие возможности для реализации офицера-«сына отечества», еще недавно совершавшего подвиги во славу отечества. Совокупность этих факторов сформировала в сознании офицерства идею содействия правительству в деле достижения «блага общего». Эта идея явилась мотивом создания первых декабристских организаций.

Однако, вскоре под воздействием неудач в деле содействия императору в среде молодых ветеранов сформировалось убеждение, что Александр не прислушивается к мнению «сынов отечества». Именно с уверенностью в том, что Александр не прислушивается к общественному мнению, начинается поиск выхода из сложившегося положения, который завершится идей ограничения монархии конституцией или, как в случае с П. И. Пестелем, создания республики, т. е. такого типа власти, при котором император уже не мог бы игнорировать мнение «сынов отечества».

В третьем параграфе рассматриваются социальные представления русского офицерства. Данные источников позволяют говорить о том, что в среде офицерской молодежи в период до окончания заграничных походов не было существенного интереса к социальным проблемам, в частности, к положению солдат и крестьян. Вместе с тем известно, что в этой среде уже вскоре после окончания кампаний 1812-1814 гг. начинают формироваться идеи облегчения участи крепостных.

Причины трансформации социальных взглядов изучаемой группы заключаются в следующем. В основе социальной стратификации, согласно мировоззренческим установкам офицерства, лежала категория «отечество». Согласно мировоззрению молодых ветеранов, только человек, служащий «благу общему», может называться «сыном отечества». Полезным можно быть только на службе, которая составляет обязанность каждого дворянина. Обязанностью же крестьян является своевременная уплата податей и оброка, отработка барщины и подчинение господину. Исходя из этого, общество в представлениях офицеров делилось на «благородных», - осознанно, по личному выбору служащих «благу общему», и «подлых», платящих подати и служащих по необходимости – на основе принудительного рекрутского набора. Это утверждение позволяет объяснить тот факт, что солдат (вчерашний крестьянин), его положение, быт, мысли и чувства и т. п. – редкая тема в наших источниках. Поскольку понятие «крестьянин» в сознании офицера не попадало в семантическое поле категории «отечество», крестьяне не привлекали внимание офицеров. На страницах мемуарных и эпистолярных источников крестьяне и солдаты появляются тогда, когда они совершают поступки или проявляют качества, нехарактерные, по мнению офицеров, для их статуса и социального положения. Это, прежде всего, любовь к отечеству, находящая свое выражение в поступках (героическое поведение).

Ключевую роль в пересмотре отношения офицера к солдату сыграла война 1812 г. Наиболее важным выводом, сделанным в ходе этой кампании, было то, что простые солдаты оказались не меньшими патриотами, чем сами офицеры (т. е. «сыны отечества»). Во время Отечественной войны солдат стал рассматриваться не столько как подчиненный, сколько как соучастник исторического события, такой же патриот («сын отечества»), как и офицер. Нравственные критерии – смелость, доброта, порядочность, исполнение воинского долга – отодвинули в сознании офицерства сословные границы. Благородным человеком оказался и простой солдат. В процессе осмысления войны 1812 г. понятие «крестьянин» в сознании офицера было включено в семантическое поле категории «отечество». Пересмотр социальных взглядов, произошедший в результате войны, которая спровоцировала распространение понятия «сын отечества» на солдата, привел к тому, что тяжелое положение нижних чинов, до войны не волновавшее офицеров, стало обращать на себя внимание. Именно эта трансформация представлений во многом позволила офицерам увидеть пагубность крепостного строя.

Третья глава «Категория “честь”. Морально-этические взгляды русского офицерства» посвящена изучению морально-этических взглядов русского офицерства на основе анализа категории «честь».

Источники позволяют говорить, что в основе морально-этических взглядов изучаемой социальной группы лежала категория «честь». Вместе с тем, данная категория не имела четких границ, и ее смысл не совсем ясен. Это обусловило необходимость первоначального определения семантики категории, которая проведена в первом параграфе «Семантика категории “честь”». Анализ семантики интересующей категории показывает, что «честь» ассоциировалась с понятиями «благородство», «достоинство» (в значении «уважение к себе»), «совесть» и носила абсолютный характер (т. е. «честь», согласно представлениям офицерской молодежи, есть абсолютное качество, которого не может быть больше или меньше).

На основе понимания семантики исследуемой категории в трех следующих параграфах рассматривается ее влияние на мировоззрение и поведение русского офицера.

Второй параграф посвящен проблеме влияния категории «честь» на отношение офицерской молодежи к службе. Категория «честь» была семантически связана в сознании русского офицера с идеей службы. Благородным («честным») человеком может называться лишь тот, кто служит на благо отечества. Поэтому служба воспринималась русским офицером как долг благородного человека. Исследуемая нами категория отразилась не только на восприятии служебного долга, она также регулировала степень ответственности исполнения офицером служебных обязанностей. Характерной чертой русского офицерства было стремление как можно лучше выполнять обязанности по службе. Основным мотивом безупречного несения службы было чувство собственного достоинства, которое являлось составляющей частью категории «честь». Недобросовестное исполнение обязанностей по службе для офицера оказывалось ниже его достоинства, поэтому считалось унизительным, недостойным благородного человека. Ревностная служба не может быть объяснена стремлением получить награду или повышение в чине: анализ отношения офицеров к награде и чину показывает, что материально-престижные ценности воспринимались офицерами как знак ревностной службы, службы «из чести» и только в таком значении имели ценностную нагрузку.

В третьем параграфе речь идет о влиянии категории «честь» на восприятие офицерством дворянского сообщества и принципов взаимоотношений между дворянами. Внутрисословные связи и отношения офицеров разделялись на две сферы. Одна, официальная, регулировалась Табелью о рангах, которая предполагала строгую иерархию и ограничивалась рамками служебных отношений. Вторая, неофициальная, регулировалась понятиями о «чести» и включала как служебные, так и неслужебные отношения. В основе неформальных отношений лежала идея равенства всех «благородных» людей. Согласно этой идее, все дворяне вне зависимости от звания, должности и знатности рода, равны.

Основным принципом взаимоотношений между дворянами, согласно представлениям офицерской молодежи, является взаимоуважение. Честь требовала от офицера проявления уважения как к достоинству другого человека, так и к своему собственному. В этом смысле категория «честь» играла этикетную функцию, устанавливающую модели поведения и принципы взаимоотношений в рамках дворянского сообщества. В случае, когда честь оказывалась задетой, офицер считал себя вправе защищать ее. Основным средством разрешения конфликтов чести в офицерской среде, так же как и в рамках дворянского сословия в целом, была дуэль. Существовали ситуации, когда дуэль оказывалась невозможной. К ним относятся конфликты с лицами, находящимися выше по Табели о рангах. Тем не менее, в таких ситуациях существовали способы, предоставлявшие возможность офицеру разрешить конфликт, сохранив свою честь, посредством демонстративной подачи в отставку, коллективного обращения офицеров воинской части к обидчику с требованием вести себя в соответствии с нормами «благородного» поведения.

Категория «честь» способствовала формированию в сознании исследуемой нами группы понятия «мы». В «мы» включались офицерами дворяне вне зависимости от их национальной принадлежности. Принадлежность к общему «мы» сближало русского офицера, эмигранта, служащего в русской армии и офицера наполеоновской армии. Тот факт, что отношение с французскими офицерами выстраивалось во многом исходя из понятия о чести, подтверждает практика дуэлей, существовавшая во взаимоотношениях между офицерами русской и французской армий.

Важным компонентом анализа категории «честь» является исследование ее влияния на поведение, чему посвящен четвертый параграф «Категория “честь” и нормы социального поведения русского офицера». Нормы поведения, которым должен был следовать «благородный человек», требовали проявления храбрости. Офицеры ревностно относились к собственной храбрости и постоянно анализировали свое поведение в ситуациях, когда возникали вопросы о его соответствии принятым нормам. В характеристиках, даваемых военными мемуаристами своим сослуживцам (причем независимо от звания), преобладает оценка не по профессиональным, а по нравственным качествам. При этом основным критерием оценки выступала храбрость. Некоторые недостатки характера могли быть терпимы в офицерской среде, если человек был храбр. В нормы поведения «благородного» человека не вписывалось излишнее проявление чувств и, прежде всего, чувства страха, а способность контролировать страх вызывала уважение. При непосредственной угрозе жизни необходима была демонстрация полного спокойствия и невозмутимости. Следовать этим нормам поведения офицеру было необходимо не только в бою, но и в любой ситуации, в которой возникала необходимость демонстрации храбрости, – это могла быть, например, дуэль.

Анализ норм поведения показывает, что офицеры в бою или другой социально-значимой ситуации, когда возникала угроза жизни (например, во время дуэли) должны были демонстрировать пренебрежение смертью. Инстинкт самосохранения мог помешать вести себя в соответствии с установленными нормами. В рамках «благородного» сообщества действовали социальные рычаги, побуждавшие офицера следовать принятой модели поведения. Прежде всего, это угроза исключения из дворянского сообщества. При этом основным средством регуляции сообществом поведения индивида было порицание и побуждение к «должному» поведению. Кроме того, важным регулятором являлось чувство стыда, которое накладывает запрет на естественные реакции человека, побуждая его действовать в соответствии с принятыми в данной общности нормами32. Даже когда офицер нарушал нормы поведения, стыд играл немаловажную роль в оценке действий, заставляя осознать несоответствие поступков установленным нормам.

Большое влияние на формирование модели поведения, выстроенной в соответствии с нормами чести, оказала характерная для начала XIX в. «театрализация» повседневной жизни, которая проявлялась в стремлении строить свое поведение в зависимости от ситуации, на основе готовых литературных или исторических моделей и примеров. Причина рецепции античных образцов в русской культуре 1800-1810-х гг. заключается в близости норм античного поведения к нормам, сформированными категорией «честь». Готовность к самопожертвованию, верность долгу, соответствовавшие представлениям офицерства о благородном поведении, были характерны для античной культуры. Рецепция античной героики помогала переконтекстуализировать смерть и тем самым помочь побороть страх перед ней, т. е. скорректировать поведение в соответствии с категорией «честь».

В контексте нормативного поведения рассматривалось и поведение противника, что позволяет говорить о том, что по отношению к нему применялись те же нормы, что и к собственному поведению. В частности, отступление Наполеона из России в 1812 г. было расценено офицерской молодежью как трусость и способствовало тому, что Наполеон стал рассматриваться как человек неблагородный.

В заключении сформулированы основные выводы диссертационной работы.

Категориями, структурирующими мировоззрение русского офицерства эпохи наполеоновских войн, были «правда», «отечество» и «честь», определявшие соответственно религиозные, социально-политические и морально-этические взгляды. Посредством этих категорий все многообразие явлений действительности упорядочивалось в офицерском сознании и наделялось смыслом.

Категория «правда», лежащая в основе религиозных взглядов, сформировала идею разделения мира на «праведников» и «нечестивцев», что отразилось на восприятии офицерством врага (как «нехристя») и войны (как религиозного противостояния).

Категория «отечество» обусловила осмысление всех социально-политических процессов через призму идеи служения «благу общему» (отечеству) как долга «сына отечества» (патриота). Император воспринимался офицерством как первый «сын отечества», служащий его благу, дворянство как сословие, содействующее монарху в этом деле. Крестьянство же, согласно мировоззрению офицеров, «благу общему» не служит, обязанность его заключается в несении повинностей и уплате податей. Эволюция взглядов, произошедшая под влиянием войны 1812 г. и заграничных походов, привела к переосмыслению указанных социально-политических установок, что явилось исходным моментом генезиса декабристской идеологии.

Категория «честь», лежавшая в основе морально-этических взглядов, сформировала идею равенства всех дворян вне зависимости от знатности рода и служебного положения и идею ответственности за принадлежность к дворянскому сословию, что отразилось на отношении к службе, дворянскому сословию, войне и врагу.

Вместе с тем, указанные категории отразились существенным образом на поведении офицерства. Они являлись мощными детерминантами действий в различных ситуациях. На поведении офицера сказалось стремление не запятнать честь, готовность к самопожертвованию ради «блага общего» и уверенность в божественной защите.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

  1. Русский офицер на Бородинском поле: опыт историко-психологической реконструкции // Ante annum: Сб. науч. работ студентов и аспирантов исторического ф-та. Вып. 1. Петрозаводск, 2003. С. 58-71.
  2. Человек на войне: культурные практики XIX века (по мемуарам участников войны 1812 года и кавказской войны) // Культура исторической памяти: невостребованный опыт: Материалы всероссийской научной конференции. Петрозаводск, 25-28 апреля 2003 г. Петрозаводск, 2003. С. 69-79. (в соавт. с Д. В. Четвертным)
  3. Психологический фактор в поведении русского офицера 1812 года // Ante annum: Сб. науч. работ студентов и аспирантов исторического ф-та. Вып. 2. Петрозаводск, 2004. С. 21-36.
  4. Образ врага в сознании участников Отечественной войны 1812 года: опыт историко-психологической реконструкции // Проблемы развития гуманитарной науки на северо-западе России: опыт, традиции, инновации: Материалы науч. конф., посвящ. 10-летию РГНФ 29 июня – 2 июля 2004 г.: Сб. науч. трудов. Петрозаводск, 2004. С. 117-119.
  5. «Правда» и «вера»: категории мировосприятия русского офицерства эпохи наполеоновских войн // Вестник Поморского университета. Серия: «Гуманитарные и социальные науки». № 5. 2006. С. 28-31.

6. Система ценностей русского офицерства эпохи наполеоновских войн // Границы в пространстве прошлого: социальные, культурные, идейные аспекты. Сб. ст. Т. III. Тверь, 2007. С. 238-239.


1 Гуревич. А. Я. Категории средневековой культуры. М., 1984. С. 20.

2 К первым исследованиям, посвященным русскому офицерству можно отнести работы Н. П. Глиноецкого (Глиноецкий Н. П. Исторический очерк развития офицерских чинов и системы чинопроизводства в русской армии // Военный сборник. СПб., 1887. № 4. С. 266-290), А. З. Мышлаевского (Мышлаевский А. З. Офицерский вопрос в XVIII веке // Военный сборник. 1899. № 6), А. Н. Андроникова и В. П. Федорова (Андронников А. Н., Федоров В. П. Прохождение службы по военному ведомству: Исторический очерк // Столетие военного министерства, 1802-1902. СПб., 1912. Т. IV. Ч. III. Кн. I. Отд. III). Первой работой, посвященной русскому офицерскому корпусу эпохи наполеоновских войн, является книга А. Елчанинова «Герои-офицеры в войну 1812 года» (М., 1912).

3 Зайончковский П. А. Самодержавие и русская армия на рубеже XIX-XX столетий. 1881-1903. М., 1973; Рабинович М. Д. Социальное происхождение и имущественное положение офицеров регулярной армии в конце Северной войны // Россия в период реформ Петра I. М., 1973. С. 133-171; Волков С. В. Русский офицерский корпус. М., 2003.

4 Целорунго Д. Г. 1) Формулярные списки офицерского корпуса русской армии эпохи Отечественной войны 1812 года // Исследования по источниковедению истории СССР дооктябрьского периода. М.,1990. С. 115-131; 2)Образовательный уровень русского офицерского корпуса в эпоху Отечественной войны 1812 года (историко-статистическое исследование) // Бомбардир. 1995. № 1. С. 23-26; 3) Офицерский корпус русской армии эпохи 1812 года по формулярным спискам (источниковедческое исследование): Автореф. …дисс. канд. ист. наук. М., 1997; 4) Русские офицеры – участники Бородинского сражения. М., 2001.

5 Аурова Н. Н. Система военного образования в России: кадетские корпуса во второй половине XVIII – первой половине XIX века. М., 2003; Назаров А. Н. Подготовка офицерских кадров в Российском государстве (XVIII – начало XX вв.): опыт, традиции, уроки. Дисс. … докт. ист. наук. М., 2001.

6 Лотман Ю. М. 1) Декабрист в повседневной жизни (Бытовое поведение как историко-психологическая категория) // Литературное наследие декабристов. Л., 1975. С. 25-75; 2) Театр и театральность в строе культуры начала XIX в. // Лотман Ю.М. Избр. статьи. Т. 1. Статьи по семиотике и типологии культуры. Таллин, 1992. С. 269-286; 3) Беседы о русской культуре: Быт и традиции русского дворянства (XVIII – начала XIX века). СПб., 1994.

7 См.: Гумбольдт В. О двойственном числе // Гумбольдт В. Язык и философия культуры. М., 1985. С. 382-402; Сепир Э. Язык. Введение в изучение речи // Сепир Э. Избранные труды по языкознанию и культурологии. М., 1993. С. 26-203; Выготский Л. С. Мышление и речь // Выготский Л.С. Избранные психологические произведения. М., 1956; Лурия А. Р. Язык и сознание. М., 1979.

8 См.: Сепир Э. Язык. Введение в изучение речи // Сепир Э. Избранные труды по языкознанию и культурологии. М., 1993. С. 40.

9 Юрганов А. Л. Категории русской средневековой культуры. М., 1998. С. 24.

10 Гуревич А. Я. Указ. Соч. С. 296.

11 Баткин Л.М. О том, как А.Я. Гуревич возделывал свой аллод // Одиссей: Человек в истории. Картина мира в народном и ученом сознании. 1994. М., 1994.

12 Юрганов А. Л., Данилевский И.Н. «Правда» и «вера» русского средневековья // Одиссей. 1997. Человек в истории: Культурная история социального. М., 1998. С. 225.

13 Юрганов А. Л. Опыт исторической феноменологии // Опыт исторической феноменологии: Трудный путь к очевидности. М., 2003. С. 332.

14 Тартаковский А.Г. 1) 1812 год и русская мемуаристка: Опыт источниковедческого изучения. М., 1980; 2) Русская мемуаристика XVIII - первой половины XIX в. От рукописи к книге. М., 1991;3) Русская мемуаристика и историческое сознание XIX в. М., 1997.

15 РГВИА. Ф. ВУА. Д. 3376. Ч. III. Л.243-244.

16 РГВИА. Ф. ВУА. Д. 3376. Ч. III. Л. 212-221.

17 РГВИА. Ф. ВУА. Д. 3376. Ч. III. Л. 413-419.

18 РГИА. Ф. 1409. Оп. 1. Д. № 2454. Л.1-126.

19 Дурново Н.Д. Дневник 1812 года // 1812 год… Военные дневники. М., 1990. С. 48-113.

20 Миркович Ф.Я. Из дневника конно-гвардейского офицера Ф.Я. Мирковича // Русский архив. 1888. №1. С. 41-231; 1890. №1. С. 394-405.

21 Пущин П.С. Дневник. 1812 - 1814. Л., 1987.

22 РГВИА. Ф. 84. Оп. 1. Д. 29. Л. 1-46.

23 Симанский Л.А. Журнал участника войны 1812 года // Военно-исторический сборник. 1913. №2.

24 Суханин А. Из журнала участника войны 1812 г. // РС. 1912. Т. 149. №2. С. 271-283; №3. С. 481-490.

25 Чичерин А. Дневник. 1812 - 1813. М., 1966.

26 Щербинин А.А. Военный журнал 1813 г. // 1812 год… Военные дневники. М., 1990. С. 251-300.

27 ГАРФ. Ф. 1153. Оп. 1. Д. 85. Л. 24-39.

28 Письмо Г.С. Батенькова А.А. Елагину. 1 декабря 1816г. г. Тобольск // Батеньков Г.С. Сочинения и письма Т. 1. Письма. Иркутск, 1989. С. 106; А.Ф. Бриген. Письма // Бриген А.Ф. Письма. Исторические сочинения. Иркутск, 1986. С. 73, 78-80, 86-88; Каховский П.Г. Из писем // Избранные социально-политические философские произведения декабристов. Т.1. С. 212-221; Лунин М.С. Письмо Ипполиту Оже от 5 ноября 1816 г. г. Париж // Лунин М.С. Сочинения, письма, документы. М., 1988. С. 235, 236; Муравьев А.Н. Письма // Муравьев А.Н. Сочинения и письма. Иркутск, 1986.С. 156, 157, 159, 160, 163-169, 178, 179, 188-190; Муравьев Н.М. Письма декабриста. 1812-1826 гг. М., 2000. С. 60, 61, 66-70; Письмо А.С. Норова отцу и матери от 10 октября 1812 г. на поле при р. Наре // К чести России. Из частной переписки 1812 года. М., 1988. С. 152-153; Письмо В.С. Норова матери от 20 мая 1813 г. лагерь под Швейдницом // К чести России. Из частной переписки 1812 года. М. 1988. С. 199, 200; Письмо В.С. Норова отцу и матери от 17 сентября 1813 г. г. Прага // К чести России. Из частной переписки 1812 года. М., 1988. С. 281. С.186; Письмо К. Ф. Рылеева отцу. 7 декабря 1812 года. г. С. – Петербург // К чести России. Из частной переписки 1812 года. М., 1988Э; Штейнгель В.И. Письма В.И. Штейнгеля на имя Николая I // Мемуары декабристов: Северное общество. М., 1981. С. 239-254; Чичерин А.В. Письма Александра Чичерина // Чичерин А. Дневник Александра Чичерина. М., 1966. С. 230-233, 238, 239, 243, 244, 247, 248; Якушкин И.Д. Письма // Якушкин И.Д. Записки, статьи, письма, документы. М., 1951. С. 202, 204, 205.

29 Манифест о даровании вольности и свободы всему Российскому дворянству // ПСЗ РИ. Собр. I. Т. XV. 1758-28 июня 1762. № 11444; Манифест о поединках 1787 года апреля 21-го // ПСЗ РИ. Собр. I. Т. XXII. 1784-1788. № 16535; Истинная политика знатных и благородных особ. СПб., 1745; О должностях человека и гражданина, книга к прочтению определенная в народных городских училищах Российской империи, изданная по высочайшему повелению царствующей императрицы Екатерины II. СПб., 1783; Шишков А.С. Рассуждение о любви к отечеству, читанное в 1812 году в Беседе Любителей Русского Слова // Шишков А.С. Собрание сочинений и переводов адмирала Шишкова Российской Императорской Академии Президента и разных ученых сообществ члена. Ч. IV. СПб., 1825. С. 147-185; Бестужев А.Ф. Правила военного воспитания относительно благороднаго юношества и Наставления для Офицеров военной службе себя посвятивших. СПб., 1807; Гераков Г. Совет молодым офицерам. Пг., 1809.

30 Глинка С. Н. Записки о 1812 годе С. Глинки первого ратника Московского ополчения. СПб., 1836. С. 164.

31 Термин «подданный» в русском языке конца XVIII-начала XIX в. имел значение «подлежащий власти Государя или другого какого верховного правителя», «преданный, верный, покорный». См.: Марасинова Е. Н. К истории политического языка в России XVIII в. // Отечественная история. 2005. №5. С. 7.

32 Лотман Ю. М. О семиотике понятий «стыд» и «страх» в механизме культуры // Лотман Ю.М. Статьи по семиотике искусства. СПб., 2002. С. 435.



 
Похожие работы:

«Сапарбаев Бахыт КОЙШИБАЕВИЧ Индустриальное развитие Казахстана во второй половине ХХ - начале ХХI веков (историко-модернизационный аспект) 07.00.02 – Отечественная история (История Республики Казахстан) Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора исторических наук Республика Казахстан Алматы, 2010 Работа выполнена в отделе Истории Казахстана советского периода Института истории и этнологии им. Ч.Ч.Валиханова КН МОН РК. Научный...»

«Озерский Иван Викторович ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО НА ЮГЕ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ В ПОРЕФОРМЕННЫЙ ПЕРИОД (70-Е ГОДЫ XIX В. – ОКТЯБРЬ 1917 Г.): ОСОБЕННОСТИ И РОЛЬ В МОДЕРНИЗАЦИИ СОЦИОКУЛЬТУРНОГО ПРОСТРАНСТВА РЕГИОНА Специальность07.00.02 – Отечественная история Автореферат диссертациина соискание ученой степени кандидата исторических наук Майкоп – 2013 Диссертация выполнена на кафедре истории и музееведения ФГБОУ ВПО Краснодарский государственный университет культуры и...»

«НОВИЧКОВА Оксана Владимировна Российская провинция первой четверти XIX века глазами французских современников Специальность 07.00.02. – Отечественная история АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Саратов - 2007 Работа выполнена на кафедре истории России Саратовского государственного университета им. Н. Г. Чернышевского Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор Парсамов Вадим Суренович Официальные оппоненты: доктор...»

«Толмачёва Елена Анатольевна СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ГОРНО-ГЕОЛОГИЧЕСКОЙ СЛУЖБЫ В РОССИИ И СССР: 1882 – 1928 ГГ. (НА ПРИМЕРЕ КУРСКОЙ ГУБЕРНИИ) Специальность 07.00.02 – Отечественная история автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Курск 2011 Работа выполнена на кафедре истории Отечества Курского государственного университета Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор Салтык Галина Александровна Официальные оппоненты: доктор...»

«РУЖИЦКАЯ Ирина Владимировна Законодательная деятельность в царствование императора Николая I Специальность 07.00.02 – Отечественная история А втореферат диссертации на соискание ученой степени доктора исторических наук Москва – 2011 Работа выполнена в Центре История России в XIX веке Института Российской истории РАН Официальные оппоненты : доктор исторических наук, профессор Выскочков Леонид Владимирович...»

«Кенкишвили Симон Наскидович БРИТАНО – РОССИЙСКИЕ ОТНОШЕНИЯ: ВОСТОЧНЫЙ ВОПРОС И КИПРСКАЯ ПРОБЛЕМА (Середина 50-х – начало 80-х гг. XIX в.) Специальность 07.00.03 – всеобщая история (новая и новейшая история) АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание учёной степени кандидата исторических наук Ростов-на-Дону – 2007 Диссертация выполнена на кафедре новой и новейшей истории Южного федерального университета Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор Узнародов Игорь...»

«Бушина Наталья Александровна ПРОБЛЕМЫ ЗОЛОТОПРОМЫШЛЕННОСТИ НА СТРАНИЦАХ СИБИРСКОЙ ПЕЧАТИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX ВЕКА Специальность 07.00.02 – Отечественная история АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Иркутск – 2007 Работа выполнена на кафедре истории России ГОУ ВПО Иркутский государственный университет. Научный руководитель: кандидат исторических наук, доцент Шахеров Вадим Петрович Официальные...»

«Ало Саеед Кхудейда Советско-иракские отношения и позиции СССР по курдской проблеме в 1958-1991 гг. Специальность: 07.00.02 – Отечественная история АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Ростов-на-Дону - 2010 Диссертация выполнена на кафедре Отечественной истории новейшего времени исторического факультета Южного федерального университета Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор Трут Владимир Петрович Официальные...»

«САМОВИЧ Александр Леонидович ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА В ОТНОШЕНИИ ИНОСТРАННЫХ ВОЕННОПЛЕННЫХ (XIX – начало ХХ в.) Специальность 07.00.02 – Отечественная история А В Т О Р Е Ф Е Р А Т диссертации на соискание ученой степени доктора исторических наук МОСКВА–2011 Диссертация выполнена на кафедре истории Федерального государственного военного образовательного учреждения высшего профессионального образования Военный университет...»

«Кузьмин Андрей Валентинович ТИТУЛОВАННАЯ И НЕТИТУЛОВАННАЯ ЗНАТЬ СЕВЕРО-ВОСТОЧНОЙ РУСИ XIII – ПЕРВОЙ ЧЕТВЕРТИ XV В. (ИСТОРИКО-ГЕНЕАЛОГИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ) Специальность 07.00.09 – Историография, источниковедение и методы исторического исследования АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Москва – 2013 Работа выполнена в Центре истории русского феодализма Института российской истории РАН Научный руководитель: доктор исторических наук,...»

«НАФИКОВ Ильсур Закирзянович Формирование системы мусульманского образования в России (1990-е - 2000-е гг.) Специальность 07.00.02 – Отечественная история АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Казань – 2013 Работа выполнена на кафедре политической истории Института истории Казанского (Приволжского) федерального университета Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор кафедры политической истории ФГАОУВПО Казанский...»

«Кириленко Александр Александрович ГЕРМАНО-ГЕРМАНСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В ПОЛИТИКЕ ФРГ (1973-1989 гг.) Специальность 07.00.03. – всеобщая история (новая и новейшая история) Автореферат диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук Калининград 2010 Работа выполнена в ФГОУВПО Российский государственный университет имени Иммануила Канта. Научный руководитель: кандидат исторических наук, доцент Золов Александр...»

«СОЛОВЬЕВ КИРИЛЛ АНДРЕЕВИЧ ЗАКОНОДАТЕЛЬНАЯ И ИСПОЛНИТЕЛЬНАЯ ВЛАСТЬ В РОССИИ В 1906 – 1914 гг.: МЕХАНИЗМЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ 07.00.02 – Отечественная история АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора исторических наук Москва – 2012 Работа выполнена на кафедре истории России нового времени Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования Российский государственный гуманитарный университет Научный консультант...»

«ВИНОКУРОВ Дмитрий Александрович ИОСИФ ВОЛОЦКИЙ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ИСТОРИОГРАФИИ XIX – XX вв. 07.00.09 – Историография, источниковедение и методы исторического исследования Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата исторических наук Казань – 2012 Работа выполнена на кафедре Отечественной истории ФГОУ ВПО Башкирский государственный педагогический университет им. М. Акмуллы Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор Обыденнова Гюльнара Талгатовна...»

«ПЕРИНОВ Владимир Викторович МУСУЛЬМАНЕ В ЗАБАЙКАЛЬЕ (середина XIX века – 1917 год) Специальность 07.00.02 – отечественная история АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Улан-Удэ 2010 Работа выполнена в отделе истории, этнологии и социологии Учреждения Российской академии наук Института монголоведения, буддологии и тибетологии Сибирского отделения РАН Научный руководитель: доктор исторических наук, доцент Кальмина Лилия Владимировна...»

«Маркдорф НатальяМихайловна Иностранные военнопленныеи интернированные вЗападной Сибири: 1943-1956 гг. Специальность: 07.00.02–Отечественная история Автореферат диссертации на соисканиеученой степени доктора историческихнаук Новосибирск 2012 Работа выполнена всекторе истории социально-экономическогоразвития Федеральногогосударственного бюджетного учреждениянауки Институт истории Сибирского отделенияРоссийской академии наук Научныйконсультант:доктор исторических наук, профессор...»

«МУХИНА Наталья Евгеньевна ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ ЮГО-ВОСТОЧНОЙ ЖЕЛЕЗНОЙ ДОРОГИ И ЕЕ РОЛЬ В ЭКОНОМИЧЕСКОМ РАЗВИТИИ ЦЕНТРАЛЬНОГО ЧЕРНОЗЕМЬЯ (1865-1913) Специальность: 07.00.02- Отечественная история АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Воронеж – 2007 Работа выполнена в Воронежском государственном техническом университете. Научный руководитель доктор исторических наук, профессор Душкова Наталия Александровна Официальные оппоненты: заслуженный...»

«Дерягина Ирина Геннадьевна ИСТОРИЯ ЮЖНОЙ АФРИКИ (ЮЖНО-АФРИКАНСКАЯ РЕСПУБЛИКА) С КОНЦА XIX ВЕКА ПО 1961 ГОД В ИСТОРИОГРАФИИ: ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ И ТЕНДЕНЦИИ Специальность 07.00.09 – Историография, источниковедение и методы исторического исследования АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Волгоград 2010 Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования Волгоградский государственный...»

«Рябкова Марина Николаевна Вузовская интеллигенция Челябинской области в годы перестройки (1985 – 1991 гг.) Специальность 07.00.02 – Отечественная история А в т о р е ф е р а т диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Челябинск – 2011 Работа выполнена на кафедре истории России ФГБОУ ВПО Южно-Уральский государственный университет (национальный исследовательский университет) Научный руководитель – доктор исторических наук, профессор Сибиряков Игорь...»

«УДК: 008 : 94 (47 + 57) ОСТРОВСКИЙ ОЛЕГ БОРИСОВИЧ ИСТОРИЧЕСКИЕ УСЛОВИЯ ФОРМИРОВАНИЯ РУССКОЙ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ КУЛЬТУРЫ В 1801-1825 ГГ. Специальность: 07.00.02 – Отечественная история АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора исторических наук Санкт-Петербург 2007 Диссертация выполнена на кафедре русской истории ГОУ ВПО...»








 
2014 www.avtoreferat.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Авторефераты диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.